[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Яна Лясникова", "author_type": "self", "tags": ["\u043e\u0431\u0437\u043e\u0440\u044b","\u0441\u0438\u0431\u0438\u0440\u044c3"], "comments": 12, "likes": 37, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section": "default" }
3 672

По дороге из жёлтого кирпича: обзор Syberia 3

Игра о свободе, силе духа и любви к России.

Поделиться

В избранное

В избранном

Первая часть приключений Кейт Уолкер вышла 15 лет назад, но мир, в котором разворачиваются события игры был придуман задолго до этого. Ещё в 80-х годах XX века французский художник Бенуа Сокаль в комиксах об инспекторе Канардо создал удивительный симбиоз реальности и фантазии, где аналоговая техника на основе часовых механизмов сосуществует с современными технологиями и где, кажется, обитают мамонты.

Этот мир не стоит на месте. Он развивается, наполняется новыми деталями. Туда Сокаль и поместил знаменитую мисс Уолкер, которая, несмотря на абсолютную самодостаточность образа, оказалась не столько главным героем, сколько спутником игрока и таким же гостем в фантасмагорической вселенной Syberia.

Судьба человека

В первой части, только приехав по работе в городок Валадилену, Кейт Уолкер из мира экономики, права и повседневных забот попадает в мир алогизмов и противоречий.

Путешествие молодой юристки неразрывно связано с символичным образом железной дороги как пути самопознания. И на этом пути она стряхивает шелуху болезненных отношений и ненастоящих друзей. Она встречает созданий, которые оказываются человечнее многих людей — таким был ироничный автоматон Оскар, машинист поезда. Она вдыхает воздух свободы и приключений и наконец-то чувствует, ради чего стоит жить. Она ищет бредящего мамонтами Ганса Форальберга, наследника фабрики механических игрушек, а в результате находит себя.

Именно благодаря всему этому путешествие Кейт Уолкер, начавшееся в 2002 году, стало для многих откровением и несбыточной мечтой.

Вторая часть, по заявлению художника, должна была стать последней. Все точки над «ё» расставлены: несмотря на трагические потери, Кейт Уолкер помогает Гансу найти таинственную Сибирию — место обитания последних мамонтов. Конец.

Однако в 2009 году была анонсирована третья (и, вероятно, не последняя) глава приключений американской авантюристки. И вот, спустя годы терзаний и трудностей, Syberia 3 выходит в свет.

Бегущая по волнам

История завершилась, но история продолжается. Раз в двадцать лет племя юколов совершает переход в далёкие степи Яхастана, сопровождая снежных страусов к месту их размножения. С ними отправляется и Кейт.

Путь к заветным степям преграждает озеро, по размеру сравнимое с Байкалом, и заброшенный парк развлечений, а по следам каравана идут негодяи. В антигероях здесь американский детектив, ищущий мисс Уолкер, — толстяк, недотёпа и сноб. Впрочем, само наличие детектива незначительно. Мы встречаем его лишь в самом первом городе — Вальсемборе, и дальше о нём ни слуху ни духу.

Основные же противники Кейт — «злые русские»: доктор Ольга Ефимова с сомнительной репутацией и квадратноголовый полковник. Духовно они — абсолютно чуждые волшебству Сокаля иноземцы, готовые на всё, лишь бы уничтожить традиционный уклад юколов. Следуя по пятам, они стремятся вырвать племя из будто бы устаревшей и уходящей в небытие вселенной Syberia в мир торжествующего прогресса.

Злодеев поддерживает оставшийся за кадром отряд спецназа

В игре элементы клокпанка по старинке сочетаются с привычными нам технологиями: Ефимова пользуется электронной почтой и видеозвонками, на улицах Вальсембора встречаются Жигули, а в Барануре находится атомная электростанция.

И по железнодорожным путям — эдакому аналогу дороги из жёлтого кирпича по Бенуа Сокалю — мы тоже проедем, но на этот раз верхом на добродушных лохматых страусах.

Во время стоянок снежного страуса можно потрепать по холке

Хождения по мукам

Загадки в Syberia 3 в сравнении с предыдущими частями стали логичнее, но вместе с тем потеряли в изобретательности: если вы застряли, то, скорее всего, просто невнимательно осмотрели локацию и не нашли какой-нибудь железный прут.

Новая Кейт, кстати, подбирает необходимые предметы только узнав, что они ей нужны. Это, конечно, плюс, но иногда игра «ломается», если пойти не по маршруту, задуманному разработчиками. И путешественница вновь начинает хватать всё подряд, а герои просят сделать то, что уже и так сделано.

На другом берегу бескрайнего озера

​Осмотр локаций реализован тоже не слишком удачно. Камера хоть и даёт красивые ракурсы, но на передвижения героини по местности реагирует неадекватно. К тому же налицо проблема с управлением (мы играли в версию для ПК). Игра настоятельно рекомендует использовать геймпад, но с геймпадом активные точки то не всегда подсвечиваются, то их так много, что проще ткнуть мышкой.

Кроме того, игра порой не понимает, чего вы хотите: поменять ракурс или точку взаимодействия с активным предметом — особенно это раздражает, когда приходится работать со сложными механизмами с кучей рычагов: переключиться на нужный порой бывает просто невозможно.

Двадцать лет назад Капитан Обо совершил не лучший поступок и теперь беспробудно пьёт

Выросшие в размерах локации удручают пустынностью. Чтобы просто обежать баранурский бассейн по кругу, Кейт понадобится больше минуты. Особенно сильно это искусственное блуждание раздражает во время путешествия на пароме, где беготня из конца в конец и подъёмы по лестницам вызывают приступ морской болезни.

В трюме корабля. В десятый раз. Или в сотый

Записки сумасшедшего

Кейт в русской озвучке стала на порядок лучше предыдущих частей, в её голосе, например, исчезли жеманные нотки. Ну и необычный момент: она оказалась приятнее английского варианта — «англичанка» говорит как школьная учительница, делая акцент на произношение, а не на интонации. Но вот оригинальной французской озвучке наша Кейт всё-таки уступает: иногда она чуть более решительна и тверда, чем нужно.

Разговоры с Оскаром по-прежнему одна из изюминок игры

Но в остальном локализация «Сибири» причиняет боль. Перевод вероятно делали с английского, потому что неточности дублируются. Так, в одной из сцен автоматон Оскар осматривает брандспойт и говорит по-французски belle pièce, что следовало бы перевести как «красивая деталь [устройство, изделие]», но по-русски и по-английски Оскар произносит «симпатичная комната», или nice room. И таких странностей в Syberia 3 отнюдь не одна.

Субтитры изобилуют ошибками, от опечаток и нерешённого вопроса, как же писать имя шамана — Аяваска или Айяваска, до путанья тся/ться. Особенно провально «трудности перевода» выглядят на фоне того, с какой любовью Бенуа Сокаль выписывает в своей игре Россию.

Лишь один из примеров

Кому на Руси жить хорошо

При всех недостатках, Syberia 3 — по-прежнему абсолютно авторская игра, стереотипы в которой пропущены сквозь призму не глупости, а любопытства. В ней много иронии, но нет сарказма. В ней много доброты, которую не разглядеть без противопоставления с карикатурной, чуть наивной жестокостью. В ней даже картины русских художников висят на стенах не просто так, а дополняя образы их владельцев. А дневник капитана Обо, несчастного пропойцы, начинается с цитаты из «Преступления и наказания».

Картина «Боярская дочь» Сурикова висит за плечом директора больницы
«Прощание с конвоем» Рыженко расположена над столом доктора Ефимовой
«Николай Мирликийский избавляет от смерти трёх невинно осуждённых» Репина висит слева от детектора лжи доктора Мангелинга.

Альтернативная версия постсоветской глубинки всё так же прекрасна, таинственна и притягательна. Полузаброшенная и одичавшая, гротескная и причудливая, она оставляет приятные воспоминания, в отличие от недавней Rise of the Tomb Raider — при всех проблемах третьей «Сибири» разработчикам Лары Крофт есть чему поучиться.

Порой Кейт Уолкер больше смахивает на Лару Крофт

Мрачноватая Россия по Сокалю постоянно будто бы вторит русским классикам. Она зовёт в путь, раскрывается постепенно и не каждому, оставляя место для печали и радости, для дружбы и самопожертвования, для проявления характера и для всего того, что делает человека Человеком. Именно в этом в первую очередь и хороша Syberia 3. Ведь, как сказал Оскар, всё дело в нюансах и обстоятельствах.

#обзоры #сибирь3

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться