[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Дмитрий Мучкин", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","battlegrounds"], "comments": 23, "likes": 37, "favorites": 4, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "6708" }
Дмитрий Мучкин
9 335

Как механики Battlegrounds наполняют смыслом игровую карту

Чем дольше играешь — тем более достоверным кажется игровой мир.

Поделиться

В избранное

В избранном

Журналист PC Gamer Гил Лоусон (Gil Lawson) написал материал, в котором объяснил, как специфические механики Playerunknown’s Battlegrounds способствуют созданию запоминающихся ситуаций, которые наполняют пространство игры смыслом.

По мнению Лоусона, следы пребывания игроков на карте и воспоминания, связанные с конкретными местами, добавляют игре глубины.

В начале каждого матча игроки высаживаются из самолёта на остров Ерангел. Когда они сидят в самолёте или летят к земле, то видят всю локацию целиком, и затем, без каких-либо экранов загрузки, приземляются в выбранную точку. Всё это позволяет «прочувствовать» игровой мир.

Если бы игроки появлялись сразу на земле, их восприятие доступной территории сводилось бы к абстрактной карте и заметным издалека ориентирам. Как в Skyrim: в ней огромный мир, но по нему можно только идти пешком или использовать быстрое перемещение, так что игрок взаимодействует с пространством по большей части через карту. Территорию Skyrim не чувствуешь, потому что ты либо передвигаешься по ней с постоянной скоростью, либо телепортируешься.

Гил Лоусон, журналист PC Gamer

Момент высадки в Battlegrounds — это ещё и напоминание о существовании других игроков, с которыми придётся делить остров. Во время самого матча редко удаётся встретить больше десяти из них, но в самолёте все 100 участников сидят плечом к плечу.

В отличие от DayZ или любого другого survival-проекта, Battlegrounds знакомит тебя с каждым соперником. Когда видишь других игроков, спускающихся на парашютах вокруг тебя, невольно задумываешься, с кем из них тебе придётся увидеться или вступить в перестрелку, кто из них тебя убьёт.

Гил Лоусон, журналист PC Gamer

Другой инструмент, помогающий наполнить смыслом мир игры, — следы присутствия других игроков. По ходу матча появляются знаки, указывающие на то, был кто-нибудь в определённой точке или нет.

Например, по умолчанию все двери зданий закрыты, а машины и мотоциклы смотрят на восток, и любое изменение этого стандартного состояния указывает на наличие неподалёку противников.

После смерти от игроков остаются ящики с содержимым их инвентаря, а тела исчезают спустя некоторое время. Всё это может оказаться ключевой информацией для выживания.

​Лежащая на дороге сковородка или мотоцикл, смотрящий на север, — безусловные признаки того, что кто-то здесь проходил. В игре, в которой невнимательность карается смертью, заметить одну-единственную открытую дверь — важное преимущество. Она может означать, что весь сектор карты небезопасен, и поднять вопросы о том, кто тут проходил, как давно это было и где он может быть сейчас.

Гил Лоусон, журналист PC Gamer

Матчи Battlegrounds целиком состоят из подобных небольших, тесно связанных с местностью историй, каждая из которых — это хроника действий отдельно взятого игрока, начавшаяся с прыжка из самолёта и закончившаяся его смертью или победой.

Как считает Лоусон, это закрепляет воспоминания о событиях игры, привязывая их к определённым точкам на карте. В отличие от Counter-Strike, например, где игровые ситуации очень часто повторяются и, в итоге, не запоминаются. Даже в играх с большими доступными локациями типа Battlefield можно увидеть большую часть карты за один матч благодаря точкам респауна и доступности средств передвижения.

Но в Battlegrounds нельзя телепортироваться. Где бы ты ни был, ты попал туда благодаря своим действиям и решениям. Ты в Ясной, потому что ты высадился рядом со станицей Мильта, сел на мотоцикл, поехал на север, врезался и прокрался через пшеничное поле. А смерть — результат твоих действий. Тебя застрелили там, куда привели тебя твои решения за последние 20 минут: на небольшом клочке безразмерной карты, мимо которого ты наверняка пробегал десятки раз и даже не замечал.

Но теперь ты будешь думать о нём, пока камера отъезжает от тела твоего персонажа, пока ты возвращаешься в лобби и ищешь новый матч. И в следующий раз, когда ты окажешься в этом месте, ты вспомнишь прошлую ситуацию и почувствуешь отголосок своих ощущений в тот момент.

Гил Лоусон, журналист PC Gamer

Как отмечает журналист, в этих воспоминаниях состоит значительная часть глубины Battlegrounds.

По большей части я раз за разом возвращаюсь в игру именно из-за того, сколько смысла придаёт территория острова геймплею. Каждое действие становится важным, каждый выбор становится историей. Это делает Ерангел достоверным.

Гил Лоусон, журналист PC Gamer

#мнения #battlegrounds

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться