#Морапытается

mёртвый зимний

Палач вдалеке, взором вóрона рыщет,
Кого стережет, и чей голос он слышит
У ног своих грязных, но с чистой душой
Нет тягости, скорби, ликует сей сонм.

Прочь от меня, уходи в пустоту,
Твоя жизнь это змей, вьющийся в поле,
Крадущий тебя, тянущий во тьму,
Подайте же сил, отпустите на волю.

Змей тот ползёт, всё ближе и ближе,
Скоро умрёт, и вот он не дышит.
Лежит на снегу, без чувств и в покое,
В беспамятстве мутном, в глазах чернота,
По жизни он жертва, трагедий он полон,
В жилище его лишь копоть и мгла.

Дом уж облез, покусанный ветром,
В углу самом дальнем не ждет его бремя.
Одеялом накрыл бы он свое племя,
Но он одинок, и жертвенно слёг.
Не будет покоя, и нет тишины,
Все демоны времени нынче вольны
Сорвать тяжки цепи, сбросить оковы.
Природа сегодня не друг твой, покровы
Сорвёт она властно, укажет тропу,
Погрязшую в жажде и холоде, мглу,
Непроглядную, острую, словно картину
Тонкой линией, перед горящей рябиной,
Разрежет весь мир она, как? Вполовину?

Знать ты не можешь, скольких ей сил,
Упав на могилу, придётся лишиться.
Холодны колени, и руки черны,
Нужно лишь вспомнить, о чем были дни,
Светлые, юные, тихие дни,
Лишенные всякой причины молиться.

Прыгнуть в костёр иль в дремоту,
Грубо во объятья стальные упасть,
Сжав свои ребра, и тихо скорбя,
От боли, от радости, робко стонать.
Что-то внутри загорается, страсть?

Крепко раздавлена, жаркий поток
Тёмный, вишнёвый, во рту назревая,
Это ли жизни божественный сок,
Готовый поддерживать жизни сей пламя?

С той высоты, где свербит твоя рана,
Старого времени тёплый закат,
Ныне уже не найдешь, что искала,
Это и будет твоя благодать.

Примешь всю боль и укутаешь нежно,
В ладонь поместив для прямого броска,
Вдаль полетит вся тревога навечно,
А ты горевать будешь снова одна.

Мойра 2 в 1
Зимний тёмный трепет

На холодном полу.

Skjøll

Ест солнце, ест месяц, съест душу, съест плоть. И что он оставит нам после затмений? Ведь наш приговор это дикая ложь.

Сезон осень-зима

"Мечты о волках"

Йольский

Осенний наряд.

null