[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Антон Самитов", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","wolfenstein","destiny"], "comments": 51, "likes": 26, "favorites": 6, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "10915", "is_wide": "" }
Антон Самитов
4 933

Мнение: в современных шутерах слишком много катсцен

Почему играм, в том числе Wolfenstein II и Destiny 2, есть чему поучиться у Half-Life.

Поделиться

В избранное

В избранном

Wolfenstein II: The New Colossus

С ходом времени растут не только технические возможности игр, но и их бюджеты. К примеру, в 2016 году глава Epic Games Тим Суини (Tim Sweeney) заявил, что за десять лет средняя стоимость разработки игры ААА-класса возросла от 10-20 миллионов долларов до ста миллионов.

И разработчики рады делать свои проекты как можно более амбициозными. По словам Йенса Матиса (Jens Matthies), креативного директора студии Machine Games, работающей над Wolfenstein II, в озвучке персонажей грядущего шутера приняли участие более ста актёров. А продолжительность сюжетных роликов составит более трёх часов.

Однако, как считает автор портала PCGamesN Алан Уэн (Alan Wen), это не совсем то, что нужно игрокам. В особенности — в шутере от первого лица. Как ему кажется, постоянно обращаясь к катсценам, отрывающим пользователя от действия, создатели игр показывают свою неспособность рассказывать историю через геймплей.

В качестве примера журналист приводит серию Destiny. Проблемой сюжета первой части было то, что игрокам приходилось добираться до самого интересного, читая текст в «картах Гримуара» (Grimoire Cards) — специальных наградах, выдававшихся за достижения.

Destiny 2

В сиквеле разработчики решили изменить свой подход. Карты из онлайн-шутера пропали, однако вместо них Bungie добавили в Destiny 2 как можно больше сюжетных роликов. Некоторые из них, говорит Уэн, действительно могут заставить посмотреть на развивающиеся в игре события с другой стороны, например когда катсцены посвящены злодею Доминусу Гоулу. Однако большинство из них мало что добавляют повествованию, а лишь могут нарушить его темп.

В том же журналист обвиняет и Wolfenstein. Как он считает, игра слишком часто позволяет себе делать из игрока зрителя, в результате чего появляется разрыв между «актёром-Блазковитцем и его немым дублёром-каскадёром (в вашем исполнении)».

В случае с играми Machine Games это выглядит куда более странно. Создатели Wolfenstein ещё в The New Order доказали, что способны создавать запоминающиеся моменты, не прибегая к помощи постановочных роликов, например, в сцене в поезде с фрау Энгель. За всем эпизодом игрок наблюдал глазами главного героя.

Wolfenstein: The New Order

В The New Colossus такие моменты никуда не делись. К примеру, в одном из эпизодов главному герою нужно пройти по улице во время нацистского парада, чтобы встретиться с агентом сопротивления. Однако в закусочную, куда направляется Блазковитц, заходит офицер СС, что приводит к напряжённой сцене, напоминающей встречу с Энгель из первой части. Но всё напряжение моментально пропадает, когда сразу же после этого игроку показывают новую заставку.

Сцена с нацистским офицером начинается с 23-ей минуты

Автор при этом не упрекает разработчиков в том, что катсцены в их играх — ненадлежащего качества, плохо поставлены или скучны. Но можно обойтись и без них, уверяет Уэн. Ведь когда-то это удалось серии Half-Life.

​Valve задала стандарт интерактивного повествования, намертво привязав камеру к взгляду Гордона Фримена. В отсутствии заставок, и действие, и драма переплетаются. И происходит это не только в диалогах, но и в повествовании через игровой мир, которое игрок будет открывать сам.

Алан Уэн
журналист

Не забыли уроков Half-Life немногие, считает журналист. Редкий пример — одиночная кампания Titanfall 2, которой, говорит автор, удалось рассказать интересную историю, целиком с точки зрения пилота «Титана». Игроку позволили целиком погрузиться в мир игры, а механики и дизайн уровней только усилили это ощущение. А этого и должны добиваться игры.

#мнения #wolfenstein #destiny

Статьи по теме
Из русскоязычного трейлера Wolfenstein II убрали свастики
Авторы Wolfenstein II рассказали, как нацистские оккупанты в игре повлияют на жизнь в США
Глава Epic Games сравнил бюджет грядущей VR-игры студии со стоимостью первой Gears of War
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться