{ "author_name": "Евгений Баранов", "author_type": "self", "tags": ["\u0440\u0430\u0437\u0431\u043e\u0440","stellaris"], "comments": 16, "likes": 41, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "3881", "is_wide": "" }
Евгений Баранов
11 301

Фантастическая троица: как обновления преобразили Stellaris

В Paradox собрали отзывы, проанализировали свои промахи и решились на значительные перемены.

Поделиться

В избранное

В избранном

Stellaris одним релизом искоренила несколько застарелых проблем, присущих 4X-стратегиям — за это DTF присвоил ей звание стратегии года. Тем не менее и ей были присущи изъяны: о некоторых Paradox Interactive знали и сами, о других им настойчиво «стучали» игроки. Потому спустя считанные дни после выхода Stellaris 9 мая Paradox объявили о поочерёдном запуске трёх крупных обновлений.

Их назвали в честь Большой Тройки писателей-фантастов: Кларк (патч 1.1), Азимов (1.2) и Хайнлайн (1.3). И они поменяли многое.

Артур Кларк (обновление 1.1, 1 июня 2016)

Интерфейс

Не прошло и месяца, как Paradox собрали бездну отзывов и пришли к некоторым выводам. Первый и требующий самого неотложного вмешательства — интерфейс Stellaris очень далёк от идеала. Это первый опыт студии как в космических играх, так и в 4X, доселе они строили в первую очередь симуляторы государств, существующих хотя бы в рамках альтернативной истории.

Земляне стартовали в окружении множества отборных планет

К примеру, колонизация. Как только научный корабль обследует систему, он сразу же отмечает пригодность небесных тел для заселения: зелёным кружком самые лучшие, жёлтым — средние, и красным — самые неблагоприятные. Так почему же эти пиктограммы не высвечивались на карте галактики? Почему игрокам приходилось «шариться» по системам в поисках той аппетитной планетки с огромным океаном? Вот и Paradox не стали искать ответ, а просто вынесли иконки на карту галактики.

А ещё: корабли-колонизаторы теперь показывают свойства популяции на борту, что в некоторых случаях имеет критическое значение. Страты со схожими менталитетами лучше держать поблизости.

А неугодных выселим куда-нибудь в Тмутаракань

Таких мелочей в первом обновлении множество. Экран исхода битвы стал подробнее, позволяя проанализировать ход сражения, выявить неэффективные виды защиты или оружия, а значит — лучше подготовиться к грядущим побоищам. Секторы появились в планировщике справа, наряду с флотами, отдельными планетами и прочим: теперь нет нужды лезть в меню каждый раз, чтобы изменить ставку налогов или поменять специфику региона.

Перечислять все пункты «Кларка» не будем — уж очень их много и слишком уж незначительны они по отдельности. Да и вместе, по правде говоря, тоже. Обновление 1.1 скорее создало фундамент для будущих свершений, очистило площадку от балансных перевесов, багов и дуростей ИИ, которые могли бы помешать потом.

Айзек Азимов (обновление 1.2, 27 июня 2016 года)

Дипломатия

Внешняя политика с давних пор остаётся больным местом всех стратегий. Stellaris удалось привести её в порядок, но не до конца. И потому отношения с вашими уродливыми соседями изменили свой характер. Даже с самого первого знакомства.

Если новый сосед не рад знакомству — он закроет границы почти сразу

Границы открыты по умолчанию! А их закрытие — отдельный дипломатический акт, причём весьма недружелюбный. Это решает проблему встречи на самой ранней стадии партии, когда научные корабли теряли доступ к огромным неизученным секторам, а ковчеги с колонистами не могли добраться до земли обетованной.

С другой стороны, открывается путь для бесконтрольной колонизации, когда сосед забирает планету прямо у вашей столицы, невзирая на границы, и Paradox подстелили соломку: колонизация стоит много ресурса влияния, и чем дальше от границ — тем дороже. Попытка заселить систему «за спиной» у соседней империи потребует такого вливания авторитета (сотни единиц!), что вы надолго останетесь без новых лидеров, без пограничных форпостов и других важных для страны инструментов.

Иногда удобнее сначала выбрать место для колонии, а потом из списка — планету, откуда будет вывезена популяция

Исчезли посольства, вместо них появился показатель доверия между империями, отличный от показателя отношений — он отмечает достигнутый уровень близости и открытости, а не сиюминутные склоки и обиды. Среди них (склок и обид) тоже появились новые варианты. Так, в Stellaris теперь актуальны дипломатические инциденты, эдакие двоякие события, которые обеими сторонами трактуются по-разному.

Научное судно лавирует среди наших звёзд: поступила информация, что на его борту — шпион. И поди-ка разберись. Сильные империи могут использовать их как инструмент давления, а слабым предстоят смутные времена.

А для удобства наведения (и сжигания) мостов Paradox добавили различные дипломатические фильтры для карты галактики. Среди них — статус (союзы, войны, альянсы), отношения и мнение ИИ. Быстро и наглядно объяснит, в каком положении оказалась ваша империя среди трёх союзных империалистов-гегемонов. Хуже соседей не придумаешь.

Война

Заметно изменилось начало войны. Теперь есть возможность запустить голосование — начинать, собственно, кровопролитие или нет. Так Stellaris защищает вас от ИИ, который славится тем, что втягивает в бессмысленную войну без причины. Подобная страховка особенно полезна после появления оборонительного соглашения.

Коренным образом изменились цели войны — в этом аспекте Paradox традиционно сильны. Проигравшую империю можно принудить ко всяким неприятным внутриполитическим акциям: запретить рабство и геноцид, или напротив, устроить экстерминатус на собственной планете, открыть границы, выплачивать контрибуции. В конце концов, целью войны можно обозначить унижение — тогда враг получит неприятный модификатор и будет расплачиваться очками влияния.

Как и в любой стратегии, милитаристы обожают накидываться гурьбой на самую богатую империю

Эти нововведения значительно разнообразили саму суть войны, которая прежде была почти исключительно захватнической. Теперь, если вам не упёрлись чужие миры, но флотилии чешутся, есть отличный повод и результаты, выгода которых далеко не так линейна, как обычная оккупация.

Кочевники

Наконец в Stellaris стали появляться кочевые фракции, эдакие нейтралы, которых трудно втянуть в свои дрязги. Флот кочевников временами порхает от системы к системе, неохотно выходя на контакт. А могут и корабли свои продать, объясняя это необходимостью повысить мобильность флотилии. Продают дорого, но оно того стоит. На самом деле кочевники не очень интерактивны. Их роль скорее в создании атмосферы многоликого космоса, где захватнические настроения — удел далеко не всех.

Кочевников можно и на слом пустить, если силёнок хватит

Рабы

Значительно сложнее стали отношения с порабощёнными народами (даже если это ваш собственный народ). Теперь среди рабов выделились две фракции: послушные и недовольные. Первые требуют улучшения своих прав (то есть регулируемого рабства), вторые — полной свободы.

Вторых поддерживает и усиливает фракция эмансипаторов. Подобный треугольник настигнет любую империю, которая практикует рабство, и заметно усложнит середину и конец партии, что по-прежнему остаётся слабым местом многих стратегий.

Есть ли хоть малейший смысл в рабстве, когда технологии позволяют заменить их с высокой эффективностью простейшими машинами?

Роберт Хайнлайн (Обновление 1.3, 20 октября 2016 года)

Федерация

Свершилась месть всех пацифистов известного космоса. В Stellaris можно победить, объединив большую часть империй галактики в одну федерацию. Представляете, насколько это упрощает победу тем, кто старается никому не переходить дорогу и держит один небольшой флот для вялой самообороны?

Всё-таки в Stellaris не хватает методов улучшения отношений между империями

Мало того, Paradox упразднили альянсы, промежуточную стадию между раздельным существованием и совместным в составе федерации. Разработчики сочли многие их функции дублирующими, и объединили две формы сосуществования.

В то же время, стараясь устранить дефицит инструментов для улучшения отношений между империями, они добавили ассоциацию — то есть другая империя становится «почётным членом», но не частью федерации. Это даёт ей некоторые преференции, а главное — пригласить в ассоциацию способна отдельная империя в составе федерации (читай, игрок), чтобы у неё был больший простор в поиске союзников. И для приближения победы федерацией.

Война

Одно из слабейших мест в Stellaris — космические бои. Они хаотичны, излишне прямолинейны и почти не предлагают вам никаких способов выйти сухим из воды. Поэтому в обновлении 1.3 война подверглась полному пересмотру.

Правильно оборудованный космопорт смог бы отбиться и от превосходящих сил, но не в этот раз

В Stellaris четыре вида боевых кораблей, и прежде их боевая роль почти не различалась: дружной кучей они кидались в битву и приносили победу (или поражение) строго вычитанием мощи одного флота из другого.

С обновлением это ушло в прошлое: все четыре типа судов получили отличные друг от друга боевые задачи. Боевые компьютеры теперь у каждого вида кораблей строго свои и имеют свою тактику.

Корветы несут на себе торпеды, ловко уклоняются от попаданий и наносят крупный урон крупным судам («субмарины», в общем). Эсминцы должны бороться с корветами, поэтому снабжаются орудиями для сбивания торпед. Крейсеры способны нести как торпеды, так и ангары с истребителями, они могут страшно «дамажить», но при этом уязвимы. А линкоры обязаны расстреливать со страшной силой с огромного расстояния — ведь только они могут нести на борту сверхбольшие орудия.

Эсминец готов топить корветы

Все эти изменения сопровождаются роем мелочей. Вот появился параметр отслеживания — для ловли корветов. У торпед появился уровень прочности. Новые разновидности слотов под орудия.

Битвы в Stellaris в целом обрели новый облик и требуют баланса кораблей, продумывания их конструкции, симметричного ответа на конфигурацию флота соперника. Вот и пригодились подробные итоги битв, которые ввёл «Кларк».

Временами автоматический сбор сбоит, и десятки кораблей висят без толку по всей империи

Кстати о войне: флоты по ходу битв терпят потери, и восстанавливать их, гоняя вручную десятки маленьких флотилий по галактике — сомнительное развлечение.

Потому Paradox изобрели динамические точки сбора, привязанные к флоту, космопорту или планете. Верфь выпускает эсминцы, и те послушно мчатся пополнять побитый флот, куда бы его не занесла нелёгкая. Милитаристы наконец избавлены от необходимости тратить время на возню с пополнениями. Осталось научить космопорты выпускать корабли самостоятельно по мере их сбивания, и военная машина заработает в полную силу.

Власть

Одна из популярных претензий к Stellaris заключалась в рудиментарном управлении секторами. Четыре специальности, уровни передачи ресурсов в центр — и всё. Нельзя сказать, что «Хайнлайн» всё исправил, но определённо добавил простора для действий. Он ввёл список опций, которые можно разрешить сектору либо запретить: колонизацию новых планет, военное строительство, поселения роботов и так далее. Пусть это и немного, но всё же позволяет определить специфику региона и заточить его под ваши нужды.

Например, надоумить приграничный сектор, за границей которого точит зубы неприятель, ощетиниться космопортами и военными станциями. Что-то ограничить, а что-то — подстегнуть. Фанаты по-прежнему ждут от Paradox подробного и точного менеджмента секторов.

Поначалу выгодно вообще не собирать налоги с секторов, чтобы те развили промышленность

Структуризация — это в принципе общая тенденция развития Stellaris. Так, в игре появился планировщик экспансии, где содержатся все пригодные для заселения планеты. Вы можете окинуть взглядом их список, свойства и ресурсы — и решить для себя, в каком направлении следует расширяться.

Хотя полной наглядности планировщик не даёт: взглянув на саму галактику вы получите куда более ценную информацию о физическом расположении планет, удалённости от чужих и своих границ, удобстве их защиты и так далее.

Недостачу ресурсов можно компенсировать, например, гидропонными фермами на борту космопорта

Наконец, разрешилась неразбериха с ресурсами, которых в Stellaris полно, а системы среди них никакой нет. Их разделили на две категории: стратегические, влияющие на всю империю разом, и локальные (как скот в «Цивилизации»).

Достаточно одного месторождения, чтобы получать все бонусы от владения, к примеру, литургическим газом — остальные залежи можно сдать в аренду. Paradox впервые работают с полностью вымышленным материалом, потому и с ресурсами вышла подобная незадача, которую они решили, подглядев опыт коллег по жанру.

Угасшие империи

Идея старых и очень развитых, но терпящих стагнацию государств могла возникнуть только у Paradox — хотя можно заявить, что они стащили её из научной фантастики (привет ворлонам). Тем не менее до конца развить её не удалось: угасшие империи в Stellaris — могучие статисты, почти не принимающие участия в жизни галактики.

Пробудившаяся империя с порога заявляет свои претензии на всю галактику

Но теперь они могут пробудиться. В таком случае угасшая империя начинает действовать в соответствии со своей философией: одни будут подчинять себе молодые империи, другие нести свою религию, третьи принудят галактику к миру, четвёртые заставят признать своё технологическое превосходство.

При этом пробудившаяся империя бросает свои изоляционистские привычки, строит корабли класса «титан» (огромные чудовища, которые давят линкоры как тараканов) и пытается либо завоевать всех, либо сделать сателлитами. Последнее не равнозначно обычному вассалитету: сателлит пробудившейся империи ограничен в той области, которую хозяин считает своей прерогативой. Например, вам могут назначить спиритуалистскую форму правления и законы, или запретить воевать и порабощать.

В Stellaris появились четыре новых вида дизайна для титанов пробудившихся империй: вот один из них

А если в галактике целых две пробудившихся империи... Подобная потеха возможна ближе к финалу партии, и от этого поздние её этапы ещё веселее. Временами — даже больше, чем дебют, что для 4X-стратегии совсем аномальное поведение (в лучшую сторону, конечно).

Leviathans Story Pack (DLC)

Обычно к этому времени Paradox наводняет свои игры десятками крохотных DLC и парой дополнений, но сейчас они особенно осторожны. Лишь четыре контент-пака вы найдёте на её странице в Steam, и лишь один из них важен для геймплея.

Чуть выше мы писали о пробудившихся империях — и столкновение двух таких стало одной из фишек дополнения. Война в небесах — особое событие, знаменующее собой эдакую всегалактическую войну, где две пробудившиеся империи собирают вокруг себя союзников из молодых рас и отчаянно избивают друг друга флотилиями немыслимых размеров.

Отличие от обычной войны — апокалиптический характер. Стороны не ограничатся захватом нескольких систем или даже целого рукава, нет: они будут биться до полного уничтожения противника. Берегитесь, если выбрали неправильную сторону. И наслаждайтесь видом галактики, охваченной весельем.

Как и большинство эндгеймовых особенностей Stellaris, война в небесах направлена на то, чтобы сбить игрока с панталыку, остановить его слишком успешное развитие и втянуть в нечто глобальное и увлекательное.

В живых останется только один

Другая часть DLC — независимые анклавы, ещё одна нейтральная фракция. В галактике встречаются здоровенные станции, где обитают кураторы (учёные), художники либо коммерсанты. Разумеется, с ними разрешено торговаться: заполучить звёздные карты или произведение искусства, а если сдружиться как следует — нанять учёного с доступом к неведомым знаниям, устроить фестиваль по всей империи или раздобыть уникальный ресурс. Напоминает города-государства, правда? И роль примерно такая же, только менее значительная.

Кураторы могут подсказать, где искать левиафанов

Наконец, левиафаны, вынесенные в название. Это существа космических масштабов, обитающие в вакууме и достаточно загадочные, чтобы вам не захотелось разделать их на кусочки при первой встрече.

Правда, космический дракон сам пожелает вас разделать, если вы полезете в его систему, но такова уж его драконья природа. О других разновидностях рассказывать не будем, немалая доля удовольствия от встречи с ними — удивление. Скажем лишь, что влияние гигантов на развитие партии невелико, корректировать стратегию развития в расчёте на использование левиафанов — дело рискованное и, вероятнее всего, убыточное.

В «гнезде» дракона лежит его яйцо — большой империи большой питомец

Собственно, DLC в отличие от дополнений мало меняет игру, лишь добавляя в неё больше интриги, таинственности и новых событий. Здоровый такой «Киндер-сюрприз» за 249 рублей, только без скверных наклеек, а с настоящими сюрпризами. Вселенная должна быть полной загадок.

Большой Троицей Paradox не ограничилась. 5 декабря свет увидел патч 1.4 «Кеннеди», но его влияние даже близко несравнимо с первыми тремя обновлениями.

Что куда важнее, впереди нас ждёт патч 1.5 «Бэнкс», а с ним придёт немало реформ. Дихотомия «индивидуализм-коллективизм» сменится на «равенство-автократия» — нынешняя форма допускает много логических дыр, новая будет более стройной. Изменится форма этики популяций: она станет более расплывчатой, динамичной и при этом прозрачной. Появятся партии, связанные общей этикой: милитаристы, демократы, экспансионисты и многие другие, все со своими претензиями, влиянием, отношением. В общем, Stellaris потихоньку превращается в Victoria II.

Появится технологическое древо традиций и ресурс единства, перки Вознесения для последней трети партии, идеологические пути к победе (псионика, синтетика и генная инженерия), гражданские права, разновидности рабства (последнему уже начал удивляться просвещённый интернет).

Paradox с горящими глазами переделывает Stellaris в игру коллективной мечты, не боясь ни зарезать, ни добавить, ни даже отказаться на время от политики дождя из DLC. Спустя год игру вновь придётся разбирать по кусочкам, выясняя, откуда оно всё взялось.

#разбор #Stellaris

Статьи по теме
Лучшая стратегия 2016 года: история одной революции
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } } ]