[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Дмитрий Мучкин", "author_type": "self", "tags": ["battlefield"], "comments": 42, "likes": 37, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "11623", "is_wide": "" }
Дмитрий Мучкин
7 897

Бесконечная осада

Спустя четыре года в Battlefield 4 до сих пор играют, но только на одной карте.

Поделиться

В избранное

В избранном

Журналист GamesRadar Алекс Авард (Alex Avard) написал материал про состояние игрового сообщества Battlefield 4 спустя четыре года после релиза. В игру до сих пор регулярно заходят десятки тысяч человек, и почти все они сражаются на одной-единственной карте — «Осада Шанхая».

Battlefield 4 вышла в 2013 году. За четыре года EA выпустила несколько дополнений и немного бесплатного контента, а большая часть игроков переключилась на другие игры. Однако у шутера до сих пор на удивление много преданных фанатов: на PlayStation 4 его регулярно запускают 15 тысяч человек, на Xbox One — девять тысяч.

И почти все они играют на одной карте — «Осада Шанхая». Изредка появляются серверы с «Операцией „Взаперти“» или «Дорогой Голмуд», но они быстро вытесняются вариантами с названиями вроде «Siege of Shanghai 24/7». На ПК ситуация менее радикальная, потому что у владельцев серверов на этой платформе больше возможностей, но и там «Осада Шанхая» пользуется огромной популярностью.

Причин у этого может быть несколько. Во-первых, несмотря на проблемы на старте, Battlefield 4 — очень хорошая игра. Она масштабная, красивая и продуманная, и в ней красиво разрушаются огромные здания.

Во-вторых, «Осада Шанхая», хотя бы в теории, — это кульминация мультиплеерных возможностей Battlefield 4. На ней можно найти применение любому виду техники, а в бою вертикальная плоскость так же важна, как и горизонтальная. В центре — небоскрёб, на крыше которого располагается контрольная точка, моментально привлекающая внимание обеих команд.

Но это в теории. На деле «Осада Шанхая» — неоднозначная карта, сражения на которой могут приносить как удовольствие, так и страдания. Авард опросил несколько пользователей Reddit, чтобы узнать, как относятся к «Осаде» заядлые игроки в Battlefield 4.

Так, пользователь с ником moistman_761 считает, что хозяева серверов выбирают эту карту, чтобы заработать побольше убийств на вертолёте.

Геймплей за пехоту раздражает, на крыше небоскрёба всегда происходит одно и то же, а на другие точки почти никто не ходит. Наземному транспорту не развернуться в узких проездах, а воздушный ограничен одним вертолётом, который всегда занят.

moistman_761
пользователь Reddit

Вертолёты — это и правда большая проблема «Осады Шанхая». Почти всегда они заняты умелыми пилотами, оттачивавшими свои навыки на протяжении нескольких лет. Они кружат вокруг небоскрёба, уничтожая каждого, кто хоть на секунду оказался на открытом пространстве, что превращает матч для всех остальных игроков в нескончаемый цикл возрождения и быстрой смерти от пулемётной очереди.

Некоторые считают, что секрет популярности карты в её разнообразии.

Я думаю, что она популярна из-за своего дизайна. Это не моя любимая карта, но я могу играть на ней сколько угодно, и мне не надоест. Всё дело в том, что на «Осаде» можно играть по-разному. Есть много удобных снайперских позиций, на улицах можно вступить в бой на средней дистанции, а на точках — на ближней. А когда рушится небоскрёб, то это всегда круто.

Deathwhisperz

Падение небоскрёба — работа механики Levolution, которая изменяет рельеф карты вследствие действий игроков. Пусть это событие и выглядит красиво, его польза для геймплея — спорный вопрос. К примеру, Meandarker считает, что лучше всего на «Осаде Шанхая» играется, когда здание не трогают.

Бои на точках D и E потрясающие, в них участвует наземная техника, а воздушная теряет господство. Проблема в том, что все всегда стремятся на C. На небоскрёбе может быть весело на протяжении нескольких минут, но в конце всегда прилетает вертолёт и всё портит.

Meandarker

Отдельные игроки, наоборот, считают небоскрёб главной достопримечательностью карты.

«Осада» — единственная карта во всём Battlefield, на которой мне хочется играть ещё и ещё. Отбивать небоскрёб от кемперов, отстреливать вертолёты с крыши. Это была первая карта, которую показали разработчики, и с тех пор она не перестаёт меня радовать.

ClaptrapBeatboxTime

Судя по всему, карта особенно популярна среди тех, кто предпочитает хаотичный геймплей, наполненный дешёвыми трюками вроде кемпинга и огромных серий убийств на вертолёте. Тем же, кто хочет чего-то более сбалансированного и отточенного, приходится страдать — ведь кроме «Осады Шанхая» играть практически не на чем.

Несладко приходится и тем, кто недавно приобрёл игру со всеми дополнениями — серверов для дополнительного контента практически нет. В этом вряд ли виновата DICE, ведь мало кто может предугадать, что будет с игровым сообществом через несколько лет. Но это показывает, насколько скоротечна жизнь современного мультиплеерного проекта в том виде, в котором его обещают издатели.

#battlefield

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться