[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-229719-0", "render_to": "inpage_VI-229719-0-952491735", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Artemy Kozlov", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 6, "likes": 21, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "blog" }
Artemy Kozlov
1 004
Блоги

Про Tacoma

Tacoma — еще один потрясающий пример того, что можно сделать с симулятором ходьбы.

Поделиться

В избранное

В избранном

Подобные игры почти всегда создают ощущение, будто ты за кем-то подглядываешь. Обычно подглядывание пассивное: для тебя ставят череду герметичных сценок, и остается только смотреть. В Everybody's Gone to the Rapture с этим особенно плохо. What Remains of Edith Finch тоже такая, но она решает проблему, заставляя реагировать на происходящее. Например, одной рукой приходится ходить, а другой рубить головы мертвым рыбам — иначе не пройдешь дальше.

В Tacoma сделали иначе: в одной области почти всегда разыгрывают несколько сцен одновременно. Они то сходятся, то расходятся, то снова пересекаются. Пока ты следишь за одним диалогом, где-нибудь за стеной беседует кто-то еще, а потом все, например, встречаются и делают вид, что сейчас обсуждали вовсе не друг друга.

В этом весь процесс: пошел за одним, посмотрел, перемотал, пошел за другим. Узнаешь кто с кем заперся, кто с кем перешептывался, у кого что на уме, и постепенно связываешь все в одну картину. Причем делаешь это в удобном себе темпе: тут, похоже, можно дойти до конца, не посмотрев вообще ничего. И я копался в чужих вещах не потому что надо, а потому что увлекся.

Часто возникало чувство, будто я увидел что-то, чего видеть не должен был. Чувствовал себя не просто гадким вуайеристом, а очень находчивым гадким вуайеристом: «Вот никто эту штуку не нашел бы, а я нашел — какой же я молодец!» Для хорошей игры про исследование поддерживать это чувство очень важно. И тут Tacoma отлично справляется.

Забавно, что больше всего претензий к Tacoma предъявляют из-за ее политкорректности (в конце концов, ее сделали авторы Gone Home). Сегодня увидел в Стиме этот отзыв:

Если вкратце, товарищ жалуется, что Tacoma переполнена поверхностными левацкими идеями, так что аж тошно. Каждый герой — меньшинство, каждый тюбик с едой — веганский. По-моему, вполне себе видение будущего.

Хотя не без вопросов. В одной из комнат я нашел наполовину разгаданный кроссворд. Там было:

  • ​про Taco Bell из будущего (реально) — самую успешную сеть общепита после перехода на искусственно выращенное мясо;
  • про президента Маска в 2016 году;
  • про еврорубль в Евро-СССР (USSREU) в 2048 — и так далее.

Тут я и правда почувствовал, будто перебрали — это какая-то жирная пародия в жанре «моя первая антиутопия». Но это был всего один момент, когда меня действительно передернуло. Один маленький кусочек окружения среди сотен других. Ну пошутил кто-то, ну не смешно. Бывает.

В остальном... Ну да, веганская еда. Ну да, «меньшинства». Ну да, «каждый искусственный интеллект имеет право на свободу». Но в то же время на станции живут люди, и Tacoma делает на этом акцент, не подчеркивая, кто из них толстый, а кто черный. Ты видишь только силуэты, поступки и вещи, которые от них остались. А больше ничего видеть и не надо.

Медика знобит от тревожного расстройства. Механик ищет возможности пробиться в искусство. Админ страдает от того, что родители-хиппи не позволили сделать фильтрацию генов. И все хором охреневают от того, что скоро их всех могут заменить роботы.

У всех проблемы. Все люди. В Tacoma куда больше про них, чем про политику — и слава богу.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться