[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-229719-0", "render_to": "inpage_VI-229719-0-952491735", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Вадим Елистратов", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u0443\u043c\u0438\u044f","\u043e\u0431\u0437\u043e\u0440\u044b"], "comments": 28, "likes": 59, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
Вадим Елистратов
13 241

Не говори гоп: обзор фильма «Мумия»

8 июня в прокат РФ выходит очередной перезапуск «Мумии» — на этот раз с Томом Крузом в главной роли. Главный редактор DTF рассказывает, как Universal загубила пристойное кино своими пустыми амбициями.

Поделиться

В избранное

В избранном

«Плохое кино» — понятие растяжимое. Одни фильмы настолько ужасны, что приносят физические страдания во время просмотра, а другие как будто бы пролетают мимо зрителя — они совсем не напрягают, но очень быстро выветриваются из головы. Новая «Мумия» начинается как плохое кино из второй категории, а заканчивается, как плохое кино из первой.

В первой половине картина похожа на достойную экранизацию Uncharted. Схожих моментов слишком много, чтобы это было простым совпадением. Главный герой, обаятельный вор с военной подготовкой (Том Круз), обводит вокруг пальца блондинку с принципами (Аннабелль Уоллис) для того, чтобы похитить сокровище, спрятанное в пустыне.

Причём схожи не только персонажи, но и формат повествования. Открывающая перестрелка с последующим чудесным спасением и случайным вскрытием гробницы снята в лучших традициях Naughty Dog.

А сцена, где люди вылетают через пробитый бок падающего военного самолёта, заставляет вспомнить лучший эпизод Uncharted 3​

Что самое удивительное, дебютант в постановке блокбастеров Алекс Куртцман оказался вполне компетентным режиссёром. Его фильм полон интересных мелких находок и решений, а также юмора, свойственного работам Джей Джей Абрамса (Куртцман участвовал в написании «Звёздного пути», «Грани» и третьей «Миссии»).

Качества фильму придаёт и Том Круз, который вновь выполняет большинство трюков сам. Из-за этого даже простой подводный заплыв с его участием выглядит очень зрелищно — наличие каскадёра не пришлось прятать монтажом. Круз настоял и на том, чтобы эпизод в самолёте снимался в настоящей невесомости, и его рвение окупилось с лихвой.

Да и сама мумия Куртцману удалась: первое появление жуткой девушки (София Бутелла), суставы которой выправляются и набирают силу как у надувной детской игрушки, достаточно быстро заставляет забыть об образе мумии из предыдущей трилогии.

Однако в третьем акте этого довольно приятного би-муви в зал вдруг заходит Universal и разрушает все наработки

Примерно за 40 минут до финала фильм, который назывался «Мумия», резко обрывается, и студия прямо поверх него самым примитивным образом начинает строить свою киновселенную — Dark Universe.

В сюжете резко возникает персонаж Рассела Кроу — он же доктор Джекилл и мистер Хайд в одном лице, а также местный аналог Ника Фьюри — который переводит историю в совершенно другое русло. Мумия резко перестаёт быть абсолютным злом и скукоживается до уровня промежуточной угрозы, с которыми лихо справляется местный «Щ.И.Т.».

И пока сценаристы тратят драгоценное время фильма на лишние для основной истории сцены, сюжет самой «Мумии» стоит на месте, но снова набирает обороты только к финалу.

​Отсюда создаётся неприятное впечатление, что киновселенную в последний момент грубо вписали в сценарий в остальном весьма стройного фильма

Причём понять, чем пришлось пожертвовать ради «вселенских» амбиций, совсем не трудно. Из-за сцен с участием Кроу фильм лишился как более внятной развязки, так и эмоциональной завязки.

«Мумия» начинается с установки о том, что главные герои уже переспали друг с другом, но сцену их встречи зрителю не показывают, поэтому их дальнейшие отношения выглядят натянутыми. У Куртцмана, похоже, не было времени для того, чтобы проработать романтическую линию: ему нужно было запускать киновселенную.

Недавно режиссёр хвастался тем, что в его фильме нет сцены после титров, но на самом деле он просто не понял, что из-за Universal весь его фильм превратился в одну сплошную сцену после титров​

Вся эта возня больших студий с киновселенными похожа на время, когда производители смартфонов недооценили айфон, а потом второпях начали его копировать. Для некоторых, включая Nokia, упущенный момент оказался смертельным.

С Marvel та же история. Universal и другие конкуренты ещё не поняли, что на создание качественной киновселенной нужно время. Поэтому, например, Disney не пытается выпускать по три части «Звёздных войн» в год, а формирует интерес зрителей достаточно неторопливо.

И если у конкурентов из DC и Legendary процесс худо-бедно наладился, то Universal, раньше времени анонсировавшая семь фильмов, сейчас выглядит как боец кунг-фу, который уверенно рассекал воздух кулаками перед дракой, а в самом начале боя поскользнулся на банане и потерял сознание​.

#мумия #обзоры

Редакция благодарит «Европу Плюс» и «Формулу кино» за возможность посмотреть фильм.

Статьи по теме
Из-за Тома Круза для перезапуска «Мумии» сняли 64 дубля в невесомости
Супермен, Годзилла, Старк: разбираемся в современных киновселенных
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться