[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Влад Бабаев", "author_type": "self", "tags": ["doom","\u043e\u043f\u044b\u0442"], "comments": 4, "likes": 12, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "2113", "is_wide": "" }
Влад Бабаев
1 941

Композитор Doom Мик Гордон о синтезаторах, библейских мотивах и игровой разработке

Автор саундтрека к Doom Мик Гордон дал интервью порталу PC Gamer. Композитор рассказал, какие приёмы использовал при написании музыки, как пришёл к искомому звучанию и что больше всего ценит в разработке игр.

Поделиться

В избранное

В избранном

Композитор Мик Гордон известен не только работой над саундтреком Doom. Вместе со студией id Software он написал музыку к Wolfenstein: The New Order, а до этого трудился над двумя частями Need for Speed и многопользовательским шутером ShootMania Storm.

Сейчас Мик пишет композиции для перезапуска игры Prey от студии Arkane.

Автор портала PC Gamer спросил у композитора, чем он вдохновлялся, работая над Doom, и как он в итоге пришёл к жанру индастриал-метал.

Когда я был в студии id Software, мы обсуждали, в каком направлении пойдёт разработка. Первое, что нужно было сделать, — забыть, что мы работаем над Doom.

Мой друг, гитарист из группы Meshuggah, однажды сказал: «Зачем тебе делать то, что уже кто-то сделал? Ведь это уже существует».

Мы сели с режиссёром и аудиорежиссёром и обсудили игру. Они рассказали, что Doom очень быстрая, жестокая и агрессивная. Я сфокусировался на этих элементах, принял во внимание эстетику индустриального Марса и пришёл к индастриал-металу 90-х годов.

композитор Мик Гордон

Затем журналист поинтересовался, как автор решил совместить метал и электронику в своих композициях.

Интересно, что я даже не рассматривал этот вариант. Никогда не планировал писать метал-песни. В Doom всё строилось вокруг разрушения, именно это сделало музыку особенной.

Чтобы получить «разрушительный» эффект, я использовал быстрый ритм, барабаны и грохочущие гитары. Затем обратился к индастриал-музыке. В моём представлении это было немецкое техно с перегруженными синтезаторами и циклично повторяющейся партией ударных.

Несмотря на то что в музыке Doom есть элементы индастриала и метала, я не воспринимаю это альбом как метал-саундтрек.

композитор Мик Гордон

Также Мик Гордон рассказал, чем отличается работа над саундтреком игры от производства обычных композиций.

Представьте себе песню. Куплет, припев, проигрыш — это основная структура композиции, и она заранее предопределена.

Когда делаешь музыку для игры, сам пользователь управляет этой структурой. То есть вы ему говорите: «Игрок, в зависимости от твоих действий, ты услышишь припев или куплет». Вот, в принципе, и всё.

композитор Мик Гордон

Помимо этого, Гордон поделился некоторыми композиторскими хитростями и рассказал о приёмах, которые использовал при написании саундтрека Doom.

Я сконцентрировался на диссонансе: это когда вы берёте несколько инструментов и намеренно заставляете их плохо звучать. Получалась ужасная, мрачная музыка.

Также использовал хоровое пение, чтобы добавить в саундтрек некоторые библейские мотивы.

композитор Мик Гордон

В конце интервью композитор рассказал о своих предпочтениях и работе над Prey.

Мне нравится творческая сторона игровой разработки, когда можно воспользоваться моментом и сформулировать мелодию. Например, Journey и подобные проекты. За последние несколько лет я занимался более агрессивными, злыми и суровыми играми.

Prey, в этом смысле, — настоящая отдушина. Она заставляет думать, в ней больше западного звучания. Здесь спагетти-вестерны смешиваются с писком синтезатора. Режиссёр игры Рафаэль Колантиньо не заставлял меня писать конкретную музыку для сражений и поединков. Наоборот, он объяснил мне основную идею и позволит творить.

композитор Мик Гордон

#doom #опыт

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться