[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-229719-0", "render_to": "inpage_VI-229719-0-952491735", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Алексей Сигабатулин", "author_type": "self", "tags": ["\u043f\u043b\u0430\u043d\u044b\u043d\u0430\u0432\u044b\u0445\u043e\u0434\u043d\u044b\u0435","\u0438\u0433\u0440\u044b\u0438\u043a\u0438\u043d\u043e"], "comments": 35, "likes": 45, "favorites": 22, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
Алексей Сигабатулин
10 245

Планы на выходные: игры и кино после конца света

Если хочется постапокалипсис.

Поделиться

В избранное

В избранном

Конец света — настолько частый сценарий в кино и играх, что изобразить на эту тему что-то необычное стало очень сложно. Тот же зомби-апокалипсис в показанной на E3 2017 Days Gone выглядит хоть и интересно, но до боли стандартно.

Редакция DTF вспоминает игры и кино про конец света и всячески рекомендует их оценить на этих выходных.

Олег Чимде: в мире животных

Игры: I Am Alive и Tokyo Jungle

Хочется посоветовать какой-то менее очевидный вариант, чем The Last of Us, Fallout и «Сталкер». Поиграйте в I Am Alive — она очень хардкорна, и механика там необычная. Во-первых, весь Чикаго после землетрясения в пыли, которую нельзя вдыхать. Во-вторых, здесь интересная система боя: на противника можно навести пистолет с пустой обоймой и обмануть, напугав. В-третьих, сюжет посвящен маленькой девочке, и это до The Last of Us.

I Am Alive

Но есть и нечто более нестандартное: крохотная игра для PlayStation 3 — Tokyo Jungle. Люди вымерли, мегаполис захватили звери: за них вы и играете. Задача, как и в любом rogue-lite — выжить. Для этого нужно питаться (хищники охотятся, травоядные ищут пропитание) и спариваться, оставляя потомство. Если вас убьют, то управление перейдёт к кому-то из стаи. Когда стая одичалых домашних котов нападает на какую-нибудь гиену — зрелище получается уникальное. Что немаловажно, играть можно вдвоём за одним телевизором.

Кино: «28 дней спустя»

У Дэнни Бойла, кажется, почти нет плохих фильмов: Trainspotting, «Пляж», «Пекло», «Миллионер из трущоб» и так дальше. Но лучшей его работой я всё-таки считаю «28 дней спустя». Такого зомбиапокалипсиса ещё не было: он честный, без фигни. Смерть здесь — явление глупое, но беспощадное, а каждая сцена — сильная. Первая встреча с зомби (а зомби здесь быстрые) происходит в церкви: у местного пастора очень специфическая паства.

«28 дней спустя»

Но главным злом конечно оказываются не заражённые (они всего лишь животные), а люди, которые почему-то возомнили себя спасителями человечества. Фильм выглядит низкобюджетным, но не обманывайтесь: это — самое сильное кино о зомби. А музыка из финальной сцены теперь активно копируется и звучит где попало, например в свежем трейлере новой части Metro.

Вторая часть — «28 недель спустя», к сожалению, оказалась гораздо менее творческой, но и Дэнни Бойл там снял лишь несколько сцен. Зато каких.

Глеб Диденко: тоска и рок-н-ролл

Игра: Project Zomboid

Со стороны Project Zomboid может показаться плохим советом. Игра до сих пор не покинула ранний доступ, и на неё уже 6 лет (с момента появления демоверсии в 2011 году) выходят превью. Но это крайне атмосферный и мрачный симулятор выживания в зомби-апокалипсисе.

Город, наводнённый мертвецами, укушенная жена, моральный выбор, голод, болезни, баррикады, в общем — неплохой способ провести субботний вечер. Тем более, что в игре есть мультиплеер и виски, а значит — выпить можно и виртуально.

Кино: «Шестиструнный самурай»

Есть ощущение, что этот пародийный боевик придумывали японские геймдизайнеры — советовать его можно только любителям некровавого трэша. В альтернативной вселенной случилась ядерная война, в которой победил Советский Союз. Руинами США правит король рок-н-ролла. После смерти Элвиса музыканты со всей страны стекаются в «Лост-Вегас», чтобы занять его место. В наличии: советские солдаты, реднеки-каннибалы, культ Бога-Мельницы и много другое.

Если очень хочется, как и в любой картине, написанной широкими абстрактными мазками, здесь можно увидеть иные смыслы — от противостояния рок-н-ролла хэви-металлу до людоедской природы всякой веры, чем и занимаются фанаты. Но, кажется, интереснее наблюдать за тем, как создатели обыгрывают раз за разом всплывающие в жанре клише. Осторожно: у фильма нет прилично дублированной версии, впрочем, ему это и не нужно.

Павел Куравин: «Война. Война никогда не меняется»

Игры: Fallout 1-2

Под термином «постапокалипсис» можно понимать совершенно разные вещи, но для меня это прежде всего палящее солнце, выжженная ядерным огнём пустыня, потёртая кожаная куртка с одним рукавом и вечная погоня за ресурсами. Именно к такому образу приучили меня в своё время первые две части легендарного Fallout.

Разумеется, позже я узнал, что Interplay вдохновлялись другими играми и фильмами в жанре постапокалипсиса: тем же «Безумным Максом», например. Но для меня первым был всё же Fallout. Для своего времени это была по-настоящему прорывная игра: открытый мир, нелинейный подход к сюжету и геймплею. В зависимости от выбранных навыков, можно было как «выкосить» всё живое в Пустоши залпами из плазмагана, так и пройти всю игру не сделав ни единого выстрела.

Помимо этого, обе игры были ещё и чертовски стильными: в них удачно смешивались как ретро-элементы вроде джаза 40-х годов и ламповой электроники, так и научной фантастики в виде инопланетян, мутантов и энергетического оружия.

Забавен тот факт, что Fallout 2 я прошёл всего один раз, но начинал новую игру как минимум раз семь. Почему-то, как только мой персонаж раскачивался до определённого уровня и обзаводился приличным запасом здоровья и патронов для различных пушек, интерес к игре стремительно пропадал. В конце концов, Fallout — это ролевая игра, а по-настоящему вжиться в роль странника в мрачной и опасной Пустоши удавалось только поначалу, когда ресурсов было мало и в каждом бою приходилось натурально выживать.

Даже несмотря на возможность загрузить игру в любой момент, внезапная встреча с группой бандитов по пути из Клэмата в Ден вызывала всплеск адреналина и заставляла вдумчиво прикинуть свои шансы. «Так, их трое, два с пистолетами и один с копьём. У меня — один стимпак и шесть патронов в самодельной винтовке. Ничего, прорвёмся».

Семён Костин: от ярости до амнезии

Игра: Rage

Я люблю Rage. Даже несмотря на то, что его ругают за сомнительную графическую составляющую и оборванный сюжет. Да, смотреть на текстуры вблизи — лучше не стоит. Игру вполне заслуженно пинают за спорный геймплей и маленький мир. Однако неоспоримым достоинством проекта будет завораживающий дизайн уровней и мира.

Каждая локация по-своему уникальна, дух захватывает от живописных и величественных пейзажей. Всё это удалось воссоздать при помощи технологии «мегатекстур». После RAGE я долго не мог привыкнуть к локациям из Fallout 3 и Fallout: New Vegas. Они мне казались шаблонными, собранными уже из готовых деталей.

Если отнестись к игре снисходительно, рассматривать её как приятный шутер на один раз, то RAGE непременно понравится. Особенно если докупить DLC The Scorchers, миссии и локации из которого должны были появиться ещё в основной игре, но были вырезаны, так как их не успели доделать к релизу.

Аниме: «Ветер по имени Амнезия» (Kaze no Na wa Amnesia)

«Ветер по имени Амнезия» — постапокалиптический роад-муви от режиссёра, сценариста и дизайнера фильма «Д: Жажда крови». Среди постапокалиптического аниме он выделяется своим необычным сеттингом.

Не было никакой ядерной войны или катаклизма, по планете всего лишь пронесся странный ветер, который стер у людей все воспоминания, обнулил интеллект человечества до уровня неандертальцев. Пускай за несколько лет люди снова научились разжигать огонь, но теперь они ведут варварский образ жизни. Никакого земледелия, никакого языка, полная анархия и правила жизни на уровне «убей или сам будешь убит».

Паренёк Ватару попал под воздействие ветра и бродил несколько лет в поисках пропитания. Его мучения закончились в тот момент, когда он случайным образом добрался до засекреченной лаборатории в дебрях Аризоны, где ему удалось вернуть рассудок. После этого Ватару считал, что он единственное разумное существо на планете. Всё поменялось после встречи с таинственной женщиной в развалинах Сан-Франциско. Здесь и начинается странствие поумневшего японца и загадочной девушки через всю территорию США.

Расстраивает, что аниме идёт чуть больше часа. Однако за это время покажут дикое ассорти с экстрасенсами, сумасшедшими роботами, биооружием, утопическим автономным городом и неизменной любовной линией. Всё это отлично друг с другом стыкуется и совершенно не раздражает.

Дмитрий Мучкин: апокалипсис как повод посмеяться

Игры: Metro Redux

Анонс новой Metro — замечательный повод пройти (или перепройти) предыдущие части, причём я бы советовал Redux-версии: они лучше выглядят и работают. Metro 2033 и Metro Last Light сделаны по мотивам произведений Дмитрия Глуховского, действие которых происходит в московском метро после апокалипсиса.

У 4А Games получились отличные шутеры: персонажи запоминающиеся и колоритные, сюжет не даёт скучать, даже если вы читали книги, а неглупые противники делают каждую перестрелку в меру сложной и увлекательной.

Но главное — это шикарная атмосфера. В тёмных тоннелях бывает очень жутко, а на поверхности просто страшно за свою жизнь: мало того, что там токсичный воздух, так ещё и неизвестно, какие монстры могут прибежать на твой запах. Именно ради впечатлений от разрушенной Москвы (и, пожалуй, ради отлично рассказанной истории) и стоит играть.

Кино: «Зомби по имени Шон»

Эдгар Райт — один из немногих современных режиссёров, которые понимают, что комедия — это не просто необычные люди, делающие смешные вещи, это ещё и монтаж, который подчёркивает, усиливает, а иногда и создаёт смешное.

«Зомби по имени Шон» — это фильм из замечательной трилогии Райта «Кровь и мороженое». Фильм вовсе не про зомби, а про офисного работника, которому вдруг приходится принимать волевые решения и разбираться с проблемами, потому что иначе он не выживет: апокалипсис всё-таки.

Как во всех произведениях режиссёра, в «Зомби по имени Шон» очень лёгкий тон и потрясающий монтаж. И ещё фильм действительно смешной, не в последнюю очередь благодаря тому, что Саймон Пегг, Ник Фрост и Райт отлично работают вместе. В картине много находок, которые вызывают одновременно смех и удивление, как можно вообще до такого додуматься: одна только сцена ритмичного избивания зомби палками чего стоит.

Федор Сивов: ярость на колёсах

Игра: MotorStorm: Apocalypse

Чтобы оказаться в постапокалипсисе, нужно ещё пережить предшествующую ему катастрофу. А как к этому лучше всего подготовиться?

Я считаю, в судный день нужно оторваться по-полной. Например, устроить безумно опасную гонку в ближайшем городе, который разрушают катаклизмы, и соревноваться там в разгар события, как это сделали герои MotorStorm: Apocalypse. Только представьте: земля трясется, всё кругом рушится, того и гляди твоё авто задавит зданием или провалишься на нём в расселину.

Адреналин в крови зашкаливает. Ты мчишься на багги, тебя подрезают противники на спорткарах и внедорожниках, догоняют нахалы на монстр-траках, готовые переехать твою машину, где-то рядом несутся шустрые наглецы на мотоциклах. Внезапно падает небоскреб и меняет маршрут трассы. Каждый раз в таких ситуациях выживаешь чудом — и это просто рай для настоящего экстремала.

Кино: «Ищу друга на конец света»

А вот фильм «Ищу друга на конец света» показывает, как последние дни перед неминуемой гибелью провели бы разные люди. Никаких правил больше не существует, в офис разрешают приходить когда угодно, занимать любую должность, да и вообще можно не появляться на работе — делай, что хочешь.

Некоторые женщины пытаются успеть выйти в люди и покрасоваться в каждом из неношеных платьев. Многие пускаются во все тяжкие: где-то процветает мародерство, ранее приличные граждане считают своим долгом хотя бы перед смертью поэкспериментировать с запрещенными веществами и поучаствовать в оргии.

Посреди царящего хаоса только герой Стива Карелла пытается найти умиротворение или побыть рядом с хорошим человеком.

Роман Новиков: конец света — хорошо или плохо?

Кино: «Ровер»

В своё время «Ровер» Дэвида Мишо остался практически незамеченным широкой публикой и, если вы тоже пропустили его, то у вас есть отличная возможность исправить это на выходных. Фильм рассказывает историю мужчины (Гай Пирс, который не был так хорош со времён «Помни» Кристофера Нолана), который с маниакальным упорством преследует преступников, укравших его машину.

При этом ситуация осложняется тем, что один из воров (лучшая роль в карьере Роберта Паттинсона, которая доказывает, что он очень хороший актёр) вынужден путешествовать в компании главного героя.

Апокалипсис в «Ровере» примечателен тем, что вполне может случиться и в реальной жизни. Никаких зомби, пришельцев или смертельных вирусов — просто экономический кризис, который приводит к тотальной разрухе и упадку.

Мир фильма очень похож на тот, который мы видим на улице, вот только безо всякого сострадания и надежды на счастливое будущее: вроде бы умирают люди, но почти все реагируют на это без эмоций, вроде бы есть власти, но им всё равно на то, работают ли законы, да и причины, по которым герой пытается вернуть свою машину тоже заставляют задуматься о грустном. Возможно, именно поэтому ощущение безысходности после картины Мишо намного сильнее, чем от просмотра других фильмов в жанре.

Игра: Everybody’s Gone to the Rapture («Хроники последних дней»)

В отличие от «Ровера», Everybody’s Gone to the Rapture внушает определённую надежду. Игра от The Chinese Room посвящена заведомо провальной борьбе супружеской пары учёных и некой сущности, которая медленно убивает всё живое на Земле.

Несмотря на довольно мрачную фабулу, проект концентрируется на том, что смерть — это не всегда плохо. Путешествуя по английской деревне, из которой исчезли люди, ты медленно, но верно принимаешь неизбежное и понимаешь, что всему рано или поздно приходит конец и это, в принципе, нормально.

При этом даже если отбросить весь философский подтекст Eberybody’s Gone to the Rapture — очень красивая игра, саундтрек к которой получился настолько хорош, что композитору доверили собственное шоу на радио. В общем, если у вас нет неприязни к «симуляторам ходьбы» и при этом вы по какой-то причине до сих пор не ознакомились с проектом The Chinese Room — самое время это сделать.

Артём Слободчиков: человечный апокалипсис

Игра: The Final Station

Обычно в играх про апокалипсис или постапокалипсис главный герой — это обязательно если не спаситель всего человечества, то какого-нибудь поселения — точно. Плохого в этом ничего нет, но меня всегда интересовали простые человеческие истории в условиях постапокалипсиса, когда все эпичные сражения происходят где-то на фоне, а главный герой преследует свою, совершенно обычную цель.

The Final Station, небольшая инди-игра от отечественных разработчиков, — как раз об этом. В ней игрок управляет машинистом сверхсовременного поезда во вселенной, параллельной нашей, где братья Стругацкие — известные учёные, которым ставят памятники (вряд ли нужно объяснять, почему это невероятно круто).

Геймплей построен из двух частей: между миссиями герой едет на поезде, который нужно поддерживать в рабочем состоянии, а заодно подкармливать и лечить случайных попутчиков. Прибыв на станцию, машинист выходит из поезда и начинается хардкорный 2D-шутер, в котором патронов и аптечек всегда мало, а враги ходят только толпами.

При этом запас аптечек общий: можно вылечить главного героя, а можно — пассажира, который медленно умирает от болезни. Быть благородным никто не заставляет: можно плюнуть на жизни людей и оставлять все припасы себе. Единственный штраф заключается в том, что мертвые пассажиры не смогут поделиться крупицами лора игры, которые иначе и не получить.

Главного героя посылают за поручениями разной важности, но он всё время стремится домой, даже покидает единственное безопасное на свете место, чтобы успеть вовремя. И в конце оказывается, что всё путешествие было не для спасения человечества (над чем подшучивают некоторые пассажиры), а ради простой и понятной цели, раскрывать которую я не буду, спойлеры.

Ещё в игре очень тонко проработана атмосфера апокалипсиса с человеческой точки зрения. Монстры и ужас где-то там, а здесь у людей дом и дела, которые кажутся им гораздо важнее, чем какая-то далёкая катастрофа. До определённого момента. Музыка же ещё сильнее усиливает образ разрушающегося мира, который не спасти. Остаётся только двигаться вперёд, к последней станции.

Кино: «Дорога»

«Дорога» по книге Кормака Маккарти прекрасно дополняет The Final Station. От игры фильм отличается тем, что мир уже окончательно и бесповоротно погиб, но люди всё равно продолжают бороться за свою жизнь. Главный герой в исполнении Вигго Мортенсена бредёт по покрытой пеплом дороге вместе с сыном. Их цель — добраться до океана, но это скорее источник призрачной надежды, чем конструктивный пункт назначения.

Этот фильм нужно переживать вместе с героями — если просто перечислять основные сюжетные моменты, то ничего особенно впечатляющего не наберётся. «Дорога» это тяжёлая и глубоко личная история отца и сына, с которыми себя может ассоциировать каждый. Особенно хорош Вигго Мортенсен, который одними глазами играет около пятидесяти оттенков боли, разочарования, отчаяния и беспокойства за сына.

Во время путешествия герои учатся друг у друга: отец — сочувствию и милосердию, о которых давно позабыл, сын — недоверию к людям, которому давно пора научиться. Сразу предупреждаю, после просмотра фильм оставляет очень тяжёлое впечатление. Не в последнюю очередь из-за музыки Ника Кейва, каждая композиция которого — идеальный саундтрек для уже случившегося апокалипсиса. Впрочем, как же иначе: смерть планеты и человечества это совсем не весело.

А если захотите ещё глубже погрузиться в меланхолию на выходных, почитайте одноимённую книгу, на которой основан фильм. Она, как это часто бывает, гораздо сильнее и глубже, что нисколько не умаляет достоинств картины.

Тимур Сафаров: обезьянки — добрые, советы — злые

Кино: «Восстание планеты обезьян»

Скептицизм многих по отношению к франшизе понятен. Если шимпанзе с автоматом в руках вызывает легкое хихиканье, то горилла верхом на хилой лошади — это уже совсем несерьёзно.

Лично мне за обезьян обидно, хотя сам я не считал идею очеловечивания приматов сногсшибательной. Да и ожидал я шаблонных сражений выживших людей с диктатурой обезьян, обозленных своей рабской долей. Этого хватило в оригинальных фильмах и ужасном ремейке с Марком Уолбергом. В этот раз всё получилось ровно наоборот. «Восстание планеты обезьян» и последовавшая за ней «Революция» — это увлекательнейшая история о становлении личности, лишениях, прощении, ответственности и полутонах в слове «война». Без надуманных конфликтов и глупых клише.

Цезарь стал для меня одним из любимых киногероев уже в первой половине «Восстания». Наблюдать за жутко умным генномодифицированным шимпанзе, освобождающим собратьев от оков питомников и зоопарков — сплошное удовольствие. Всё это во многом благодаря блестящей игре Энди Серкиса и простому, но очень лихо закрученному сюжету с максимальным раскрытием персонажей (не считая, конечно, чисто функционального героя Гэри Олдмана во втором фильме).

Фильмы хоть и прямолинейны, но всё же точно и остроумно говорят о неоднозначности человеческих поступков и проблемах доверия. Из добрых побуждений человечество хотело создать лекарство от болезни Альцгеймера, а получился апокалипсис, в котором смогли выжить лишь животные и горстка людей. Стоит ли винить в этом обезьянок? Можно ли перебороть ксенофобию и научиться доверять народу говорящих шимпанзе, горилл и орангутанов? И все ли люди такие эгоисты? Фильмы приводят достаточно аргументов в пользу обеих сторон. Этим и прекрасны. Ждём «Войну» в июле.

Игра: 60 Seconds!

Вряд ли вы успеете за выходные прочувствовать все прелести The Last of Us и Fallout: New Vegas, которые я хотел посоветовать изначально. А потому можно обратиться к простенькой, но жутко увлекательной 60 Seconds! B ней вы возьмете под контроль отца семейства, которому нужно спрятаться от ядерного взрыва в бункере и выживать в течение длительного времени.

Казалось бы, что тут оригинального? Ответ кроется в названии — на начальном этапе игры неумолимо тикает таймер, означающий скорое падение бомбы (брошенной, кстати, СССР). За это время вы должны успеть обежать свой дом и решить, что необходимо для выживания. Продукты? Вещи? Ваша семья? Решив, что (или кого) взять с собой в бункер вам предстоит, собственно, выживать.

Красота геймдизайна в неоднозначности выбора игрока. Взяв с собой всю семью, вы скорее всего умрете с голоду вместе с родными, а если решите бросить их, набив инвентарь едой — у героя уже через пару дней поедет крыша от одиночества. В общем, идеальная игра на пару вечеров и пять-десять рестартов.

#планынавыходные #игрыикино

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться