[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Дмитрий Мучкин", "author_type": "self", "tags": ["callofduty"], "comments": 93, "likes": 16, "favorites": 4, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "12144" }
Дмитрий Мучкин
4 205

«Call of Duty давно не была так хороша»

Обзор первых рецензий на Call of Duty: WWII.

Поделиться

В избранное

В избранном

Новая часть Call of Duty возвращает франшизу к её корням: действие игры происходит во время Второй мировой войны. Больше нет джетпаков, роботов и бега по стенам — только обычные солдаты, сражающиеся с нацистами.

Фанаты давно ждали игру в классическом для серии сеттинге, и, судя по рецензиям, ожидание стоило того. WWII — не шедевр уровня Call of Duty 2, но, по словам критиков, это одна из лучших частей франшизы.

Журналист Gamespot Мигель Консепсьон (Miguel Concepcion) высоко оценил как кампанию игры, так и мультиплеерные режимы. По его словам, основная тема WWII — братство и сплочённость солдат.

В кампании эта тема изобретательно вплетена в геймплей: ваш отряд — это источник ресурсов. Роберт Зассман (Robert Zussman) выдаёт аптечки, а Дрю Стайлз (Drew Stiles) обеспечивает гранатами.

Мигель Консепсьон
критик Gamespot

Конспесьон похвалил саунд-дизайн и графику игры, а также отметил, что новый мультиплеерный режим «Война» — аналог «Штурма» из Battlefield — получился очень увлекательным.

Сражения здесь ограничены по времени. Хотя это перевешивает баланс в сторону защищающейся стороны, вне зависимости от команды у игрока есть множество возможностей повлиять на ход схватки. На всех доступных уровнях играть одинаково интересно.

Мигель Консепсьон
критик Gamespot

Среди недостатков игры, по мнению автора, только малое количество карт в «Войне» (их всего три) и запутанный интерфейс в «Штабе» — локации-хабе в мультиплеере.

Автору IGN Миранде Санчез (Miranda Sanchez) тоже понравилась одиночная кампания — в частности, умение игры вызывать эмоции.

На протяжении довольно короткой — около шести часов — кампании я прониклась сочувствием к Дэниелсу (главному герою — прим. DTF) и его отряду. Мне понравилось, что отношения между персонажами накалялись, пока они всё глубже погружались в пекло войны.

Миранда Санчез
критик IGN

Помимо этого, Санчез заметила, что отказ от вертикальности и гаджетов не сделал геймплей скучнее.

Теперь нужно быть более терпеливым, более точным. Здоровье Дэниелса не восстанавливается автоматически, а враги наступают быстро, так что нужно постоянно двигаться, чтобы выжить.

Миранда Санчез
критик IGN

Отдельные аспекты сюжетной кампании показались журналистке менее удачными: в частности, снайперские миссии и стелс. Как утверждает Санчез, стрелять из снайперской винтовки весело только первые пару минут, а реализация стелса оставляет желать лучшего.

Я тихо убивала нескольких противников, которые стояли ко мне спиной, но как только мне встречался враг, не отвернувшийся от меня на ровные 180 градусов, при нажатии на кнопку атаки мой персонаж ударял его прикладом, вместо того, чтобы зарезать ножом.

Миранда Санчез
критик IGN

Гораздо больше отрицательных сторон в Call of Duty: WWII обнаружил рецензент Polygon Расс Фруштик (Russ Frushtick). Основная проблема игры, по мнению журналиста, — несоответствие между серьёзностью тем, которые поднимает сюжет, и нереалистичностью геймплея.

Например, механика получения ресурсов от членов отряда подразумевает, что к солдатам нужно подбегать и нажимать кнопку, а это очень сложно сделать в гуще боя.

Я понимаю, что это должно олицетворять трудности, через которые приходилось проходить солдатам в реальности: когда они пытались найти медика или радиста в разгар схватки. Но это делает геймплей громоздким: приходится подставлять врагам спину, чтобы найти своего товарища.

Расс Фруштик
критик Polygon

По словам Фруштика, конфликт реализма и увлекательности присутствует и в других аспектах игры.

В один момент солдаты говорят о том, что не все немцы плохие, в другой — сотнями уничтожают их из пулемётов. Кампания пытается поднять «сложные» вопросы о войне, но перемежает их сценами чрезмерной, комичной жестокости.

Расс Фруштик
критик Polygon

Помимо этого, журналист отметил обилие клишированных персонажей в сюжете (обычный деревенский парень, «ботаник»-фотограф в очках, «крутой» парень из Чикаго, хмурый сержант) и неумение игры показать что-то новое.

Каждая миссия воспринимается как дежавю, как будто я уже проходил её в другой игре, будь то Medal of Honor: Allied Assault или даже первые части Call of Duty. Я высаживался на этот берег, я зачищал эти окопы, я проезжал на танке через эти улицы. Только одна миссия — в Париже — ощущалась как нечто новое, а остальные десять воспринимались как флэшбеки.

Расс Фруштик
критик Polygon

Единственная положительная сторона игры, упомянутая автором, — это возвращение в серию аптечек. Как считает Фруштик, они делают геймплей более осмысленным.

Релиз Call of Duty: WWII состоялся третьего ноября. На данный момент рейтинг игры на Metacritic составляет 86 баллов из 100.

#callofduty

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться