[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Артём Слободчиков", "author_type": "self", "tags": ["thesurge"], "comments": 43, "likes": 42, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "6621" }
Артём Слободчиков
8 747

Чем The Surge отличается от Dark Souls

Дело не только в роботах.

Поделиться

В избранное

В избранном

Новую игру немецкой студии Deck 13 обычно описывают короткой фразой: «научно-фантастический Dark Souls». Наш обозреватель уже умер в The Surge бессчётное количество раз и теперь готов рассказать, чем она непохожа на серию игр From Software.

Сюжет не столь минималистичен

Главного героя The Surge зовут Уоррен и он, в отличие от протагонистов серии Souls и Bloodborne, озвучен и активно участвует в диалогах с NPC: задаёт вопросы, недоумевает, беспокоится, словом, проявляет нормальные человеческие эмоции.

Сюжет и информация о мире подаются типичными для видеоигр средствами — через диалоги, разбросанные по углам аудиодневники и короткие кат-сцены. Это заметно отличается от Dark Souls, где сюжет приходилось собирать буквально по крупицам. Например, описание предметов в The Surge тоже содержит информацию о мире, но текста в описании обычно целый абзац, и в нём подробно разбирается представленная технология. А в Dark Souls описание предметов выглядит так:

Dark Souls 3

В целом, сюжет The Surge придерживается классической канвы: в начале игры случается катастрофа, всё очень плохо и нужно выбираться, попутно выяснив, что произошло. Есть и персонаж, который связывается с главным героем по видеосвязи исключительно для того, чтобы направить его и по мере сил объяснить, что вообще происходит.

Это значительно отличается от необычного сюжета Dark Souls, который можно и вовсе пропустить, если не обращать внимания на знаки и подсказки.

Сеттинг менее мрачный

В играх серии Souls и в Bloodborne игрок оказывался в тёмном умирающем мире, в котором либо гаснет вселенское пламя, либо свирепствует чума. Место действия The Surge — колоссальный промышленный комплекс, и хотя в коридорах его темно и слышатся подозрительные звуки, игра иногда разбавляет атмосферу вставками с сатирой на «стартапную» и корпоративную культуру.

Гендиректор компании, владеющей промышленным комплексом, выглядит как типичный CEO из Кремниевой долины

Иногда герой выбирается на улицу, и там гнетущая атмосфера улетучивается, несмотря на окружающие развалины фабричных построек. Небо голубое, солнце светит ярко — иногда кажется, что ты на курорте, правда враги всё же не дают расслабиться.

The Surge в целом проще Dark Souls

Главный герой The Surge одет в сверхсовременный промышленный экзоскелет, а не доспехи, и это заметно влияет на геймплей. Экзоскелет позволяет быстро отпрыгивать от ударов врага, сокращать дистанцию с противником с помощью удара в подкате, а с лёгким оружием — двигаться молниеносно.

Противники в игре — это промышленные роботы и рабочие, одетые в такие же экзоскелеты, и считывать их движения проще, чем манёвры гротескных врагов из Dark Souls. Если у робота огромный сервоманипулятор, он будет им бить, озверевшая плазменная горелка попытается поджечь главного героя, а рабочий с огромным молотом будет крутить им вокруг себя.

В Dark Souls до всего, кроме раскладки клавиатуры, нужно доходить самому: парирования, добивания со спины и так далее. The Surge же сообщает игроку почти всю необходимую информацию через стильный текст на стенах локаций и типичные подсказки во время загрузки.

К тому же, управление The Surge гораздо лучше адаптировано для ПК: несмотря на то, что в игре активно используется колёсико мышки, управлять главным героем без геймпада проще, чем в играх From Software, в ПК-версиях которых даже иконки меню обозначаются консольными символами.

Внутриигровая валюта (запчасти), как и в Dark Souls, тратится на предметы и прокачку, и чтобы вернуть её после смерти, нужно бежать до своего трупа за тридевять земель. Однако The Surge упрощает этот процесс: во-первых, после смерти в углу экрана появляется индикатор, подсказывающий, сколько метров до места смерти. Во-вторых, запчасти можно сохранять в безопасных местах как в Lords of the Fallen, предыдущей игре Deck 13.

Но лёгкой игру назвать никак нельзя

По общеигровым меркам сложность The Surge высокая — иначе бы её с Dark Souls и не сравнивали. Умирать в игре Deck 13 придётся много: от ударов новых противников, движения которых пока не изучены, от падений в промышленные шахты в пылу схватки и, разумеется, от ударов боссов, которые сносят в лучшем случае половину здоровья.

Как и в Dark Souls, смерть в The Surge — это основной двигатель игры: после десятка экранов «Признаков жизни не обнаружено» движения босса считываются куда лучше, а желание изничтожить его усиливается в разы — и удовлетворение от победы, соответственно. Этим игры Deck 13 и From Software действительно похожи.

#thesurge

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться