[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-229719-0", "render_to": "inpage_VI-229719-0-952491735", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Федор Сивов", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 14, "likes": 58, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
11 149

Почему так сложно воссоздавать секс в играх

И почему изображать плотскую любовь в виртуальном мире важно несмотря на все трудности.

Поделиться

В избранное

В избранном

The Witcher 2: Assassins of Kings

Обычно на секс в играх больно смотреть. Персонажи изображают любовь несуразно, неуклюже дрыгаясь, как куклы, — достаточно вспомнить Ride To Hell: Retribution, «горячий кофе» в San Andreas и Fahrenheit. Хорошие постельные сцены встречаются реже, но когда разработчики постараются, это выглядит сексуально и немного вульгарно, как в Far Cry 3 или красиво и иногда иронично, как в «Ведьмак 3: Дикая Охота». Чаще в играх ограничиваются парой неуклюжих поцелуев и затемнением экрана самом интересном месте или «Вуу-хуу» и кувырканием под одеялом в серии The Sims. Неужели так сложно изобразить плотскую любовь на игровом движке? Оказывается — да.

Художник CD Projekt RED Павел Сверчински (Paweł Świerczyński) и сценарист Volition Джефф Бивлавски (Jeff Biewlawski) рассказали Kotaku о том, как создаются подобные сцены, проблемах в работе над ними и почему они вообще важны.

Мы выбрали самое важное из материала.

Dragon Age: Origins

Технические трудности

По словам Сверчински, сам процесс немногим отличается от работы над любой другой сценой в игре — для сцен секса тоже записывают движения и голоса, пишут сценарий, делают раскадровку. Однако есть свои трудности.

​Эти трудности не столько связаны с тематикой, сколько с определёнными техническими багами, что вылезают, когда соприкасаются две модели персонажей. Если персонажи взаимодействуют на расстоянии — разговаривают или пытаются поджечь друг друга магией — проблем не будет. Вблизи же моделям свойственно проникать друг в друга. Не знаю, обнаруживали ли вы когда-нибудь свою руку в торсе любовника, но это чертовски портит момент.

Это одна из самых сложных и раздражающий вещей в работе над сценами секса в игре. В них много сближений и соприкосновений, которые требуют уйму времени и терпения на тщательную постановку анимаций.

Некоторые модели персонажей не могут даже принять простые позиции, не заглючив. Они не могут даже поднять руку выше головы так, чтобы не исказилась текстура подмышки. И хотя подчас в этих позициях можно заснять лучшие кадры, мы стараемся их избегать.

Павел Сверчински, художник CD Projekt
Saints Row IV

От этой проблемы страдают и другие высокобюдженые игры, в которых есть сцены секса — даже Saints Row IV, где совокупление используют в основном шуток ради. Когда внешность Геральта в «Ведьмаке» неизменна, героя Saints Row IV можно вылепить самому, что приводит к ещё большим странностям.

​Персонажи средней комплекции могут трогать, ласкать и набрасываться один на другого без особых проблем, но нелепости начинаются, если их модельки слишком большого или маленького размера. Это не всегда выглядит идеально, но мы решили, что с такими мелочами можно жить. Юмор в этих сценах и действия персонажей для нас важнее идеально отполированных движений и визуальной составляющей.

Джефф Бивлавски, сценарист Volition

На одну сцену секса уходит примерно столько же времени, сколько на постановку трёх роликов для сюжетных квестов. Приходится чем-то жертвовать: лишь для нескольких персонажей третьего «Ведьмака» создавались уникальные постельные сцены и писались истории, когда второстепенные персонажи довольствовались одними и теми же шаблонными эпизодами.

Павел Сверчински считает , что к каждому эпизоду с главными героями нужен свой подход, — ведь отношения между ними глубже, они важнее для основной сюжетной линии. В качестве примера он приводит секс Геральта и Сианны в Стране тысячи сказок из дополнения «Кровь и вино».

​Мы не могли захватить движения для сцены в условиях нулевой гравитации. Тогда нам пришлось записывать актёров в бассейне, чтобы как-то симулировать невесомость. Подводные съемки послужили основой для художника, которому пришлось всё анимировать вручную.

Имитация секса — само по себе испытание для студии захвата движений. Так одну из постельных сцен во втором «Ведьмаке» играла пара влюблённых. На съемочной площадке они постоянно опасались, что в какой-то момент увлекутся, продолжат уже по-настоящему, будто у себя в спальне — это их часто останавливало.

Павел Сверчински, художник-кинематограф CD Projekt

Внешние факторы

Ограничивают сцены секса ещё и внешние факторы. Нужно учитывать рейтинги. Чуть переборщишь и проект уже не «18+», а в категории «только для взрослых». Но это не порно и не игра про секс. Потому иногда не выйдет показать телодвижения даже отдалённо похожие на фрикции.

Это сказалось на сцене, где Геральт и Трисс занимаются сексом напротив лампы на маяке, а морякам на проплывающем мимо на корабле казалось, что им передают закодированное послание вспышками света. Из этого эпизода пришлось вырезать самые откровенные моменты, чтобы соответствовать требованиям возрастного рейтинга.

Как отмечает редактор Kotaku, в последнее время в видеоигровом сексе наметилась тенденция — персонажи занимаются им, чтобы развлечься, как бывает с настоящим сексом.

Раньше в играх BioWare или в Metal Gear Solid 3 соитие было кульминационной и важной наградой, которую игрок зарабатывал перед решающей битвой. Но настоящий секс, считает журналист, не об этом. Он может быть весёлым и глупым. Он раскрывает сильные стороны людей или их слабости.

Поэтому Павел Сверчински из CD Projekt считает, что на нём следует заострять внимание несмотря на все сложности.

Я хотел показать, что в мире «Ведьмака» секс зачастую вообще не связан с любовными отношениями. Временами — это способ развеять тоску или просто убить время... Все занимаются сексом, мы занимаемся сексом, потому и наши персонажи занимаются сексом.​

Павел Сверчински, художник-кинематограф CD Projekt
Статьи по теме
Автор секс-модификаций The Sims 4 дал старт новому бизнесу для независимых разработчиков
Неловкая романтика: сцены секса в видеоиграх
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться