[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Дмитрий Мучкин", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f"], "comments": 18, "likes": 16, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "7839" }
Дмитрий Мучкин
1 707

Ностальгия в играх: откуда она появляется и как работает

Всему виной Kickstarter.

Поделиться

В избранное

В избранном

Журналист GamesIndustry.biz Кристофер Дринг (Christopher Dring) написал материал, в котором рассмотрел причины популярности и механизмы работы ностальгии в игровой индустрии.

Мы выбрали главное.

Yooka-Laylee

Как замечает Дринг, рынок в настоящее время помешан на ностальгии, и этот тренд продолжает усиливаться. За последние две недели появились новости об играх с оригинального Xbox, которые появятся на Xbox One, о Sega Forever и о SNES Mini.

Любовь игроков к ностальгии — это не новость, но недавний её подъём связан, как считает журналист, с ростом популярности Kickstarter и инди-индустрии, которая начала в огромных количествах выпускать сиквелы, ремейки и духовных наследников.

Тренд дошёл до мейнстримного рынка примерно к двадцатилетнему юбилею ​PlayStation, когда Sony начала усиленно воздействовать на всеобщую страсть к эпохе PS1.

Сегодня ностальгия — это важное направление для видеоигр. Только посмотрите на релизы этого года: Sonic Mania, Yooka-Laylee, Super Bomberman, Wipeout, Crash Bandicoot, Thimbleweed Park, Micro Machines, Metroid II. Даже Tekken, Mario Kart и Resident Evil снова на вершинах чартов.

​Кристофер Дринг, журналист GameIndustry.biz
Sonic Mania

Ностальгия, отмечает Дринг, принимает разные формы: ре-релизы (Sega Forever, NES Mini), полные ремейки и обновления (Crash Bandicoot, Final Fantasy VII), сиквелы и продолжения (Elite Dangerous, Shenmue 3). Время от времени появляются духовные наследники (Yooka-Laylee, Thimbleweed Park) и элементы из игр прошлого в современных проектах (например, сплит-скрин).

​И это касается не только игр. Недавно вышло несколько сериалов с оттенком ностальгии — «Твин Пикс», «Очень странные дела» и «Секретные материалы», на большие экраны вернулись «Охотники за привидениями», «Спасатели Малибу» и «Парк Юрского периода».

Однако для телевидения и фильмов (а также музыки) этот тренд не новый — потому что это более старые медиа. Спрос на ностальгию обычно поступает от тех, кому за 30, и из-за того, что игровая индустрия молода, это начало происходить только сейчас.

​Кристофер Дринг, журналист GameIndustry.biz

Дринг считает, что в последнее время поведение потребителей относительно ностальгических проектов изменилось. Аудитория стала более разборчива, она сразу забраковывает плохие порты и низкокачественные ремейки старых игр. Насколько сильную ностальгию не вызывал бы проект, он должен быть в первую очередь качественным.

Mighty №9

К тому же, как замечает автор, крупные компании не могут существовать за счёт одной лишь ностальгии. Даже лучшим проектам, вернувшимся из прошлого, не удаётся поддерживать интерес к себе очень долго.

Хотя бывают и исключения.

​В 2005 году, спустя 16 лет отсутствия, вернулся «Доктор Кто». Он стал гораздо динамичнее и современнее, и с тех пор остаётся одним из главных элементов субботнего вечера англичанина.

А в прошлом году вышла Pokemon Go, которая сохранила сущность франшизы, но добавила к ней новую технологию и новые способы играть, подняв бренд до высот, которых он не видел с девяностых годов.

Кристофер Дринг, журналист GameIndustry.biz

По мнению Дринга, это показывает, что для того, чтобы успешно использовать чувство ностальгии аудитории, компаниям необходимо создавать проекты, которые выглядят так, будто они из прошлого, но остаются близкими современному потребителю: как «Остин Пауэрс» или Shovel Knight.

Shovel Knight

Также, замечает журналист, ностальгия может стать катализатором к появлению чего-то нового.

​Один из хороших примеров этого — то, что сделала Nintendo с Legend of Zelda: A Link Between Worlds. В этой игре компания изменила традиционную формулу «Зельды», но в то же время сделала её понятной фанатам, поместив события в тот же мир, что и в A Link To The Past 1991 года. Это сработало, что позволило Nintendo пойти на ещё больший риск с Breath of the Wild.

Кристофер Дринг, журналист GameIndustry.biz

Как утверждает Дринг, ностальгия открывает большие возможности для издателей и разработчиков.

Благодаря ей можно возрождать франшизы, возвращать забытые жанры, даже омолаживать бренды. Это шанс для индустрии обратиться к прошлому, прежде чем пойти в будущее.

Кристофер Дринг, ​журналист GameIndustry.biz

#мнения

Статьи по теме
Nintendo анонсировала SNES Classic Edition
На волне ностальгии: интервью с российскими ретро-видеоблогерами
Американскому коллекционеру вернули потерянный почтой груз ретро-игр на сумму 10 тысяч долларов
Чем пиксели отличаются от вокселей, и как в современных играх создают графику ретро-стиля
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться