{ "author_name": "Eugenia Russiyan", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 21, "likes": 20, "favorites": 4, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "12831", "is_wide": "" }
Eugenia Russiyan
647
Блоги

Late Shift. Чаша, деньги, два китайца

Поделиться

В избранное

В избранном

Ровно год назад, 24 ноября 2016 года, на отечественных киноэкранах состоялся выход «первого интерактивного кино – совершенно уникального жанра, в котором зрители могут прямо влиять на события в фильме». Эксперимент, что называется, «не зашел»: рядовой зритель не привык, чтобы во время просмотра вместо методичного поедания попкорна нужно было судорожно тыкать кнопки в смартфоне, а геймеры лишь усмехались на форумах: «Никогда такого не было, и вот опять». Крылась ли главная причина провала в неграмотно выстроенной пиар-кампании? Как бы там ни было, Late Shift («Ночная игра» в российской локализации) практически не оставила следа в памяти ни первых, ни вторых.

Разработчики Late Shift, швейцарская компания CtrlMovie совместно с уэльскими издателями Wales Interactive, не падали духом и пошли на закономерный шаг: в апреле 2017-го состоялся релиз для Steam, PlayStation 4 и Xbox One. Теперь широкие массы, искушенные интерактивными новеллами от Quantic Dream и сериалами от Telltale Games, могли вкусить законнорожденный плод любви кинематографа и игродельства. Что ж, фурора опять-таки не произошло – и вот почему.

Когда коллега говорит вам, что сегодня «будет тихая и спокойная ночка», – готовьтесь к худшему

Сначала о сюжете. Мэттью Джонсон, бедствующий студент-математик, живет в Лондоне и подрабатывает ночным сторожем на автостоянке для «железных цыпочек» – шикарных автомобилей экстра-класса. Одну из типичных смен, которую Мэтт коротает за чтением учебника по алгоритмам теории игр («Дилемма заключенного» всплывет обязательно), прерывает сначала появление сногсшибательной (кому как) красотки, а затем – вторжение на стоянку злоумышленника и угон одного из подопечных герою «мазерати». Дальше сюжет успешно эксплуатирует всевозможные штампы криминальных фильмов (хотя кому это мешает у того же Гая Ричи?): погони и взломы, убийства и подставы, китайская мафия и бесценный антиквариат – и, конечно же, предсказуемая романтическая линия...

От решения, которое нужно принимать очень быстро (в течение 5 секунд не нажмете кнопку – покажут режиссерскую версию), зависит, насколько (спойлер: иногда кардинально) по-разному будут проигрываться одни и те же ситуации, каким образом персонажи доберутся до цели и какие сюжетные главы – всего их 14 – вам откроются. Концовок в фильме 7, «счастливая» при этом только одна; количество принятых решений, согласно обещаниям разработчиков, может достигать 180. После финальных титров (а они тут огромные, над проектом трудилась прорва народу) вам услужливо покажут ваши результаты, призывая в следующий раз сделать что-то немножечко иначе. А может, вообще все! Как далеко можно зайти в качестве демиурга этого фильма?

Вот эта невзрачная мисочка – причина бессчетного количества убийств, предательств и даже войн

Жанровое определение «интерактивное кино» – понятие весьма растяжимое. В Her Story прохождение напоминает собирание пазла, где итоговая картинка всегда одна и та же, а выбор заключается в том, какой кусочек мозаики вы достаете из коробки. Упомянутые выше короли интерактивности (об успехах которых, пожалуй, не знать можно, лишь вовсе не имея знакомства с компьютерными играми) знамениты своими играми с широкой сюжетной вариативностью и жесткими моральными дилеммами. Тут же расположились и Life is Strange, недавно обретшая продолжение, и представитель не столь частого интерактивного хоррора на выживание Until Dawn.

Late Shift в этом ряду выделяется как действительно интерактивное кино в полном смысле этого слова (как в части интерактивного, так и кино). Это настоящий, традиционный фильм: с грамотно выстроенными планами, продуманной операторской работой и профессиональным монтажом, не безупречной, но достойной игрой актеров, на совесть сделанной цветокоррекцией и шикарной озвучкой. И при этом именно пользовательский выбор – казалось бы, пустяковый или значимый, как то: промолчать или возразить, вломиться в ресторан мистера Ву или прийти в полицию с повинной – определяет не просто стиль общения и стратегию поведения героя, но и то, какой фильм в итоге получится.

Готовы ли вы перейти грань ради спасения собственной шкуры?

Скажем, смотревшие фильм в кинотеатрах жаловались, что у кого-то главный герой глупо погибал почти в самом начале; кто-то так и не добирался до разгадки, где же на самом деле спрятан драгоценный фарфор династии Мин, и уходил обиженным; а кому-то крупно везло и даже, говорят, открывалась постельная сцена. Сценарий для такого «франкенштейна» нужно было писать с умом: основные вставки и эпизоды должны были гармонировать друг с другом при любом варианте прохождения. За нелегкое дело взялся не кто иной, как Майкл Роберт Джонсон – сценарист ричиевского «Шерлока Холмса», что особенно чувствуется в узнаваемой разухабисто-британской стилистике. В роли режиссера и сосценариста предстал, пожалуй, никому не известный швейцарец Тобиас Вебер.

Вообще, сама идея создания интерактивного фильма для кинотеатров – начинание хорошее и заслуживающее всяческого одобрения. Впервые подобный опыт был произведен в 1967 году, когда при показе чехословацкого фильма «Киноавтомат: Человек и его дом» („Kinoautomat: Člověk a jeho dům“) зрители выбирали, каким будет продолжение, с помощью кнопок, вмонтированных в подлокотники кресел. Дотошные знатоки «Википедии» припомнят еще и хоррор-муви 1961 года «Мистер Сардоникус», но там, по свидетельствам сопричастных, наличие альтернативного финала – лишь маркетинговая уловка, не имеющая под собой реального основания.

Ночь, огни мегаполиса, азиатский квартал – и двое случайных встречных, теперь связанных крепкими узами. Почти как в киберпанке!

Главная проблема Late Shift очевидна: «слишком много интерактивности для кино, слишком много кино для интерактивности». Когда перед глазами разворачивается захватывающая, красивая, довольно сочная (хоть местами и банальная) криминальная история, вы по привычке начинаете смотреть ее, полностью расслабляясь и погружаясь в происходящее. И тут вдруг нужно срочно хватать мышку да еще и думать, как правильно поступить – ох, ну вот, я все пропустил!.. А для досконально изучивших жанр геймеров последствия принимаемых решений просто не бросаются в глаза при единственном заходе. Да если еще и не придерживаться какой-то генеральной линии поведения, монтаж выйдет рваным и вполне может сложиться ощущение недоигры-недофильма.

Однако вся магия Late Shift заключается в реиграбельности. Только проходя игру во второй, третий, четвертый... энный раз, начинаешь не на шутку втягиваться, входить во вкус настолько, что хочется продолжать еще и еще. Что, если я в самом начале просто сбегу? Хм-м, ничего особенного не произойдет. А вот здесь брошу-ка я вполне невинную реплику... Вот это да: сюжет полностью поменялся – кто бы мог подумать?.. В детстве мы смотрели одни и те же мультики и фильмы с видеокассет сотни раз, и это никогда не надоедало: ведь таким образом мы чувствовали, будто контролируем происходящие события. Теперь эта мечта сбылась в полной мере: вы можете «монтировать» свой фильм сколько угодно раз, пока не насытитесь.

«Ты и есть твои решения. Они определяют тебя», – говорит вам с экрана Мэттью. Тобиас Вебер в одном из интервью признавался, что именно желание показать людям ответственность за свою жизнь и каждодневные действия послужило мотивом для создания проекта. Что ж, ему это с лихвой удалось – нужно только не полениться и проверить, к чему приводит даже самое маленькое решение.

Оригинал опубликован на GameRulez.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } } ]