[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Yuriy Yazev", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u043d\u0434\u0438\u0434\u0435\u0432","projectgenom"], "comments": 27, "likes": 27, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section": "pro" }
4 397
Gamedev

Блог: ещё один взгляд на историю разработки Project Genom

Печальная история о разработке Project Genom, которая 23 ноября развернулась в интернете, получила неожиданное дополнение.

Российскую игру от инди-разработчиков NeuronHaze — Project Genom — 23 ноября сняли с продаж на площадке Steam. Разработчик Илья Усанов обвинил коллегу Артёма Стехновского в мошенничестве. Артём ответил встречным выпадом, а чуть позже нам пришло письмо от Юрия Язева, в прошлом — также разработчика игры. Он рассказал, что случай с Артёмом Стехновским — не первый.

Редакция DTF передает слово автору.

Меня взбудоражили события, развернувшиеся вокруг Project Genom. Прочитав сначала открытое письмо от NeuronHaze, затем ответное письмо от программиста Артема Стехновского, я решил дополнить эту историю инфой о событиях, развернувшихся много ранее вокруг данного проекта.

Конец 2009-го года, ко мне в скайп постучался Илья Усанов (руководитель проекта) с предложением начать разрабатывать лучшую Sci-Fi MMORPG под названием Project Genom на движке Torque 3D, который использовался в компании, где Илья тогда работал. В то время, будучи студентом, я согласился. Илья обладает ораторским искусством, кого хочешь, уговорит.

Сначала мы работали вдвоем. Я кодил, он занимался артом. Пытались сделать хоть что-то мало-мальски работающее. В августе 2010-го к нам присоединился Александр Сергеев aka kagerott.

Потом набирали еще художников и моделлеров. Я в одиночку делал программную часть на Torque 3D. Все работали удаленно. Денег у нас не было, но Илья платил мне 24к рублей в месяц. Я не знаю, кто сколько получал. Но были обещания, что я в доле проекта - 10%. Таким образом, работаем на перспективу.

Я разработал версию игры, в которую можно было играть: сетевая подсистема, геймплей, мобы (ИИ), база данных, скрипты для нее, etc. Было неидеально, работы было непочатый край.

В 2011 году мы даже приняли участие в КРИ, показывали наш проект. Насколько я знаю, инвесторов привлечь не удалось.

Потихоньку шла разработка. Создавался арт, писался код. Было много рабочих моментов, очень рабочих. Что-то, в соответствии с видением проекта его руководителя — Ильи, у нас получалось.

Однако в 2012 году у нас случилась похожая с Артемом ситуация. Когда программист с Torque 3D стал не нужен, равно как и сам движок, меня неспешно отстранили от дел, говоря, что, мол, нет средств на разработку. А, в это время уже шла работа с другим программистом, у которого был самописный движок.

Спустя пару лет от этого программиста также избавились, посчитав, что надо перейти на появившийся тогда UE4.

В итоге был взят Артём. С UE4 он продвинулся сравнительно дальше, чем я с Торком и программист с самописным движком. Между тем Артёма тоже, в конце концов, кинули. Пускай он ушел сам, но его кинули на деньги. Безрадостно закончилась третья итерация «Генома».

Случай с Артёмом не первый. И, как видно, кидать людей — врожденная черта трио Усановых и кагеротта.

#индидев #projectgenom

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться