[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Алексей Сигабатулин", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0440\u0435\u0434\u043e\u0443\u0431\u0438\u0439\u0446\u044b","assassinscreed","\u043e\u0431\u0437\u043e\u0440\u044b","\u043a\u0438\u043d\u043e"], "comments": 55, "likes": 39, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "3315" }
Алексей Сигабатулин
14 249

Прыжок в никуда: обзор фильма «Кредо убийцы»

Ещё одна плохая экранизация хорошей видеоигры.

Поделиться

В избранное

В избранном

5 января 2017 года в российский прокат вышел фильм «Кредо убийцы» — экранизация популярной серии игр Assassin’s Creed. Редактор DTF посмотрел картину и обнаружил в ней хорошую идею, которую убила отвратительная реализация.

Экранизации видеоигр условно можно поделить на два типа. Первые — дорогие, красивые, но временами глупые фильмы, вроде «Принца Персии» и «Варкрафта». Вторые — чудовищные поделки с плохой актёрской игрой и никуда не годным сценарием, вроде «Хитмэна» и «Макса Пэйна» (есть ещё работы Уве Болла, но это совсем другая история). «Кредо убийцы» удивительным образом совмещает в себе оба типа: это очень дорогой, но некрасивый и скучный фильм со звёздами мировой величины, выдающими откровенно плохую актёрскую игру.

Заподозрить неладное можно было ещё до выхода картины. Сначала появились слухи о том, что «Кредо» не будет основан на какой-либо конкретной части Assassin’s Creed, а получит свой отдельный сценарий. Позже стало известно, что Майкл Фассбендер, исполнитель главной роли, вообще не играл ни в одну из игр и даже не подозревал об их существовании.

Никто не придал новостям особого значения. Во вселенной Assassin's Creed можно рассказать много историй даже в отрыве от игр. А ставить под сомнение работу признанного актёра лишь из-за того, что он не играет в игры — тоже не очень умно. Как оказалось, зря. Надо было сомневаться.

Плохое в экранизации начинается уже во вступительных титрах. На экране появляется надпись в духе «Звёздных Войн», в которой нам кратко рассказывают о противостоянии двух орденов, тамплиеров и ассасинов. Первые пытаются заполучить Яблоко Эдема, которое позволит им искоренить свободу воли и захватить власть, вторые им мешают.

Проблема в том, что весь фильм — по сути, повторение этой надписи. Прочитали про два ордена? Давайте мы ещё полчаса фильма посвятим знакомству с ними, но так, чтобы зритель всё равно не понял их мотивацию. Яблоко Эдема? Не важно, что всё уже было во вступлении, лучше ещё полфильма про него поговорить. Не очень понятно, почему нельзя было ограничиться вступительными титрами и двинуться дальше, вместо двухчасового пережёвывания одной и той же информации.

Фильм рассказывает историю Каллума Линча, потомка древнего рода ассасинов и Агилара, его испанского предка. Первый попадает в «тюрьму» корпорации Абстерго, где из его генетической памяти пытаются вытащить информацию о Яблоке Эдема, второй охотится за Яблоком собственноручно. Проблема лишь в том, что обе сюжетные линии выглядят откровенно плохо. Линч — эдакий человек противоречий с взрывным характером и детской травмой, который почему-то оказывается недостаточно умён, чтобы понять, что им манипулируют (абсолютно неприкрыто) и задать себе вопрос «зачем я всё это делаю?». Агилар вообще не раскрыт и воспринимается скорее как аватар: о его прошлом почти ничего неизвестно, о мотивации тоже. Есть лишь слепая верность идеалам ордена, которая без объяснений выглядит просто глупо.

Котийяр и Фассбендер уже работали вместе в драме «Макбет». Снимал её, к слову, тоже Джастин Курзель.

Весь фильм выглядит, как набор отдельных роликов, персонажи которых меняют своё мировоззрение просто так и совершают абсолютно нелогичные поступки. Это касается не только героев Фассбендера, но и всех остальных персонажей. Простой пример: Линч в очередной раз передумывает и соглашается на один важный шаг (без спойлеров), который требует его присутствия в Анимусе. Охранник, который его туда ведёт зачем-то начинает произносить речь в духе: «Я уважаю ассасинов, они верные и крутые. Но ты не такой». Отличное решение, приятель! Действительно, что ещё можно сказать тренированному убийце в момент, когда он собирается оказать твоему нанимателю услугу. Последнюю сцену фильма с героиней Марион Котийяр вообще без смеха вспоминать невозможно.

А ещё «Кредо убийцы» очень плохо поставлен. Здесь всё, от актёрской игры до боевых сцен выглядит так, будто режиссёр Джастин Курзель решил снять не фильм за 125 миллионов долларов, а рекламу для телевидения. Актёры смотрят в камеру мёртвыми лицами, а большинство драк похожи на потасовку пятиклассников. Забавно, но «Кредо» — как раз тот случай, когда надоевшая всем дёрганая камера могла бы спасти положение. Но нет, оператор здесь знает своё дело и снимает ровно. Только вот всё действо выглядит от этого ещё более нелепо.

Не будем сейчас про саундтрек — он абсолютно не запоминается. Не будем про мелкие нестыковки и странности, вроде нелепого Анимуса, единственное предназначение которого — показать, как Фассбендер взмывает под потолок с голым торсом (в игре же были замечательные образцы, зачем это недоразумение) или абсолютно бессмысленного отрубания пальца Агилару (по хронологии, Да Винчи уже нашёл записи Альтаира, палец рубить не надо). Не будем и про абсолютно нелогичные вещи, вроде отсутствия огнестрельного оружия у охранников тюрьмы или целую коллекцию ножей и мечей, хранящуюся на стеклянном стенде в комнате с заключёнными.

«Кредо убийцы» — это очень плохое кино. Фанаты серии расстроятся из-за слишком вольного обращения с каноном, а простые зрители — из-за впустую потраченного времени. Жаль, что всё так вышло. Ubisoft могли популяризировать франшизу, привлечь в неё новых людей и как-то потягаться с джедаями и супергероями Disney. А получился лишь ещё один пункт в списке провальных экранизаций видеоигр.

#кредоубийцы #assassinscreed #обзоры #кино

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться