[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Семён Костин", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438","\u0440\u0435\u0442\u0440\u043e"], "comments": 36, "likes": 84, "favorites": 18, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "5900" }
Семён Костин
27 533

Плагиат и вдохновение: откуда заимствовали контент разработчики видеоигр

Списывай, только не точь-в-точь.

Поделиться

В избранное

В избранном

После кризиса 1983 года в индустрии видеоигр ощущалась нехватка новых идей. Многие компании искали вдохновение для своих проектов и вскоре начали заимствовать контент из культовых фильмов и популярной музыки. Так как это чаще всего делали японские разработчики для внутреннего рынка, то насчёт судебных тяжб никто не волновался. С развитием видеоигровой индустрии копировать чужие идеи стало сложнее, поэтому откровенные случаи плагиата встречаются сегодня значительно реже.

В этом материале мы вспомнили самые известные случаи заимствования из фильмов и музыки. От бездарного копирования, до заметного вдохновения.

Кинематограф

Арнольд Шварценеггер и Сильвестр Сталлоне — два главных символа боевиков 80-х годов. Фильмы с ними заслуженно носят статус культовых произведений и популярны по сей день. Трудно представить, как бы выглядела сегодняшняя индустрия видеоигр, если бы не вышли «Терминатор», «Рэмбо» или «Конан-Варвар».

Образ Конана-Варвара повлиял на многие фэнтезийные игры из второй половины 80-х. Обложки для этих игр срисовывали с известных промо-фотографий со Шварценеггером. Да и герой всегда был один — накаченный варвар с голым торсом и мечом наперевес.

Наглядным примером полного копирования может послужить кадр из ролевой игры игры Spirit of Adventure.

Атмосферу оригинальных книг Роберта Говарда и экранизаций с Арнольдом Шварценеггером бережно адаптировал Макото Утида (Makoto Uchida), молодой геймдизайнер из компании Sega. Изначально он планировал создать ролевую фэнтезийную игру, основанную на любимой вселенной, но в компании эту идею быстро отвергли. В те годы Sega выпускала игры для аркадных автоматов, поэтому проект посчитали неперспективным. Утида пустил свои наработки на создание аркадного хита в жанре beat'em up, которым позже стал Golden Axe.

У каждого персонажа серии всегда была короткая предыстория и имя, но про это мало кто знал, тем более в России, где игра продавалась в виде пиратской копии без оригинального буклета с рассказом о вселенной и персонажах. Экса Баттлера и Тайрис Флейр чаще всего называли Конаном-Варваром и Рыжей Соней, а дворфа Джиулиса — гномом. Все знали про сильные аллюзии на вселенную Конана, что приносило дополнительное удовольствие от прохождения.

Встречался и откровенный плагиат. Например, как этот рисунок из концовки игры в версии для Sega Master System. Художники переделали один из промо-кадров первого фильма про Конана.

Был и случай плагиата внутри серии. Мастер фэнтези-арта Борис Вальехо (Boris Vallejo) нарисовал множество обложек для игр на Sega Mega Drive (Phantasy Star IV, Ecco 1-2, Turrican и другие). Художнику заказали рисунок для американской обложки Golden Axe 3, который впоследствии так и не был использован. Игра вышла в США только в цифровом виде для онлайн-сервиса Sega Channel.

Труд Вальехо не пропал, ведь японская обложка игры нарисована под впечатлением от работы художника. Возникает простой вопрос: почему нельзя было использовать рисунок Вальехо для японской обложки? Ведь итоговый вариант получился хуже оригинала: Экса срисовали с известного промо-кадра «Конана», а непропорциональную Тайрис — с фотографии какой-то культуристки.

Рисунок Вальехо и японская обложка

Обложки японских игр жанра run 'n' gun часто срисовывали с промо-кадров из «Коммандо», «Хищника» и «Рэмбо: Первая кровь». Персонажами таких игр, как правило, были перекаченные атлеты с обнажённым торсом, пулеметом в руках и серьёзным выражением лица.

Ярче всего это видно в серии игр Contra. Знаменитая обложка не несёт и доли оригинального контента. Она состоит из промо-кадров «Хищника» и обрезанной головы ксеноморфа из «Чужих». Герой справа похож на Сталлоне из «Рэмбо», но на самом деле — это всё тот же Шварценеггер.

Порой художники не могли определиться: скопировать ли им Шварценеггера дважды, или всё-таки вспомнить про Сталлоне?

Если в детстве кто-то считал, что в Contra он играет за Шварценеггера, то в какой-то степени он был прав. Обложки и образ персонажей создавали без фантазии. Да и зачем? Перерисованные актёры отлично продавали игру.

Мы нашли порядка 50 различных обложек с очевидной эксплуатацией известного образа. Вот некоторые из них.

«Чужой» Ридли Скотта навсегда перевернул представление японских разработчиков о том, как должна выглядеть инопланетная угроза. Долгие годы японцы изображали пришельцев в виде нелепых резиновых гигантов в фильмах жанра «токусацу». Неуклюжие создания сражались на фоне картонных небоскрёбов с супергероями и гигантскими рептилиями. Но с выходом «Чужого» всё изменилось. Японцы были в восторге от необычного монстра, а потому плагиатили облик ксеноморфа в разной степени как в кино, так и в видеоиграх. Больше всего отметилась серия Contra.

Узнаваемый образ помещали на обложку, даже если в игре не было плагиата на известную франшизу.

Биомеханика Гигера встречалась и в тех играх, которые совсем не касались тематики инопланетян. Например, комнату страха в Streets of Rage 2 стилизовали стенами из «Чужих». Японские разработчики старались придумать что-то оригинальное в плане дизайна инопланетного интерьера, но дальше биомеханики дело обычно не уходило.

Внешность рядового Джанетт Васкес использовали при создании персонажа Джейн в файтинге Fighting Vipers. В сержанте Эйвери Джонсоне из вселенной Halo легко угадывается сержант Эл Эйпон из «Чужих».

Эндоскелет T—800 из «Терминатора» встречался в немыслимом количестве игр, сеттинг которых был связан с научной фантастикой, киберпанком или пост-апокалипсисом.

Если бы на свет не появилась трилогия «Индианы Джонса», то мы никогда бы не увидели серии игр Pitfall, Tomb Raider или Uncharted. Кто-то Индианой вдохновлялся, а кто-то бездумно паразитировал на популярном образе, не добавляя от себя ничего нового.

На Amiga вышли игры, обложки которых копировали известный промо-кадр из фильма «Безумный Макс 2: Воин дороги».

Sega Mega Drive отметилась поразительным проектом Outlander, где главный герой ездит по пустоши и борется с местными рейдерами, попутно разыскивая амуницию, бензин и провизию. Вся игра — слегка завуалированная вторая часть «Безумного Макса». Больше всего поражало, что в Outlander можно высунуть обрез из окна, если противник находится сбоку от машины. Совсем как в фильме.

В первой половине 80-х фильмы про восточные единоборства были на пике своей популярности. Тогда же начали выходить файтинги и beat 'em up’ы, эксплуатирующие образы Брюса Ли и Джеки Чана. Сначала это походило на нелепое подражание оригинальным постерам и кадрам из известных фильмов.

Чуть позже ситуация улучшилась. Почти в любом крупном файтинге из 90-х был свой Брюс Ли, а где-то и Джеки Чан. Хороший пример — серия Tekken.

Mortal Kombat вырос из проекта, в котором должен был участвовать Жан-Клод Ван Дамм. Планировалось, что сама игра будет напоминать фильм «Кровавый Спорт». Однако сделка с актером не удалась, поэтому файтинг решили переделать с нуля. Формально Ван Дамм из игры не пропал, на его образе основан Джонни Кейдж.

Ван Дамм и спрайт Джонни Кейджа из первого Mortal Kombat

Рейден и Шан Цунг из серии Mortal Kombat основаны на персонажах фильма «Большой переполох в маленьком Китае» режиссера Джона Карпентера. Шан Цунг — это колдун Ло Пэне, а Рейден — воин Молния.

Были и такие случаи, когда фотографии известных людей использовали для внутриигровых портретов персонажей. Например, в портретах игры Metal Gear 2 есть Шон Коннери и Альберт Эйнштейн.

Не секрет, что Хидео Кодзима — большой любитель кинематографа. Об этом мы недавно рассказали в статье про фильмы, которыми маэстро вдохновлялся, а также в обширном материале по игре Snatcher. Ещё раз напомним про яркие аллюзии в играх Хидео Кодзимы.

В посредственной аркадной гонке Metal Fangs для Sega Mega Drive в качестве гонщика игрок мог выбрать одного из киборгов. Только вот за кибернетической внешностью персонажей скрываются звёзды конца 80-х. В одной игре встретились Энди Уорхол, Мадонна, Дэвид Боуи и американский репер Vanilla Ice. Кибернетизацию также прошёл Клинт Иствуд, Роджер Мур и Сильвестр Сталлоне в игре Nitro для компьютера Amiga.

Дэвид Боуи, Жерар Депардье и Пирс Броснан попали в волшебный мир ролевой игры Realms of Arkania: Star Trail.

В 1996 году компания Sega выпустила для аркадных автоматов и консоли Sega Saturn игру в жанре beat 'em up под странным названием Dynamite Deka. Главный герой игры, Бруно Диллинджер, скопирован с Джона Макклейна из картины «Крепкий Орешек». Помимо внешности Брюса Уиллиса, японцы взяли весь оригинальный сеттинг из первой картины. Отличие только в том, что в местный Макклейн спасает не свою жену, а дочь президента. За весь дизайн опять отвечал Макото Утида, тогда уже создатель Golden Axe, Alien Storm и Altered Beast

Бруно Диллинджер и Джон Макклейн

В США узнали про плагиат, но суд не состоялся. Компания Sega сама призналась в использовании образов из фильма и договорилась с Fox Interactive на адаптацию игры для западного рынка под названием Die Hard Arcade. Проблему решили мирным путем. В американской версии Бруно Диллинджера поменяли на уже настоящего Джона Макклейна.

Полицейские из игры Chase H.Q ездят на крутом гоночном автомобиле и ловят особо опасных преступников. Разработчики из японской компании Taito взяли образ героев из сериала «Полиция Майами: Отдел Нравов» и смешали его с лицами из промо-кадров к «Звездным войнам». Так Хан Соло и Лэндо Калриссиан превратились в обычных копов.

Выходили в Японии и такие игры, где уровень плагиата находился на грани невообразимого трэша и пародии. Например, в игре Mahjong The Lady Hunter мы берём на себя роль супергероя, который играет со злодейками в маджонг на раздевание.

Иногда обложки рисовали, просто бездарно копируя чужие работы и не заморачиваясь над деталями.

Музыка

Когда речь заходит о схожести известной песни и музыкальной композиции из игры, то не так просто отличить плагиат от банального совпадения. На YouTube существуют тематические видео под общим названием Video Game Music Similarities, в которых создатели роликов сравнивают игровую музыку с популярными песнями, саундтреками из фильмов или других игр. Гадать на кофейной гуще можно долго, поэтому мы выбрали лишь самые заметные случаи заимствования известной музыки.

Пожалуй, первенство по части известности держит Doom. Композитор Роберт Принс скопировал аккорды и целые куски композиций у разных метал-групп. Больше досталось Metallica, Pantera, Alice in Chains и Slayer.

Многие треки первого Sonic the Hedgehog скопированы с известной поп-музыки. Тема Spring Yard Zone — хит Бобби Брауна Every Little Step. Фанату Соника даже удалось идеально смиксовать тему уровня с песней. Scrap Brain Zone — композиция Вангелиса к титрам из «Бегущего по лезвию». Эти и другие сравнения в наглядном видео ниже.

Композиция Heroes из японской ролевой игры игры The Legend of Heroes III — один из ярчайших примеров плагиата в индустрии. Послушайте минуту.

И теперь сравните с песней группы Pet Shop Boys. Бесстрашный японский композитор вероятно думал, что никто не заметит очевидное копирование.

Аналогичная ситуация с темой из игры Maximum Carnage. В 16-битный формат перенесли песню The Mob Rules группы Black Sabbath.

Тему Кена из Street Fighter II явно создавали под вдохновением от песни Mighty Wings группы Cheap Trick, написанной для картины Top Gun.

Тема уровня Elecman'а в первом Megaman взяли с первых аккордов песни Faithfully группы Journey.

Тема пазла Dr.Mario подсмотрена у группы The Beatles в песне Lady Madonna. Отчасти это можно объяснить тем, что геймдизайнер Сигеру Миямото уже много лет является фанатом «ливерпульской четвёрки».

Похожий случай произошел с музыкой из Megaman X3. Игру создавали фанаты группы Guns n' Roses, поэтому один из музыкальных треков основан на песне My Michelle. К Megaman X5 фанатство достигло своего апогея — боссов в игре назвали в честь участников любимой группы.

Иногда сам сеттинг игры подталкивает композиторов на подражание. Часть композиций в JRPG Wild Arms вдохновлена саундтреками Эннио Морриконе из «спагетти-вестернов» режиссера Серджио Леоне. Стоит выделить тему карты мира, копирующую композицию The Ecstasy of Gold из фильма «Хороший, плохой, злой».

Композитор Streets of Rage Юдзо Косиро вдохновлялся популярными клубными треками в жанрах techno, r'n'b, hip-hop, house и drum'n'bass.

В Streets of Rage 2 Косиро проникся hardcore techno, electro funk и breakbeat. Например, на трек Go Straight! сильно повлияла композиция Inner City — Good Life.

В материале, посвящённом лучшим саундтрекам для Sega Mega Drive мы рассказывали про участие Майкла Джексона и его звукозаписывающей студии в создании саундтрека к Sonic 3. До работы на Джексона, клавишник Брэд Баксер играл в маленькой нью-вейв группе The Jetzons. Песня Hard Times этой группы идентична композиции с зоны Ice Cap в Sonic 3. Фанаты Соника смиксовали две композиции, проанализировали и почти не увидели различий на звуковой спектрограмме.

Самый громкий случай плагиата музыки в видеоиграх произошел с серией Metal Gear. В 1964 году советский композитор Георгий Свиридов написал сиюту для фильма «Метель» по мотивам одноименной повести Александра Сергеевича Пушкина. Неизвестно, вдохновлялся ли японский композитор Таппи Ивасе творчеством Свиридова при написании музыкальной темы к первому Metal Gear Solid, или это просто совпадение, но композиции очень похожи.

В 2008 году бывший видеопродюсер журнала «Игромания» Антон Логвинов взял интервью у Хидео Кодзимы, и дал ему послушать отрывок композиции Свиридова. Кодзима был ошарашен и даже не знал, что и сказать. Видимо для геймдизайнера это стало новостью.

Безобидная демонстрация вызвала широкий резонанс в верхушке руководства Konami. В компании сочли, что композиции очень похожи, поэтому убрали главную тему серии из Metal Gear Solid 4: Guns of the Patriots и всех последующих играх франшизы Metal Gear. Композитор Норихико Хибино (MGS 2-4) прокомментировал ситуацию журналу EGM.

Дело в том, что у Konami есть проблемы с российскими композиторами, которые говорят, что японцы украли у них музыку. Konami ничего не воровала. Но в компании решили не накалять ситуацию и убрали музыку из игры.

Журнал EGM, декабрь 2008 года

«Сломанный телефон» неправильно донёс информацию до руководства Konami. Никакие русские композиторы не предъявляли претензии к компании из-за плагиата. Свиридова на момент выхода Metal Gear Solid 4: Guns of the Patriots уже не было в живых, так как скончался в 1998 году.

Плагиат сегодня

В наши дни на плагиате чаще всего попадаются крупные компании. Так, например, Bioware поймали на использование чужой рекламы.

Также создатели космической саги использовали арты с сайта Deviantart.com. Оригинальный рисунок из концовки Mass Effect 3 взят у художника DerecV2. Автор рисунка обращался в Electronic Arts, но деньги ему так и не заплатили.

Обложка к дополнению Way of Life для игры Crusader Kings 2 от Paradox явно рисовалась под вдохновением от известной заключительной сцены из «Конана».

Актриса Эллен Пейдж обвинила студию Naughty Dog в том, что они использовали её внешность для героини Элли в игре The Last of Us.

Контент-директор франшизы Assassin's Creed Аймар Азайзия обвинил Naughty Dog в плагиате. В одной из сцен трейлера Uncharted 4 замечен концепт-арт из игры Assassin’s Creed IV: Black Flag. Студия Naughty Dog быстро заменила картину и принесла глубочайшие извинения от имени всех сотрудников студии. В Naughty Dog не знали, что этот арт был нарисован для другой игры.

Актрисы Кейт Аптон и Линдси Лохан подали в суд на Rockstar Games за незаконное использование их облика в GTA 5. Обе актрисы проиграли дело, так как судья счёл, что внешность героинь использована в пародийных целях.

Сегодня мало кто отваживается копировать изображения или музыкальные композиции в свои видеоигры. В эпоху широкого распространения интернета любой плагиат быстро предаётся огласке и попадает в популярные новости на крупных игровых порталах.

При составлении текста использовались материалы сайта hardcoregaming101.

#истории #ретро

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться