[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Антон Самитов", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0438\u043d\u043e"], "comments": 131, "likes": 82, "favorites": 15, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "11350" }
Антон Самитов
5 843

«Деятеля кино низвели до производителя контента, а зрителя — до потребителя»

Мартин Скорсезе в гостевой колонке для THR рассказал, как одержимость кассовыми сборами изменила кинематограф, и почему агрегаторы вроде Rotten Tomatoes «не имеют отношения к настоящей кинокритике».

Поделиться

В избранное

В избранном

По словам режиссёра, известного своими картинами «Таксист» и «Волк с Уолл-Стрит», за последние 20 лет киноиндустрия серьёзно изменилась, как в лучшую, так и в худшую сторону.

Перемены произошли на всех уровнях: от того, как создаются фильмы, до того, как их смотрят и обсуждают. У многих из них были и плюсы, и минусы.

К примеру, цифровые технологии позволили молодым людям снимать кино, имея над ним полный контроль. С другой стороны, исчезновение 35-мм кинопроекторов из большинства крупных кинотеатров — это настоящая потеря.

Мартин Скорсезе, режиссёр

Но главные перемены начались в 80-е, когда всё большую важность начали приобретать сборы того или иного фильма в прокате. Тема, раньше считавшаяся уделом деловых изданий, стала проникать в повседневные размышления о кино. И вместе с тем, как кажется Скорсезе, стала поощрять более резкий подход к критике.

Я имею в виду компании, исследующие рынок, такие как CinemaScore, и агрегаторы вроде Rotten Tomatoes, которые не имеют никакого отношения к настоящей кинокритике.

Они оценивают картину как оценили бы лошадь на скачках, ресторан в гастрономическом путеводителе или бытовую технику в «Вестнике потребителя». Всё это — кинобизнес, но связи с созданием или осмысленным просмотром кино не имеет. Деятеля кино низвели до производителя контента, а зрителя — до обыкновенного потребителя.

Мартин Скорсезе, режиссёр

Режиссёр отмечает, что среди кинокритиков встречается всё меньше людей, которые по-настоящему любят кино и знакомы с его историей. На их место пришли те, кому доставляет удовольствие наблюдать за чьей-то неудачей, за тем, как фильмы и их создателей «выбрасывают, отвергают и рвут на части».

В качестве примера он приводит отношение публики к фильму Даррена Аронофски «мама!», который был неоднозначно принят публикой.

Ещё до того, как я посмотрел «маму!», меня задело то, как жёстко её восприняли. Многим зрителям, кажется, хотелось дать фильму какое-то определение, загнать в какие-то рамки, осудить его. И многие, похоже, получали удовольствие от того, что он получил рейтинг «F» на CinemaScore. Это даже стало новостью. […]

[«мама!»] — это фильм ужасов? Чёрная комедия? Библейская аллегория? Или, быть может, притча о разложении, как моральном, так и природном? Наверное, понемногу этот фильм совмещает всё вышеперечисленное, но определённо не попадает ни в одну из этих удобных категорий.

Мартин Скорсезе, режиссёр

По словам Скорсезе, эту картину, в которой смешалось так много разных элементов, мог снять «лишь автор со страстью к кино». Но настоящий художник снимает фильмы не для публики, убеждён он.

Разумеется, критика необходима и у неё есть своя роль. А тестовые показы всегда будут служить своей цели, помогая найти ответ на «базовые вопросы» о том, работает ли фильм, как задумано. Но они могут и навредить. В качестве примера режиссёр вспоминает картину Орсона Уэллса «Великолепные Эмберсоны» 1942 года, отзывы с тестовых показов на которую студия использовала как предлог урезать фильм на час и переснять концовку. Остальной отснятый материал был утерян, и фильм вошёл в историю как «почти шедевр».

Так или иначе, Мартин Скорсезе убеждён, что время расставит всё на свои места.

Хорошие фильмы от настоящих авторов снимаются не для того, чтобы их расшифровывать, потреблять или без труда понимать. И даже не для того, чтобы они сразу кому-то нравились. Их просто снимают, потому что это было необходимо человеку по ту сторону камеры.

И, как хорошо известно любому, кто знаком с историей кино, есть множество картин, которые не приняли в момент выхода, но позже их признали классикой. Среди них «Волшебник страны Оз», «Эта замечательная жизнь», «Головокружение», «В упор».

Рейтинги Rotten Tomatoes и оценки CinemaScore вскоре уйдут. Возможно, на их место придёт что-нибудь похуже. А может быть, они уступят место новому взгляду и пониманию культуры кино. Тем временем, созданные с настоящим чувством фильмы, такие как «мама!» будут расти в наших головах.

Мартин Скорсезе, режиссёр

Фильм «мама!» вышел в российский прокат 14 сентября. Режиссёр Даррен Аронофски рассказал, что именно такой резкой реакции зрителей он и ожидал, когда задумывал картину.

#кино

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться