[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Вадим Елистратов", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","\u0437\u0430\u043a\u043e\u043d\u044b","\u043c\u0438\u043d\u043a\u0443\u043b\u044c\u0442"], "comments": 53, "likes": 70, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section": "default" }
12 967

Останутся одни «Пираты Карибского моря» и «Самые лучшие фильмы»

PR-директор компании «ИНОЕКИНО» Анастасия Плотникова, ранее работавшая в прокатчике независимого кино, объясняет, что будет, если инициатива Минкульта по введению пятимиллионной пошлины на прокат фильмов в РФ, вступит в силу.

Поделиться

В избранное

В избранном

DTF публикует текст с разрешения автора.

«Квадрат» режиссёра Рубена Эстлунда

Зачем нужно прокатное удостоверение, за которое хотят просить 5 миллионов

Для начала кратко объясню, что такое прокатное удостоверение (ПУ). Воспользуемся справкой из «Википедии».

Прокатное удостоверение — документ, который выдаётся владельцу прав на фильм (кино- и видеофильм российского, зарубежного и совместного производства), позволяющий использование фильма на территории РФ в целях тиражирования и распространения; сдачи в прокат и аренду; публичной коммерческой и некоммерческой демонстрации; трансляции по кабельному телевидению. ​

выдержка из «Википедии»

Чтобы выйти на большие экраны кинотеатров нашей страны, каждый фильм должен получить ПУ. Не имея ПУ, фильм не может показываться в кинотеатрах.

Единственное, что фильм может ждать без прокатного удостоверения — фестивальные показы​

Таким образом, у нас в стране показывали несколькими сеансами, например, «Любовь» Гаспара Ноэ. Потому что ПУ картине не дали — там ведь секс, пенисы и всё такое. А без ПУ, соответственно, никакого проката быть не может.

«Любовь»

Простая арифметика

Сейчас прокатное удостоверение стоит 3500 рублей. Стоимость хотят повысить до 5 миллионов (избранным по каким-то неясным принципам российским фильмам её будут возмещать).

В качестве примера очередного «низкобюджетного иностранного фильма» (цитирую министра) для наших расчётов возьмём «Квадрат» Эстлунда, который пару дней назад получил Золотую пальмовую ветвь.

  • Чтобы показать фильм-победитель Каннского кинофестиваля в России, необходимо приобрести права. Права на показ «Квадрата» стоили, исходя из информации определённых источников, 30 тысяч евро — это почти 2 миллиона рублей. ​
  • ​Для выпуска подобного кино в прокат (расходы на копии, логистику, печать полиграфии, рекламу, организацию премьерных мероприятий, зарплаты сотрудников), необходимо как минимум 500 тысяч рублей. Итого — у нас уже 2,5 миллиона рублей.
  • Выпускаем фильм в прокат и ждём сборов. Вспоминаем, сколько обычно зарабатывают подобные фильмы: если очень сильно повезёт — 15-20 миллионов рублей; если просто повезёт — 7-14; если как обычно — 1-6. Учитывая, что прошлый фильм Эстлунда заработал в нашем прокате 1 миллион рублей, а в новом не играет Брэд Питт, то давайте будем рассчитывать на среднюю планку заработка — всё же Золотая пальмовая ветвь как-никак (хотя это почти ничего не значит для нашего зрителя). Итак, представим, что мы собрали 10 миллионов рублей.
  • Отдаём 5 миллионов со сборов кинотеатрам. Очевидная вещь, но знаю, что многие мои знакомые до сих пор уверены, что кинотеатр «что-то там где-то как-то» покупает фильмы для показа. Это не так, кинотеатр и прокатчик работают 50/50. Иногда 60/40 в пользу кинотеатра, если ты независимый прокатчик. Но давайте возьмём лучшую ситуацию, без 60/40, и отдадим кинотеатрам 5 миллионов, а не 6. Наш остаток — 5 миллионов.
  • Вспоминаем, что права стоили 2 миллиона и про 500 тысяч на выпуск. Наш остаток уже 2,5 миллиона.
  • И теперь, по-хорошему, 2,5 миллиона — наша прибыль. И на эти 2,5 миллиона можно купить новое кино и раздать премии сотрудникам. Но нам ведь надо отдать 5 миллионов рублей за прокатное удостоверение. Так что придётся добавлять на ПУ из своего кармана ещё половину суммы.
  • Итог проката «Квадрата», «низкобюджетного иностранного кинофильма», обладателя Золотой пальмовой ветви Каннского кинофестиваля — минус 2,5 миллиона рублей.

Эти расчёты сделаны по идеальному сценарию. Обычно в реальности всё не так радужно.

Прогнозы

Если закон о пошлине в размере 5 миллионов вступит в силу без каких-либо оговорок, то нас может ждать следующее.

  • Из кинотеатров исчезнут фильмы-победители и участники международных кинофестивалей, а также остальное арт и арт-мейнстрим кино. Такие фильмы, как «Патерсон» или «Великая красота» никогда не дойдут до большого экрана.
  • Кинотеатр больше не сможет предоставить вам выбор. Вам будут показывать только «Пиратов Карибского моря» и разнообразные вариации «Самого лучшего фильма» и «Сталинграда».
  • Кинотеатры Петербурга вроде «Родины», «Дома кино», «Англетера» прекратят своё существование или полностью сменят профиль.
  • Почти все компании-прокатчики артового кино перестанут существовать в принципе, а рынок изменится до неузнаваемости.

#мнения #законы #минкульт

Статьи по теме
Минкульт согласовал с продюсерами пятимиллионные пошлины для иностранных фильмов
Минкульт предложил поднять пошлины на голливудские фильмы более чем в тысячу раз
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться