[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Вадим Елистратов", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0438\u043d\u043e","\u043f\u0440\u0438\u0442\u044f\u0436\u0435\u043d\u0438\u0435","\u043e\u0431\u0437\u043e\u0440\u044b"], "comments": 63, "likes": 71, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "3827" }
Вадим Елистратов
20 339

Чужие на районе: обзор фильма «Притяжение»

Очередной фильм о вторжении инопланетян на поверку оказался историей о подростковой любви и слепой ненависти людей ко всему чуждому.

Поделиться

В избранное

В избранном

26 января в российский прокат вышло «Притяжение» — блокбастер режиссёра Фёдора Бондарчука о падении инопланетного корабля в московском районе Чертаново. Главный редактор DTF посмотрел картину и с удивлением обнаружил в ней совсем не то, что обещали глуповатые трейлеры.

Парадоксально, что чиновники принялись спасать российское кино с особенной остервенелостью именно в тот момент, когда у него и без каких-либо агрессивных мер дела пошли в гору.

В 2016 году ходить на российские блокбастеры было совсем не стыдно. И зрителей теперь раздражает не столько само новое русское кино, сколько попытки Минкульта насильно засунуть его им в горло.

Нельзя сказать, что те же «Экипаж» и «Дуэлянт» вышли безупречными (оба синхронно завалили третий акт), но у этих фильмов получалось самое главное — их было чисто по-человечески приятно и интересно смотреть.

Были, конечно, и негативные примеры вроде политически запрограммированного «Викинга» и целой плеяды третьесортных комедий, но многие зрители всё же почувствовали «возмущение в силе». Российское кино изменилось в лучшую сторону.

«Притяжение» Бондарчука идеально вписывается в сложившийся положительный тренд. Только вот у фильма напрочь завален не финал — он почти безупречен — а первый акт.

У каждого голливудского режиссёра на прикроватном столике лежит методичка «Как правильно показать инопланетное вторжение», но Бондарчуку её как будто то ли пересказали впопыхах, то ли дали экземпляр с вырванными страницами.

Вступление «Притяжения» вызывает недоумение. С одной стороны, Бондарчук старательно копирует голливудский канон: исполнителям ролей школьников хорошо за двадцать, инопланетян встречает грозный авианосец с истребителями, а падающий корабль красиво крушит московские постройки под меланхоличную секс-песню.

С другой — у первой трети фильма серьёзные проблемы с логикой повествования. Вот, например, главная героиня со своим парнем оказывается на вершине полуразрушенного дома и едва не погибает. Казалось бы, нужно показать, как они спускаются вниз, но уже через одну монтажную склейку герои бегут по твёрдой московской земле.

Далее, попав в больницу, протагонистка сразу оказывается здоровой, а её отец-военный забывает как-то отреагировать на её злоключения. Обычные люди моментально перестают удивляться пришельцам, а сами гости из космоса появляются перед кораблём как-то слишком внезапно — словно кто-то вырезал сцену, где они выходят наружу и осматриваются.

Однако как только главная героиня в исполнении Ирины Старшенбаум вступает в контакт с пришельцем, становится понятно, куда Бондарчук спешил в первой трети. В этот момент «Притяжение» преображается — перестаёт коряво копировать голливудские блокбастеры и наконец-то приобретает свой собственный голос.

После трейлера казалось, что фильм Бондарчука — это чуть ли не метафорическая история про Крым, в которой известный лозунг заменили на фразу «Это наша Земля!», однако это впечатление было обманчивым.

Картина, которая продвигалась почти как патриотическая версия «Скайлайна», к середине превращается в неглупую подростковую версию «Прибытия».

Бондарчук при всём желании не смог бы скопировать работу Вильнёва, однако то, насколько сильно фильмы похожи друг на друга, поражает воображение.

Когда ученики изъявляют желание напасть на вторгшихся в их район инопланетян, школьный учитель практически дословно произносит главную идею «Прибытия»: появление пришельцев для людей — это прежде всего способ заново переосмыслить самих себя, а уже потом всё остальное.

Оба фильма, вышедшие с разницей в несколько месяцев, явным образом отвечают на сложившуюся ситуацию в мире, но каждый — со своей стороны.

И в «Притяжении», и в «Прибытии» инопланетяне выступают в качестве метафоры условных «других», ненависть к которым является навязанной и рождается от простой глупости и нежелания понять чужую точку зрения.

Вильнёв и Бондарчук практически синхронно критикуют правительства своих стран за то, что они разжигают между собой вражду, и, что самое удивительное, делают это идентичными методами и призывают к одним и тем же решениям.

Сам факт, что Бондарчук умудряется прямым текстом критиковать новости российских федеральных каналов, в фильме за 380 миллионов рублей, снятом при поддержке государственного Фонда кино, вызывает уважение.

Когда главная идея «Притяжения» о том, что людей неправильно делить на «них» и «нас», выходит наружу, становится понятно, что в фильме про инопланетян забыл Олег Меньшиков, крайне разборчиво подходящий к выбору ролей.

Впрочем, актуальная подложка — не единственное достоинство фильма Бондарчука. Во второй трети картина превращается в эталонный экземпляр жанра young adult, в котором зародившаяся одним днём любовь помогает глупой молодой девушке пересмотреть свои взгляды на мир.

Подростковое кино очевидным образом оказывается Бондарчуку ближе, чем территория «Морского боя» и «Трансформеров». Когда сюжет начинает исследовать человеческие эмоции, фильм становится живым, интересным и, что самое удивительное, очень смешным — сценаристам удались практически все шутки.

В третьем акте, когда страсти накаляются до предела, Бондарчук тоже не падает в грязь лицом. Финальная батальная сцена, один из элементов которой явно посмотрели в «Районе №9», почти безупречно снята и идеально работает на эмоциональном уровне. Впрочем, это как раз удивляет не сильно: ещё в «Девятой роте» Бондарчук показал, что умеет заканчивать свои фильмы на высокой ноте.

И если финал «Притяжения» способен отчасти искупить грехи его вступления, то фильму всё равно достанется за желание авторов усидеть на двух стульях сразу.

Действие блокбастера Бондарчука происходит в Москве, но картина совсем не воспринимается как история «про нас». Когда зрителям демонстрируют россиян, отказывающихся покидать разрушенное Чертаново ради бесплатного комфортабельного номера в гостинице, или учеников, которых везут на уроки в боевой машине пехоты, понимаешь, что на экране не реальная Россия, а некая условная — такая же как и инопланетяне — страна.

Какой, простите, бронированный школьный автобус, если у нас реальные дети в Якутии ходят на занятия по лесу с топором, чтобы отбиваться от диких животных?

Вероятно, такие натянутые американизмы связаны с тем, что фильм выйдет в прокат аж сорока стран, и российский зритель был не единственным приоритетом для сценаристов, однако такой подход всё равно расстраивает.

В этом, пожалуй, самое главное отличие «Прибытия» и «Притяжения». Чтобы донести до зрителей важную идею, Вильнёв делает свой фильм практически безупречным, выкидывает из него всё лишнее и заслуженно берёт шесть номинаций на «Оскар».

А Бондарчуку с теми же идеями и мотивами явно не хватает способностей, чтобы не совершить глупых ошибок, за которые те самые подростки, к которым он обращается, заочно заклеймят его фильм и пройдут мимо.

А ведь если первую треть «Притяжения» переснять и выкинуть из остального хронометража странные заимствования, то получится блестящий научно-фантастический блокбастер.

Минстерству культуры и российским режиссёрам и продюсерам сейчас важно понять, что главный бич отечественного кино — не голливудские фильмы, а вот это самое пресловутое «но», без которого у нас никак не получается.

«Экипаж» хороший фильм, но Лебедеву не хватило смелости в финале посадить за штурвал женщину и добиться реализма в самой напряжённой сцене. «Дуэлянт» хороший фильм, но Мизгирёв так и не придумал, как его закончить. «Притяжение» хороший фильм, но Бондарчук завалил экспозицию и слишком много косился на западных коллег.

Благодаря китайскому прокату и IMAX у российских режиссёров появились все ресурсы для того, чтобы начать снимать отличное развлекательное кино. Осталось всего ничего — победить это проклятое «но».

Но не в этот раз.

#кино #притяжение #обзоры

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться