[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Вадим Елистратов", "author_type": "self", "tags": ["battlefront","\u043e\u0431\u0437\u043e\u0440\u044b"], "comments": 81, "likes": 89, "favorites": 8, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "12408" }
Вадим Елистратов
7 364

Девочка на побегушках — обзор кампании Star Wars: Battlefront II

О многопользовательском режиме Star Wars: Battlefront II в последние дни говорили так много, что про существование в игре полноценной сюжетной кампании можно было даже забыть. А у неё есть и свои неоспоримые плюсы, и свои минусы.

Поделиться

В избранное

В избранном

В этом тексте мы рассмотрим только сюжетную часть, а мультиплеер оставим для отдельного материала, так как на его изучение потребуется время.

Один выстрел — один труп

Одна из причин, по которой перезапуск DOOM был настолько хорош, это, как ни странно, встроенная в шутер система рукопашного боя. В погоне за здоровьем игрок был вынужден постоянно двигаться по карте и рвать противников на части. Эта и другие находки разработчиков позволили DOOM при его общей простоте не превращаться в банальный тир.

Когда речь идёт о сюжетных шутерах, грань между плоским тиром и действительно интересной позиционной игрой со стрельбой бывает очень тонкой. И все разработчики решают эту проблему по-разному — аптечками, бесконечными вражескими гранатами, дорогой режиссурой. Главное — чтобы игрок постоянно двигался.

Однако сколько бы я ни запускал одиночные кампании шутеров EA, сделанных при участии DICE, меня всегда не отпускало чувство, что главного героя заперли на многопользовательской карте с ботами.

Star Wars: Battlefront II тоже не избежала этой участи. Вступление с элементами стелса, которое так понравилось многим критикам, оказалось одной из немногих хоть сколько-нибудь самобытных миссий во всей кампании.

Большую часть времени сюжетного режима игрок находится на просторных линейных уровнях, забитых ботами.

В начале каждой стычки игра предлагает убить нескольких врагов в режиме стелса, но делать этого совсем не хочется. «Тихое» прохождение явно добавили как дань моде, потому что подкрадываться к противникам и бить их по голове дубинкой быстро становится скучно.

Поэтому обычно сразу начинается перестрелка, в которой главную героиню, Иден Версио, ничто не подталкивает двигаться вперёд. Здоровье в укрытии быстро восстанавливается, а противники как будто специально постоянно замирают, чтобы подставиться под выстрел.

Примерно через полчаса после начала кампании я заметил, что хладнокровно стреляю врагам только по головам. Это было бы нормально, если бы я играл с мышкой, но я проходил игру на PS4 Pro. Со стрельбой действительно что-то не так — она тут в чём-то близка к пиксель-хантингу, и даже мини-игра с перезарядкой не спасает ситуацию.

Чем дальше развивается сюжет, тем больше появляется видов противников: некоторые вооружены пулемётами, некоторые — снайперскими винтовками, но все они пасуют перед старым-добрым выстрелом в голову. Выделяются только враги с дубинками, которые бегут на главную героиню словно камикадзе из Serious Sam — только для того, чтобы умереть, не добравшись до своей цели.

Простота большинства перестрелок компенсируется резкими скачками в сложности. Например, на одном из уровней игрок сталкивается с десятками противников, которых прикрывает вражеский AT-ST. Проблема заключается в том, что боевая машина убивает Версио за один выстрел. Чуть замешкался — привет экрану загрузки.

Иногда Иден сама садится в наземную технику, но реализовано это не менее скучно, чем обычные перестрелки. Мы медленно идём вперёд на каком-нибудь AT-AT, просто закликивая всё живое на экране.

У главной героини есть три меняющихся способности — их можно добывать и настраивать в специальных ящиках. Но игра почти никак не вынуждает ими пользоваться. Та же временная неуязвимость, например, действует так мало, что проще просто лишний раз не высовываться. Да и дробовик — едва ли не самое приятное оружие в игре — тоже исчезает преступно быстро, он доступен только в течение нескольких секунд.

На постоянной основе Версио может носить только одну винтовку и одно тяжёлое оружие, к которому почти сразу заканчиваются патроны. Поэтому, добравшись до очередного хранилища, часто приходится выбирать нечто универсальное — чтобы в будущем не попасть впросак, оказавшись со снайперской винтовкой в ближнем бою. Подбирать оружие, выпавшее у врагов нельзя. Это странное решение, и оно определённо не делает игру веселее.

Про дизайн самих миссий за Иден Версио сказать особо нечего: чаще всего нужно просто двигаться вперёд, иногда — отбить несколько точек на большой карте, словно речь идёт о мультиплеере. Каких-то сложных механик, где нужно оборонять союзников, решать головоломки или носить с собой предметы, тут вообще нет. Из боссов только вражеская техника.

Герои приходят на помощь

Я специально выделил чисто шутерные фрагменты за главную героиню в отдельный пункт, потому что есть в Battlefront II и немного другой тип наземных миссий — героические.

Их EA скрывала до самого релиза, и в них из геймплея почти исчезает челлендж. Это просто небольшие аттракционы на радость фанатам.

Вопреки ожиданиям, на героев приходится целых пять миссий из двенадцати — почти столько же, сколько на протагонистку. Тут-то и становится заметно, что сценаристам Battlefront II намного проще с уже придуманными персонажами, чем с новыми.

В героических миссиях живее диалоги, есть много отличных шуток, да и сами уровни намного красочнее — чего стоит только трещащий по швам имперский завод или пещера с гигантскими жуками.

В этой части кампании у сценаристов как будто развязываются руки. Например, в миссии за Лэндо Калриссиана даже названия целей являются шутками, показывая его склонность к авантюризму — «Что-нибудь придумать», «Как-то выбраться отсюда» и в таком духе.

Геймплейно это те же самые миссии, что и с Версио, но исключительно от третьего лица (в заданиях за протагонистку камеру можно переключать) и без тяжёлого оружия. Только световой меч или мощный бластер.

У героев тоже есть три способности, но они мощнее и пользоваться ими действительно хочется. Например, Лэндо умеет бросать дымовые гранаты и видит через дым, что даёт ему ощутимое тактическое преимущество.

Героические миссии в игре подарили мне, пожалуй, самые яркие эмоции за всю кампанию, но связано это в основном с ностальгией — любыми героями, которых мне позволили увидеть в необычных местах и ситуациях. Когда Battlefront II говорит тебе «Сядь в Тысячелетний сокол и разберись с имперцами в воздухе», трудно не испытать детский восторг.

А самый смешной момент за всю игру вообще произошёл со мной случайно. Играя за Люка, я остался против одного штурмовика, и он примерно минуту не мог попасть в меня, тем самым не давая себя убить отражённым выстрелом.

Это был словно анекдот про штурмовика, воплощённый в реальность.

Впрочем, у героических частей тоже есть свои недостатки. За последние годы игры от третьего лица сделали огромный качественный скачок. Это не просто камера за спиной, это целая философия. Тот же Натан Дрейк из Uncharted 4 — это десятки тысяч бесшовно перетекающих друг в друга анимаций. Однако Battlefront II как будто пропустила последние 10 лет эволюции TPS.

Анимация героев не отличается разнообразием, они не умеют прилипать к укрытиям, не умеют забираться на препятствия и так далее. Это просто модельки, которые нам показывают со спины. Если это приемлемо для мультиплеера, то для кампании совсем не годится — особенно в такой дорогой игре.

Игра не умеет показывать физические столкновения главного героя с другими персонажами

Что раздражает ещё сильнее: разработчики проделали практически нулевую работу по адаптации самой стрельбы к виду от третьего лица. Ты постоянно попадаешь в стены и углы, просто потому что ты видишь противника, а твой герой — нет. Об этом предупреждает возникающий на экране крест, но высунуться никак нельзя — такой функции просто нет.

Очень хочется переключить камеру и стрелять в то, что ты видишь, но нельзя — EA как будто вынуждает нас смотреть на затылки персонажей, лицензия на которых стоит миллионы долларов.

В бой идут одни штурмовики

За самую классную геймплейную часть кампании отвечает студия Criterion — авторы Burnout (остальное делали DICE и EA Motive). Полёты в Battlefront II простенькие, но именно здесь возникает ощущение масштаба и эпичности, которых прежде всего ждёшь от «Звёздных войн».

Причём на эффект работают именно геймплейные мелочи — чувство скорости, управление. И битвы с истребителями тут сделаны так как надо — ты садишься на хвост врагу, расстреливаешь его, зрелищно пролетаешь через оставленный им след пылающего мусора, а потом хищно разворачиваешься в поисках новой цели.

Правда, самыми беспощадными противниками здесь обычно оказываются не враги, а космические обломки. Игра не прощает даже совсем лёгких столкновений, поэтому красочная миссия, где герои просто летят через остатки Звезды смерти, может оказаться для кого-то сложнее, чем самая страшная воздушная бойня в игре.

Дизайн лётных заданий не сильно отличается от того, что мы видим на земле — нужно то уничтожить несколько кораблей, то несколько спутников — но сама механика полёта доставляет огромное удовольствие.

Технический шедевр, но не совсем

Факт, с которым вряд ли кто-то будет спорить — Battlefront II невероятно круто выглядит и звучит. 2017-й год прошёл на консолях под знаком красивых шутеров с поддержкой 60 кадров, и игра EA отлично вписывается в этот тренд. Здесь хорошо выглядит всё — от откровенно коридорных уровней до масштабных битв в пустыне.

Но у всех трёх составляющих кампании Battlefront II есть не только общие плюсы, но и общие минусы. Например, в игре очень странная система чекпоинтов. Я не могу вспомнить, когда в последний раз шутер без претензий на хардкорность вынуждал меня переигрывать такие длинные отрезки. Тем более, что в Battlefront II это совсем не интересно. Даже Wolfenstein II позволяет сохраниться в любой момент, хотя это обычно и не требуется.

Это особенно критично, ведь в игре есть фрагменты, где герои могут умереть от одного неудачного движения. В середине кампании сложный бой начинался сразу после кат-сцены, и мне пришлось переслушать один и тот же диалог главных героев больше пяти раз. Если это попытка искусственно растянуть игру, то очень неудачная.

Кат-сцены выполнены на самом высоком техническом уровне — особенно, в плане актёрской игры и анимации, однако в них кроется одна из главных проблем большинства игр EA последнего времени.

Дело в том, что кат-сцены в Battlefront II — это заранее записанные ролики со следами компрессии и немного другим звуком. И если в диалогах это совсем не беспокоит, то в экшен-сценах возникает ровно та же проблема, что и в недавней Need For Speed — перед самым зрелищным моментом игру выключают и включают «кино», в котором вы не принимаете никакого участия.

На фоне Call of Duty: WWII и Wolfenstein II это выглядит как минимум бедно. Да и просто раздражает, когда в самые интенсивные и драматичные моменты для героев ты резко превращаешься из участника событий в зрителя.

История Иден Версио

Но самое большое разочарование в Battlefront II меня ждало в самой истории. Иден Версио изначально была заявлена как противоречивый антигерой, и в первых главах за неё играть действительно некомфортно.

Просто представьте: это шутер по «Звёздным войнам», где вы безжалостно убиваете повстанцев. Сердце немного ёкает, когда среди противников появляются девушки с причёсками на манер той, что иногда носила принцесса Лея.

Однако противоречивость Версио на практике оказалась пшиком. После взрыва Звезды смерти в Империи воцарился хаос, а её власти как будто намеренно начали себя вести настолько по-свински, чтобы у Иден осталась только одна опция — примкнуть к повстанцам и закончить войну на их стороне.

В первые часы кампании тема «Имперцы тоже люди» действительно работает, заставляет взглянуть на «Звёздные войны» по-новому. Чего стоит только миссия, где Люк и член отряда Инферно вместе оказываются в заточении и работают сообща.

Однако стоит только Иден перейти на сторону повстанцев, как игра превращается в стандартную историю из вселенной «Звёздных войн» — про победу добра над злом и про семейные узы.

И это не было бы так слабо, если бы не миссии за других персонажей. Иден как будто не главная героиня, а всего лишь удобное связующее звено для «героических» миссий и эпичных битв. Девочка на побегушках.

Иден, существующая в каноне «Звёздных войн» где-то на заднем плане, позволяет показать множество известных героев, локаций и фрагментов истории вселенной, так и не добравшихся до большого экрана. Благодаря этой девушке, мы можем посмотреть на то, как Лея спасает Набу, или на битву при Джакку, последствия которой были показаны в седьмом эпизоде «Звёздных войн».

Проблема только в том, что нам обещали нового сильного героя, а Версио так и остаётся, скорее, красивой витриной для контента по «Звёздным войнам», чем полноценным персонажем. И её личная драма не вызывает эмоций даже в самом финале — слишком уж мало времени в игре посвятили ей самой.

Нет, актриса, играющая Версио, блестяще справляется со своей задачей, и ролики в игре отлично написаны, но их просто слишком мало. Трудно проникнуться драмой Иден, когда тебя то и дело выдёргивают посмотреть на какого-нибудь героя из старой трилогии.

Но даже без того размытый финал истории Версио, где она выступает скорее пассивным свидетелем, нежели активным героем, сценаристы умудряются смазать ещё больше — клиффхэнгером с заделом на грядущие DLC и Battlefront III. От этого история Версио кажется ещё более скомканной и незаконченной.

Простой тест

Чтобы понять реальное качество игры, фильма или сериала по гигантской франшизе уровня «Звёздных войн», нужно попробовать мысленно выкинуть из уравнения фактор фанатизма и посмотреть, что останется.

Без «Звёздных войн» кампания Battlefront II — это непонятное чудище из наработок трёх студий. Не всегда продуманное, не всегда равномерное по качеству, не всегда одинаково интересное и весёлое.

Безусловно, в этой игре заметно присутствие EA Motive: сюжетная часть выполнена намного лучше, чем в тех же Battefield 3, Battlefield 4 и Battlefield 1. Однако кампания Battlefront II — это по-прежнему не полноценный продукт, а приложение к мультиплееру. Да и на фоне недавней Wolfenstein II попытки местных сценаристов создать драму кажутся, скорее, безуспешными.

Первой Battlefront можно было простить что угодно, включая малое количество контента, потому что это было грандиозное возвращение «Звёздных войн» в игры AAA-класса. Но во второй части этого чувства новизны уже нет. Никакие аутентичные звуки, никакие безупречно нарисованные «стар-дестройеры» не скроют отсутствие у кампании целостности и законченности.

Разные студии, разные концепции, разные идеи тащат её в разные стороны, а ведь с такой технологической базой у разработчиков мог получиться если не полноценный эпизод «Звёздных войн», то как минимум спин-офф уровня «Изгоя-один».

#battlefront #обзоры

Статьи по теме
EA на 75% уменьшила виртуальные цены на героев в Battlefront II
Представители индустрии встали на сторону EA после угроз разработчикам Battlefront II
Разработчики ответили на сообщения о гринде персонажей в Battlefront II
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться