[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Вадим Елистратов", "author_type": "self", "tags": ["\u043d\u0435\u043b\u044e\u0431\u043e\u0432\u044c","\u043e\u0431\u0437\u043e\u0440\u044b","\u043a\u0438\u043d\u043e"], "comments": 27, "likes": 29, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section": "default" }
5 221

Оставленные: обзор фильма «Нелюбовь» Андрея Звягинцева

1 июня в российский прокат вышла драма «Нелюбовь» Андрея Звягинцева. Главный редактор DTF рассказывает, почему картина, несмотря на свой фестивальный лоск, достойна самой широкой аудитории.

Поделиться

В избранное

В избранном

Для меня всегда было большой загадкой, почему Андрей Звягинцев так и не стал условным российским Дэвидом Финчером — по крайней мере, с точки зрения популярности. Тот же «Левиафан», несмотря на всю шумиху вокруг него, собрал на родине всего 92 миллиона рублей (это меньше половины бюджета), а «Елена» — около 20 миллионов.

Наверное, Звягинцеву мешает аура фестивальности, с помощью которой его картины упорно продвигают уже много лет.

Массовый зритель смотрит на очередной ни о чём не говорящий постер с пальмовой ветвью в уголке и проходит мимо, хотя за всей этой напускной высоколобостью кроется написанное широкими мазками мощное драматическое кино​

Впрочем, с «Нелюбовью» ситуация может измениться: по крайней мере, на Западе картина должна быть более понятной, чем трагедия, построенная на страхе перед армейским призывом («Елена»), и фильм о безысходности российского фермерства («Левиафан»).

«Нелюбовь» — это история семейной пары, переживающей развод на фоне экономического кризиса. Муж и жена давно нашли себе новых партнёров, а всё, что их удерживает вместе и заставляет раз за разом плевать друг в друга ядом — общая квартира, которую никак не получается продать, и общий ребёнок, которого никто не хотел.

Примерно минут через двадцать после начала дитя бесследно исчезает, а фильм превращается в подобие криминальной драмы. Звягинцев подробно показывает все этапы поисков двенадцатилетнего мальчика, смакуя профессионализм и самоотверженность волонтёров и параллельно раскрывая титульное состояние «нелюбви», в котором находятся родители.

Но «Нелюбовь», конечно, никакая не криминальная драма. Как и в сериале «Оставленные» Дэймона Линделофа, автора больше интересует не то, что пропало, а то, что осталось​

Это самое доступное кино Звягинцева за последние годы, но смотреть его всё равно нужно внимательно. Скажем, режиссёр изящно показывает, что в новых отношениях у главного героя всё тоже не слишком гладко, потому что на работе он предпочитает есть картошечку, а дома — под давлением пассии — брокколи.

А сиюминутный тяжёлый вздох сварливой бабки (матери жены) проливает свет на то, что и её дочь тоже, скорее, отыгрывает роль матери-монстра, чем является таковой. Отыгрывает, потому что не видела другого примера.

Чем ближе к финалу, тем более мрачной и угнетающей «Нелюбовь» становится. Почти все ключевые герои так или иначе оказываются пустыми и одинокими. Они отчаянно пытаются цепляться за других людей, но желание добиться тепла и стать счастливым так и остаётся желанием.

Само собой, в самом конце Звягинцев не удерживается от своей любимой темы и резко распространяет диагноз, выписанный главным героям, на всю остальную страну.

Ловким движением рук и устами ведущего Дмитрия Киселёва в переживающую развод пару внезапно превращается Россия и Украина​

Этот момент, пожалуй, самый важный в фильме, но в нём Звягинцев, кажется, давит сильнее, чем нужно. Красный «патриотичный» спортивный костюм на главной героине, отправившейся на пробежку после безразличного просмотра выпуска новостей о страданиях украинцев, это уже немножко перегиб — вплоть до лёгкой пошлости. Хотя, возможно, это поможет услышать послание Звягинцева большему количеству людей.

«Нелюбовь» при всей своей мрачности, пожалуй, самый позитивный фильм Звягинцева за последние годы. Надежду в нём символизируют волонтёры.

С одной стороны это критика государства, неспособного выполнять свои функции, а с другой — напоминание о том, что аппарат и люди в нём, это разные сущности, и даже в состоянии общего угнетения — «нелюбви» — всегда найдётся место для чего-то человеческого.

Но хоть хорошие люди и существуют, они тоже не всесильны. Поэтому после фильма очень хочется скорее связаться с близкими и сказать «люблю». Пока не слишком поздно.

#нелюбовь #обзоры #кино

Статьи по теме
Make love, not war: обзор фильма «Чудо-женщина»
Мертвец говорит: обзор пятых «Пиратов Карибского моря»
Пророк и демоны: обзор фильма «Чужой: Завет»
Чёрная плесень: обзор хоррора «Прочь»
Плачь, плачь, танцуй, танцуй: обзор продолжения «Стражей Галактики»
Восемь миллиардов ублюдков: обзор космического триллера «Живое»
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться