{"id":3824,"url":"\/distributions\/3824\/click?bit=1&hash=a0d33ab5520cacbcd921c07a49fc8ac5b78623b57936b992ce15c804b99210d4","title":"\u041a\u0430\u043a\u0443\u044e \u0440\u0435\u043a\u043b\u0430\u043c\u0443 \u043c\u043e\u0436\u043d\u043e \u0434\u0430\u0442\u044c \u043d\u0430 DTF \u0438 \u043a\u0442\u043e \u0435\u0451 \u0443\u0432\u0438\u0434\u0438\u0442","buttonText":"\u0423\u0437\u043d\u0430\u0442\u044c","imageUuid":"75ec9ef4-cad0-549d-bbed-1482dc44e8ee","isPaidAndBannersEnabled":false}
Музыка
Ilya Scherbakov

«Вилками в глаз, или…?». История альбома Blackout, принесшего Scorpions мировую славу

Немного могучей рок-классики. Больное горло вокалиста, обойма суперхитов и окончательное признание группы в «англо-американской» рок-среде

В 80-е, золотую эпоху хард-н-хэви, Scorpions вошли если не королями, то уж точно принцами – принцами, вознамерившимися повести своё королевство в бой на другое, диктовавшее моду на тяжёлый рок. На территории за спинами Скорпов просекли актуальную фишку в гитарной музыке и решили доказать, что на неметчине умеют делать не только эстраду и краут-рок.

В активе группы уже было 2 мощных альбома – Lovedrive 1979 года, ставший золотым на их родине, а также во Франции и США, и выпущенный следом не менее успешный Animal Magnetism, взявший в Штатах аж платину. Казалось, можно было почивать на лаврах, снимая сливки с неожиданного международного успеха, но как и подобает любым уважающим себя завоевателям, нужен был контрольный выстрел. Такой, чтобы наверняка. Чтобы взять публику окончательно и бесповоротно.

Блицкриг был намечен на 1982 год. И внезапно все наступательные планы оказались под угрозой…

Горло Клауса

Ритм-гитарист Скорпов Рудольф Шенкер описывает обстановку, царящую в стане группы перед записью, как мегапродуктивную и наипозитивнейшую: «энергия била через край, и нам не терпелось после многомесячных гастролей снова оказаться в студии. Вот только Клауса Майне что-то беспокоило. Оказалось, что у него начались проблемы с голосом. Он больше не мог петь (о чём ему напрямую сказал врач), что само по себе было приговором для любого вокалиста.

Такой поворот событий мог убить любую группу – достаточно представить себе настроившихся на сворачивание гор творческих людей, лишившихся главного компонента: вокала. И какого вокала!

Интересно, что первопричина проблем Клауса была в том, что он полагался на свой природный вокальный талант и с голосом никак не работал. Мол, все эти упражнения, они для слабаков. И теперь сам оказался в шкуре слабака, которому нужно было потихоньку совершать все упражнения с нуля.

Операция стала лишь маленьким шажком к прогрессу. Под вопросом было главное: сможет ли он теперь петь так, как пел раньше? Известия были одна хуже другой: например, шов на его горле воспалился и на нём образовался полип. Результат – новая операция. И после неё настал момент истины – Клаус обратился к венскому оперному певцу, вместе с которым начал восстановление своего голоса. Сам он при этом попросил Шенкера о поиске нового вокалиста, дабы не тормозить успех группы. Руди категорически отказал. Но – обратился к знаменитому Дону Доккену, который тоже записывался на студии Дитера Диркса, чтобы тот записал демо-версии новых песен. Чтобы ни музыканты не простаивали, ни материал не залёживался. Важно отметить, что на глазах Доккена творились сразу два шедевра – помимо Blackout в студии Диркса другие немецкие рок-герои Accept записывали Russian Roulette – свой последний альбом в золотом составе.

«Дон записал с ними несколько песен», - позже объяснила Майне. «Мне сделали несколько операций, и я отдыхал примерно шесть месяцев или около того. Когда я, наконец, вернулся, я был в действительно хорошей форме. Я даже пел высокий бэк-вокал, как и на старых записях».

Доккен пел, Диркс оттачивал аранжировки, поддерживая рабочий материал в актуальном состоянии, а Клаус…получил новый импульс для борьбы за свой голос, восстановление которого шло относительно успешно. Вскоре Шенкер съездил отдохнуть на Филлипины, а затем они с Майне отправились в Токио, на PR-поездку. В Токио Рудольф почувствовал, как он говорит сам, что Клаус, вдохновившийся атмосферой японского вояжа, точно запоёт после возвращения. Так и произошло – вернувшись в студию, Майне стряхнул последние остатки недуга. Шенкер говорит, что его пение внезапно стало гораздо мощнее и выразительнее, чем было до этого. Ну а записи с Доккеном, по словам самого Дона, никто никогда не услышит. Потому что это был просто «рабочий момент».

Всего на запись альбома ушёл год. Запись велась во Франции и в Германии. За музыку отвечал Рудольф Шенкер, а текстами занялись Майне и ударник Герман Раребелл. Наконец, весной 1982 года долгожданный альбом увидел свет.

Шедевр от А до Я

Заглавный трек – Blackout – был придуман во время мощнейшего бухача в Кливленде с коллегами из Judas Priest и ещё зелёными Def Leppard, которых Рудик напоил «фирменным коктейлем» Скорпов из пива, вина и вискаря в равных пропорциях. Жертвой загула стал телевизор в номере «Леппардов», в который Шенкер вылил стакан такого напитка. Так что Blackout означает не что иное, как «провал в памяти» по известно какому поводу. После вечеринки с «Прист» музыканты не помнили вообще ничего, и Клаус сочинил по этому поводу текст.

Следующий трек альбома - «Can't Live Without You». Хорошая ритмичная песня, но не такая запоминающаяся и цепляющая за душу, как «No One Like You», занявшая первое место в американском хитпараде Billboard Rock Tracks.

Правда, в официальный сборник WWE под названием Stone Cold Metal под редакцией Стива Остина она не вошла. Как не вошли и другие песни с этого альбома, который Стив Остин, являющийся бо-о-о-о-ольшим поклонником рока и метала, назвал в числе «десяти альбомов, изменивших мою жизнь». Вошла другая песня.

Подборка от Остина, равно как и выпущенный Винсом МакМэном альбом от его лица, приятно удивит любителей нестареющей рок-классики. Да и сам Стиви не изменяет своим музыкальным пристрастиям...

Yesterday’s ride.
Scorpions
Blackout
Из твиттера Стива Остина - поездка под Blackout

Следом настаёт черёд You Give Me All I Need – ещё одного прекрасного трека, вместе с No One… чуть притормаживающего ритм альбома до среднетемпового. И это правильно. Потому что дальше альбом разгоняется до космических скоростей на песнях Now! и феерической Dynamite. «Динамит» у автора этих строк входит в число самых любимых песен не только у группы, но и в мировой рок-культуре вообще. Концентрация химии Scorpions образца 80-х на 100% - мелодизм и стремительный напор.

Далее – Arizona. Хороший, но…проходной трек на фоне двух остальных. China White и When the Smoke Is Going Down. Первая, China White, иногда называется «скорповским «Кашмиром» (так у некоторых музыкальных журналистов принято обозначать любую относительно длинную песню с медленным ритмом).

И, да, снова повод вспомнить об старой гвардии рестлинга – именно под China White (сперва в оригинале, а потом в измененном виде) на ринг WCW выходил Сид Вишес. Песня ему идеально подходила: медленная и неторопливая, она словно доносила до оппонента главный посыл человека-машины Сида – «мне пофиг на тебя – я с тобой разделаюсь так же, как и с остальными».

Ну и наконец, When the Smoke Is Going Down, где всё понятно и так. Группа, мягко узурпировавшая себе такое понятие, как «рок-баллада».

Шедевр? Несомненно! Сам Шенкер, отвечая на вопрос о любимых альбомах Scorpions, называет среди них Blackout , Love Drive и Love at First Sting. Но самый главный для него – Blackout. Он ценен историей создания. Историей преодоления препятствий на пути к его записи. В конце концов, этот альбом стоит послушать всем тем, для кого Scorpions – это «не тру», а всего-навсего пара медляков на школьной дискотеке.

А ещё Рудольфу очень нравится обложка, на которой изображён…нет, не он сам, как думали многие (в том числе и автор этих строк в детстве), а австрийский художник (гусары, молчать!) Готфрид Хёльнвайн.

Так кто же на обложке?

В плане обложек своих альбомов Scorpions были ещё теми возмутителями спокойствия в эпоху борьбы родительских комитетов за нравственность рок- и метал-сцены. На Virgin Killer по современным (да и по тем тоже) меркам они поместили чуть ли не детскую порнографию. Клаус Майне рассказывает, что отзвуки скандала были даже 30 лет спустя: сайт этого альбома был заблокирован, и даже ФБР вмешалось. На In Trance была полуобнажённая грудь, как и на Lovedrive, а за обложку Animal Magnetism в нынешние «толерантные дни» группу бы просто уничтожили. А если кто-то думает, что на этом приключения Scorpions «в стране запрещённых обложек» были закончены, то он ошибается – в США была запрещена обложка с Pure Instinct, на которой в клетке, в окружении зверей, сидела семья из четырёх человек в костюмах Адама и Евы.

Так вот, про обложку Blackout. На ней красуется кричащий человек с забинтованной головой и впившимися в глаза вилками. Перед ним осколки стекла – судя по всему, от крика. Картина выглядит очень странно (как, впрочем, и все остальные творения Хёльнвайна) и непонятно, что она означает.

А означает она…автопортрет самого Готтфрида. По мнению экспертов, эта работа является частью традиции, берущей своё начало из 18 века, и к которой принадлежат гримасничающие скульптуры Мессершмидта.

Цель таких произведений искусства – демонстрация языка тела. Как это делал, к примеру, ещё один австриец – Эгон Шиле. Что же касается автопортрета Хёльнвайна, то смысл у неё, как оказывается, достаточно глубокий – человек, чью душу «хирурги лишили нервных волокон».

В 2010 году был обнаружен «двойник Готтфрида Хёльнвайна». Фотограф Питер Каплан сделал фото рабочих, участвующих в строительстве Всемирного торгового центра. И крайний справа по своему выражению лица ну очень напоминает обложку Scorpions…

Blackout взял платину в США и Канаде, и золото во Франции, обогнав по продажам двух своих предшественников. После выпуска этого альбома Scorpions окончательно взлетели на вершину. И не просто взлетели, а доказали, что их успех – не простое стечение обстоятельств. В 1983 году Scorpions отыграли на фестивале в Дортмунде – в компании рок-небожителей. Потому что сами стали таковыми.

Следом вышел чумовой по хитовости «двойной удар» из Love at First Sting и Savage Amusement, подкрепленный концертником World Wide Live . В статусе народных героев Скорпы приехали в СССР на Фестиваль Мира, где стали одними из главных действующих лиц. Потом, в 1990-м, задует «Ветер перемен» и альбом Crazy World станет прощальной гастролью золотого состава Майне-Шенкер-Ябс-Бухольц-Раребелл. Однако заканчиваются составы, но не заканчивается история группы... И это главное.

Нас ждут по всему миру, люди в разных странах говорят нам: «Вы не можете останавливаться, я хочу вас увидеть!» Перед сценой новое поколение. И нас это освежает, это определенно заливает новую кровь в наши вены.

Рудольф Шенкер
0
5 комментариев
Boris Gaykovich

Скорпы охуенни
Переслушиваю раз в пару месяцев

Ответить
Развернуть ветку
Ilya Scherbakov
Автор

Именно так! Я, конечно, переслушиваю их куда чаще

Ответить
Развернуть ветку
Сергей Алькин

Я как раз начал переслушивать их шедевральные альбомы 80-х и начала 90-х.Под старость на сладенькое потянуло)Но тяжело,щемит в сердце по безвозвратно ушедшей юности.По медлякам скорпов  на дискачах с такими-же юными старшекласницами.Эх...Хотя безусловно,их материал очень хорош не только балладами.Сейчас спустя 30 лет я взглянул на эту Великую группу немного под другим углом.И она прекрастна!

Ответить
Развернуть ветку
Ilya Scherbakov
Автор

"Но тяжело,щемит в сердце по безвозвратно ушедшей юности" - такие же впечатления!

Ответить
Развернуть ветку
Городской томагавк_два

Комментарий недоступен

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 5 комментариев
null