[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Дмитрий Мучкин", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","outlast2"], "comments": 9, "likes": 20, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section": "default" }
4 571

«Когда получается найти правильный путь, игра кажется шедевром»

Главное из первых рецензий на Outlast 2.

Поделиться

В избранное

В избранном

25 апреля в продажу поступил хоррор Outlast 2 — продолжение компьютерной инди-игры 2013 года, получившей лестные отзывы от критиков и игроков, а также задавшей новые тренды в жанре и позже портированной на Xbox One и PlayStation 4.

Действие второй части происходит на более открытых уровнях, чем в первой, и их дизайн разработчикам не совсем удался — практически все рецензенты заметили, что им часто становилось неясно, куда двигаться дальше. Несмотря на недостатки, большинство критиков высоко оценили игру.

Журналист PC Gamer Джеймс Дейвенпорт (James Davenport) поставил Outlast 2 оценку 85%, отметив, что, хоть приёмы для направления игрока, работавшие в замкнутых пространствах первой части, не очень подходят для открытых локаций второй, игра поражает своим дизайном и способностью внушать игроку ужас.

Больше всего мне понравилось, что Outlast 2 использует сеттинг не просто как декорации. Первая часть предлагала те же напряжённые стелс-уровни и погони, но в страшной больнице, которую можно увидеть в любом хорроре в раннем доступе. Вторая ведёт игрока через обветшалые фермы, затопленные шахты и старые городки, рассказывающие истории о людях, живших и работавших там.

Джеймс Дейвенпорт, журналист PC Gamer

Также Дейвенпорт заметил, что в некоторые моменты недостатки игры, например, топорный искусственный интеллект, становятся особенно заметны, но, когда все её элементы работают так, как задумано, возникают ситуации, которые невозможно забыть.

Когда у меня получалось находить правильный путь, Outlast 2 казалась аудиовизуальным хоррор-шедевром. Анимации и текстуры не дотягивают до уровня Resident Evil 7, но, когда всё работает вместе, это становится абсолютно неважно. Главное — не ждать, что игра будет идеальна в течение всего прохождения.

Джеймс Дейвенпорт, журналист PC Gamer

Критику GamesRadar+ Луизе Блэйн (Louise Blain) Outalst 2 не пришлась по душе. Блэйн назвала игру «разочарованием» из-за слишком частых смертей игрока, которые лишают многие игровые ситуации напряжения и вызывают злость, и неочевидных подсказок о том, куда нужно идти дальше.

Смерть — не только ключевая тема на этих мрачных просторах, заполненных нанизанными на шипы телами. Это ещё и ваше главное занятие. Вы будете умирать. Много. Привыкайте к экрану загрузки. Это ваш новый лучший друг.

Луиза Блэйн, журналистка GamesRadar+

Журналистка отметила, что каждый раз, когда игрок начинает получать удовольствие от игры, начинается очередной эпизод с огромным количеством смертей или неясной целью.

Тебе что, весело? Держи ещё немного кукурузы и фонариков. Как насчёт убийств с одного удара на удачу? Или, ещё лучше, вот шесть парней в клетчатых рубашках, QTE и ни одного шанса использовать бинты.

Луиза Блэйн, журналистка GamesRadar+

Также Блэйн не понравилась механика записи особо важных моментов, при которой игрок должен направить камеру на какой-то участок окружения, записать происходящее и просмотреть запись, слушая комментарии главного героя.

Какого чёрта он не мог высказать свои унылые бредни, пока смотрел на это в первый раз, — неизвестно. Но, когда такое происходит, это убивает всякое напряжение, появившееся от того, что ты не умирал целых пятнадцать минут.

Луиза Блэйн, журналистка GamesRadar+

Журналистке Glixel Рейчел Уэбер (Rachel Weber) игра понравилась, но она тоже осталась недовольна слишком частыми смертями и слабой проработкой стелс-механики.

Первое время вы, может, и захотите относиться к стелсу серьёзно, но вскоре поймёте, что нет ни одной ситуации, из которой нельзя было бы выбраться, просто бегая кругами, пока преследователь не потеряет ваш след.

Рейчел Уэбер, журналистка Glixel

Среди недостатков она также назвала отсутствие у главного героя возможности совершать хоть какие-то действия кроме бега. Тем не менее, Уэбер понравился сюжет и стиль игры.

Несмотря на все проблемы геймплея, сюжет захватывает. Игра не просто открывает новые горизонты, но заливает их свиной кровью, расчленяет и скармливает бешеным псам. Среди тем, которые она затрагивает, — сожаление, чума, самоубийство, религия и неизбежный апокалипсис. Outlast 2 мастерски смешивает их в изумительный, высокотоксичный коктейль.

Рейчел Уэбер, журналистка Glixel

Outlast 2 вышла 25 апреля на PlayStation 4, Xbox One и ПК. Средняя оценка игры на Metaritic составляет 77 баллов.

#мнения #outlast2

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться