[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Иван Семериков", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 20, "likes": 20, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section": "default" }
4 870

Почему Mass Effect: Andromeda может стать главным провалом 2017 года

Что же пошло не так при разработке новой части серии. Ответ на колонку журналиста сайта Glixel и причина, почему стоит занизить ожидания для нового проекта студии Bioware.

Поделиться

В избранное

В избранном

С окончания трилогии о Коммандоре Шепарде и его противостоянии со Жнецами прошло почти пять лет. И за это время изменилось многое. Игровую индустрию успели наводнить пустые открытые миры, еще не изжил себя тренд на бессмысленные гриндилки, а "Дикая Охота" задала новый стандарт для жанра RPG.

Канадскую студию Bioware тоже помотало в вихре времени. После релиза Mass Effect 3 команду покинули её основатели - Рэй Музика и Грэг Зещук. Следом за ними в 2014 году, сразу после выхода Dragon Age: Inquisition, студию покинул создатель серии Mass Effect Кейси Хадсон, презентовавший разработку новой части в ролике, показанном на E3 2014. Затем, в конце 2015-ого года многострадательную разработку Andromeda покидает её глава Крис Уинн. Следом за ним, в начале 2016-ого из студии уходит Крис Шлёрф, ведущий сценарист новой части серии. Bioware стремительно теряет важные кадры, не говоря уже о простых разработчиках, покинувших проект по неразглашенным причинам.

Однако были и кадровые победы. В Bioware после трехлетнего отсутствия вернулся Дрю Карпишин, ведущий сценарист первой Mass Effect. Вернулся он, правда, для работы над Star Wars: The Old Republic, MMO-RPG по мотивам "Звездных Войн".

В связи с этим возникает опасение, что сюжет Mass Effect: Andromeda будет напоминать плохо скроенное одеяло, сшитое из всего того, что попадалось под руку. Или веретено с оборванными нитями из интересных идей и мыслей, не доведенных до логического завершения.

Mass Effect сменила вектор развития. Теперь это не масштабная космоопера аля Star Wars, а локальная, выполненная в духе сериала Star Trek. Несмотря на культовый статус и уровень качества, из последнего очень сильно сквозит бюджетностью. Да, будет множество локальных историй, и, может быть, даже интересных, но будет ли масштабный конфликт и интрига - не превратится ли Mass Effect из эпического и умного приключения в сборник маленьких эпизодов для своих. Даже финал третьей части, несмотря на свою вторичность, давал какую-никакую, а пищу для размышлений, не упоминая про существование первых частей за авторством Карпишина.

И сейчас - не то, что очень хорошее время для сюжетно-ориентированных игр. Найти талантливых сценаристов тяжело, а новые кадры еще не успели о себе заявить. Кто знает, может быть, Andromeda станет первой победой нового поколения, однако не стоит убавлять скепсиса.

А поводов для скепсиса достаточно. С момента анонса Mass Effect: Andromeda маркетологи из EA явили миру всего несколько роликов общей продолжительностью в десять минут. Остался всего месяц до релиза, и это безусловно вызывает опасения, ведь во время продвижения Dragon Age: Inqusition игрокам дали узреть как минимум сорок минут геймплея за четыре месяца до намеченной даты выхода. И из этого можно сделать два взаимоисключающих вывода: либо в студии хотят создать интригу вокруг приключений экипажа "Бури", либо игру боятся продавать или не знают, как это сделать.

И неудивительно, за последние пять лет качество проектов студии просело. Плохих игр Bioware не выпускают, однако и великих тоже. Кризис идей - вот что лучше всего описывает современное состояние студии или десятичасовой гринд ресурсов в Dragon Age: Inqusition.

Опять же, все аргументы против Mass Effect: Andromeda могут показаться голословными, ибо Bioware будто бы огородилась информационной стеной от остального мира. Какие-то факты умудряются выскользнуть, но их недостаточно для однозначного вывода.

Сомнения, ангажированность и предвзятость. Вещи, которые окружают Mass Effect: Andromeda последние несколько месяцев. Отсутствие новой информации - краеугольный камень, о который спотыкаются спорящие стороны. Например, тот же журналист сайта Glixel по имени Кит Стюарт ожидает от новой игры Bioware аккуратный перенос всех особенностей оригинальной трилогии - персонажей, вызывающих сопереживание, дипломатических перепетий, сильного конфликта, а также эволюцию диалоговой системы. Вместе с тем, кажется, что новой Bioware попросту нечего сказать, а те элементы, что были в предыдущих частях, окажутся выполненными на более низком уровне.

И что-то подсказывает, что Кит будет одним из первых авторов, кто, в случае чего, напишет одну из первых отрицательных рецензий.

Самое главное сейчас - умерить ожидания и ждать. Будет прекрасно, если Andromeda станет камбэком Bioware и триумфом нового состава студии. Иначе...ну EA не впервой нас обманывать.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться