[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Роман Новиков", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438","nintendo"], "comments": 2, "likes": 20, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section": "default" }
2 100

Несмертельное оружие: как Nintendo едва не застрелилась из собственного ружья

История Laser Clay Shooting System.

Поделиться

В избранное

В избранном

В начале 1970-х японская компания Nintendo, производившая игральные карты и детские игрушки, обратила свой взгляд на рынок электронных развлечений и начала долгий путь к тому, чтобы стать одним из его ведущих игроков. История Nintendo-производителя видеоигр, могла закончиться толком не начавшись — по обстоятельствам, не зависевшим от компании, её первая электронная игра Laser Clay Shooting System оказалась крупным финансовым провалом.

Портал Kotaku рассказал том, как велась разработка интерактивного тира, к чему она привела и как японцы выбирались из кризиса, обрушившегося на компанию.

Идея Laser Clay Shooting System пришла в голову президенту Nintendo Хироши Ямаучи (Hiroshi Yamauchi) в 1971 году, когда он прочитал новость о прошедшем в Японии отстреле уличных голубей. Ямаучи обратился к инженеру компании Гунпею Ёкои (Gunpei Yokoi) с предложением создать симулятор птичьей охоты. В основу игры должно было лечь световое ружьё, разработанное сотрудником компании Масаюки Уэмурой (Masayuki Uemura).

Ямаучи предложил компании приобрести несколько пустовавших залов для боулинга и создать в них электронный аналог стрельбищ. Так была сформулирована окончательная концепция Laser Clay Shooting System.

Система представляла из себя стену, на которой был нарисован лесной пейзаж. С помощью проектора на ней появлялись голуби, в которых должны были стрелять игроки и, в случае попадания, зарегистрированного специальной системой отражателей, проектор демонстрировал изображение сбитой птицы.

Первый игровой зал с Laser Clay Shooting System открылся в января 1973 года, и открытие могло закончиться катастрофой — система не выдержала нагрузок и перестала регистрировать попадания игроков. Ситуацию спас один из разработчиков проекта Гэнъё Такэда (Genyo Takeda). Он взял на себя контроль над проектором и в течение целого дня самостоятельно следил за попаданиями пользователей.

В дальнейшем тир работал исправно и вскоре стал большим успехом. Nintendo получила несколько заказов на открытие залов за пределами Японии и наняла известного актёра Синъити Тибу (Sonny Chiba) для рекламы системы.

Синъити Тиба

Планы Nintendo стало невозможно реализовать из-за Нефтяного кризиса 1973 года, особенно тяжело ударившего по японцам. Компания лишилась заказов на производство новых систем и осталась должна порядка 64 миллионов долларов по кредитам, которые она взяла на развитие Laser Clay Shooting System.

Компания смогла выплатить этот долг только к началу 1980-х, всё это время держась на плаву только благодаря лояльности акционеров и сдержанному успеху её первых аркадных видеоигр. В их числе были как простые электронные версии настольных игр вроде Computer Othello, так и клоны других популярных электронных развлечений вроде Block Fever (Breakout) и Space Fever (Space Invader).

Вскоре все эти проекты были переизданы на первую серию видеоигровых приставок в истории Nintendo, получившую название Color TV. Консоли серии, несмотря на скромную линейку игр также являлись большим коммерческим успехом и способствовали выплате долгов.

Именно из этих игр и приставок впоследствии выросли культовые продукты Nintendo, созданные в том числе усилиями людей трудившихся над первым электронным тиром компании.

Гэнъё Такэда по сей день носит звание первого геймдизайнера в истории компании и приложил руку к созданию таких игр как Punch-Out и PilotWings 64. Помимо этого он являлся главным инженером GameCube и Wii. Сейчас Такэда выполняет роль одного из главных советников нынешнего президента Татсуми Кимишимы (Tatsumi Kimishima).

Гэнъё Такэда

Масаюки Уэмура принял непосредственное участие в создании Nintendo Entertainment System и Super Nintendo Enterntaiment System. В 2004 году японский разработчик ушёл на пенсию в возрасте 71 года.

Масаюки Уэмура

Судьба Laser Clay Shooting System также была связана с домашними консолями — с целью сокращения расходов Ёкои решил сделать минималистичную версию игры, известную каждому владельцу Dendy и NES как Duck Hunt.

#истории #nintendo

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться