[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Egor Gurov ", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f"], "comments": 34, "likes": 39, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "4157" }
Egor Gurov
6 099

Мнение: у современных милитари-шутеров нет яиц

Жанр стагнирует, когда вокруг море источников для вдохновения.

Поделиться

В избранное

В избранном

Редактор сайта VG247 Стив Кларк (Steve Clark) написал колонку, в которой попытался объяснить, почему милитари-шутеры перестали быть оригинальными.

Кларк посчитал ироничным, что стагнация в жанре военных шутеров наметилась именно тогда, когда сюжеты для них даже не нужно придумывать.

В мире, где Сирия — это песок и пламя, у Европы проблемы с экономикой, а президентом США становится сумасшедший миллионер, можно написать очень много историй. Можно представить, как вы играете за наёмника, пробираетесь через лагеря беженцев — что угодно.

Но вместо этого новая Call of Duty отправляется в космос, а Battlefield — в прошлое. Северной Кореей управляет сумасшедший, у которого были проблемы с отцом, а всё, что мы получаем, — это Homefront: Revolution?

Стив Кларк, редактор VG247

Кларк считает, что большинство современных милитари-шутеров имеют отвратительный сценарий. Большинство этих игр копируют романы Тома Клэнси: ты солдат, ты стреляешь в террористов, среди твоих напарников есть двойной агент. Мир делится на чёрное и белое, добро и зло, скучное и плохое. Такие игры, по его мнению, похожи на экшены восьмидесятых годов и фильмы Майкла Бэя, если бы Бэй снимал под сильным слабительным.

По словам журналиста, так было не всегда. Вспоминая о старых шутерах от первого лица, он приводит в пример трилогию Call of Duty: Modern Warfare. По его мнению, эти игры изменили жанр, потому что не боялись идти на риск.

Первая Modern Warfare рассказывала о том, из-за чего слово «терроризм» так остро воспринимается в нынешнее время. Это был приятный фильм класса «Б» о войнах в Ираке и Афганистане. Это не настоящие войны, но нам проще ассоциировать их с реальностью, ведь похожее мы видим по телевизору каждый день.

Стив Кларк, редактор VG247

Но в последний раз, когда разработчики Call of Duty попытались рискнуть — в Ghosts — получилось слишком скучно, чтобы получить интересный игровой опыт, считает Кларк. В итоге, через некоторое время серия от Activision отправилась в будущее, где эволюционировала в некое подобие Halo.

Остальная индустрия без Call of Duty, по мнению журналиста, тоже справляется так себе. Последняя Operation Flashpoint: Dragon Rising запомнилась только своим длинным названием, а Medal of Honor — дешевизной и подражанием другим шутерам.

Всё скатилось к тому, что милитари-шутеры стали как «Мир Юрского периода» — хорошо продаются, но очень похожи. Любая рискованная идея воспринимается в штыки.

Стив Кларк, редактор VG247

По его словам, если бы сейчас вышла Modern Warfare 2, то люди бы просто уничтожили Твиттер возгласами о миссии «Ни слова по-русски». Игру бы подвергли сильной цензуре. Это была бы вирусная PR-катастрофа. Но разработчики уже выпустили Modern Warfare 2, взяли все риски и у них получилось — игра стала культовой.

Чего боится игровая индустрия? Политики раньше не кричали на каждом шагу о ней, так почему сейчас должны?

Стив Кларк, редактор VG247

Одним из главных представителей шутеров «без яиц» Кларк называет Battlefield 1. По его мнению, игра о войне, в которой погибли 17 миллионов человек, слишком сильно напоминает «Коммандо». А с точки зрения геймплея Battlefield даже не заставляет задуматься об этой войне, как о чём-то страшном.

Нынешняя ситуация с шутерами примерно такая же, как и в девяностых с телевидением. Все боялись говорить на хоть какие-то важные темы.

Стив Кларк, редактор VG247

Подытоживает Кларк тем, что игры, как и телевидение в девяностых, должны найти выход. Если для ТВ этим выходом стали стриминговые сервисы вроде Netflix, то для видеоигр этими «спасителями» должны стать инди-разработчики. Такие студии как Playdead, The Behemoth и Campo Santo уже спасали умирающие жанры, так почему бы им не спасти милитари-шутеры? Ведь Infinity Ward, когда начинала работать над Modern Warfare, тоже была молодой и сильной духом студией.

#мнения

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться