[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Вадим Елистратов", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","\u0447\u0435\u043b\u043e\u0432\u0435\u043a\u043f\u0430\u0443\u043a"], "comments": 59, "likes": 77, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section": "default" }
13 219

Лучший фильм о Человеке-пауке

Главный редактор DTF о том, почему из шести картин о Человеке-пауке так трудно выбрать лучшую.

Поделиться

В избранное

В избранном

Первое поколение

Когда я вернулся домой с «Возвращения домой» (простите), я тут же пересмотрел несколько фрагментов из трилогии Сэма Рэйми. И сделал я это только для того, чтобы подтвердить очевидное — экшен старых фильмов так никто и не переплюнул.

Компьютерная графика в кино с начала нулевых прошла немалый путь, но тех «Пауков» красит не только она, но и умение режиссёра ставить кадр и держать зрителя в напряжении.

Просто посмотрите, как Паркер сражается с Октавиусом после ограбления банка. В их битве минимум монтажных склеек, камера не дрожит, а в любой момент поворачивается так, чтобы зритель мог оценить каждый удар.

Да, фильмы Рэйми стали кассовыми хитами и их любят миллионы, но мне всё равно кажется, что в своё время мы как будто бы их недохвалили. Виновата в этом загубленная третья часть, после которой публично выражать любовь к «Паукам» стало стыдно.

Но стоит прямо сейчас включить знаменитую сцену с поездом из сиквела, чтобы удивиться тому, сколько же в ней было потрясающих маленьких находок. Например, «репортажная» съёмка с крыши стоящего у путей дома, которая позволяет оценить масштаб.

Или внезапно появившийся в шумной экшен-сцене саспенс.

Из-за спорного выбора проектов Рэйми остаётся одним из самых недооценённых визионеров большого Голливуда. И в менее масштабных фильмах вроде «Затащи меня в ад» видно, что это именно его заслуга, а не какого-нибудь второго режиссёра. Даже во «Враге в отражении» есть немало сцен, которым Марк Уэбб и Джон Уоттс могут только позавидовать — да и авторы любого другого современного блокбастера.

И ещё одна важная деталь — музыка. Фильмы Рэйми я обычно узнаю по первым нотам на заставке, а вот из картин с Гарфилдом не помню вообще ни одной темы. Да и в «Возвращении домой» сработала только новая аранжировка классики.

Но если забыть про удручающий финал трилогии, у фильмов Рэйми всё равно есть немало проблем. Главная из них — попытки студии выкинуть из канона всё, что на тот момент казалось странным и диким.

Sony хотела сделать «Человека-паука» менее «гиковским», так как гик-культура тогда ещё не стала мейнстримом. Таким образом из фильма, например, пропала реалистичная маска Зелёного гоблина, превратившаяся в неподвижный кусок пластика.

Из-за этой попытки усидеть на двух стульях, трилогия Рэйми очень похожа на «бэтмениаду» Нолана. Это замечательные фильмы, но они не строятся вокруг своих супергероев, а пытаются использовать их, чтобы создать нечто совсем другое. У Нолана, скажем, получилась криминальная драма, а потом уже всё остальное.

Второе поколение

Перезапуская франшизу в первый раз, Sony попыталась быстро адаптироваться к изменившимся условиям. Гик-культура обрела силу, а вместе с ней и требования снимать по канону. С приходом Марка Уэбба «Человек-паук» стал более мрачным и реалистичным, но в то же время приблизился к первоисточнику.

На смену нелюбимым многими железам пришли веб-шутеры, а с тела Гарфилда почти не исчезали синяки и ссадины. Благодаря этому у «Нового Человека-паука» появилось много фанатов, однако и противников у него оказалось не меньше.

Я, признаться, так и не смог испытать никаких эмоций к «Новому Человеку-пауку». Перезапуск произошёл слишком быстро: старые герои и приёмы ещё не стёрлись из памяти, а студия уже снова начала заставлять зрителей горевать по дяде Бену. Но кто сейчас, услышав это имя, представляет себе Мартина Шина?

Если говорить об экшене, то Уэбб в этом отношении выступил хуже всех. Тут разница с оригинальной трилогией примерно как между «Сорвиголовой» и «Железным кулаком» Marvel. Если Рэйми пытался показать как можно больше, то Уэбб прячется за монтажом. Итог печален.

Главным светлым пятном в «Новом Человеке-пауке» оказалась Гвен Стейси в исполнении Эммы Стоун. Сейчас кажется ироничным, что её персонаж умер вместе с франшизой.

Однако даже она не смогла вытянуть чудовищный сиквел, где главным приёмом, двигающим сюжет, стали случайные встречи героев в лифте Oscorp, а злодеев стало ещё больше, чем в третьем фильме Рэйми.

На днях авторы проекта ScreenCrush показали, что, вопреки сложившемуся стереотипу, более карикатурные фильмы Рэйми намного реалистичнее, чем «Новый Человек-паук».

ScreenCrush сравнил между собой сцену нападения Рино на Нью-Йорк и эпизод с Октавиусом, пустившим поезд под откос. В ролике наглядно продемонстрировано, почему эпизод с гражданскими, которые оказались в заточении, работает, а вот зевак, зачем-то собравшихся посмотреть на смертоносного монстра, совсем не жалко.

Или, например, когда у Рэйми Паркер решает завязать с образом Паука, его исчезновению отведено больше 30 минут экранного времени, тогда как в «Новом Человеке-пауке» на ту же трансформацию ушло лишь восемь минут.

Таких примеров можно привести множество. Если фильмы Рэйми хотя бы работают как самостоятельное кино, то «Новый Человек-паук» чем-то похож на экранизации романов о Гарри Поттере — это как будто торопливый и сбивчивый пересказ более детальной истории.

Третье поколение

Если в «Новом Человеке-пауке» студия пыталась исправить ошибки фильмов Сэма Рэйми, то в «Возвращении домой» Marvel и Sony стали чинить то, что было сломано у Уэбба.

На главную роль взяли актёра, которому не 30 лет, дядю Бена и укус Паука выкинули, романтическую линию убрали на задний план, а в центре истории оставили становление подростка в качестве супергероя. Но главное — детали.

В первом «Новом Человеке-пауке» есть дурацкая сцена, где Паркер после первой встречи с Ящером приходит к своему профессору — он же злодей — и внезапно начинает задавать вопросы о том, как выслеживать ящериц. Преподаватель напоказ удивляется тому, что после появления в городе монстра Питера вдруг интересует эта тема, но почему-то с лёгкостью проглатывает объяснение студента — «Нам по биологии задали!» — и не делает из произошедшего вообще никаких выводов.

В «Возвращении домой» (небольшие спойлеры) есть точно такой же эпизод, где герой и злодей встречаются без масок, но финал у сцены совсем другой. Потому что Marvel в данном случае отсылается к самому главному из всех канонов — здравому смыслу.

По этой же причине, например, Флэш превратился из накачанного задиры в придурковатого индуса. Как недавно подметил блогер Джереми Джанс, в современном мире для школьника страшнее не член футбольной команды, а тролль, которого по каким-либо причинам нельзя выкинуть из своего социального круга.

Однако и «Возвращение домой» тоже трудно назвать идеальным фильмом о Человеке-пауке. Концепция с покровительством Железного человека работает на благо киновселенной Marvel, но вредит самому персонажу, который теперь использует чужой — да ещё и перегруженный функциями — костюм. И ладно множество видов паутины, но зачем паучье чутьё заменили на аналог Джарвиса — очередной компьютер, который принимает решения за героя?

Экшен здесь намного лучше, чем у Уэбба, но в нём вновь не хватает изобретательности Рэйми. Он слишком похож на всё, что вы видели в других фильмах Marvel, и это в данном случае не комплимент. Если тут боевые сцены хороши, то у Рэйми они были великолепны.

Муки выбора

У фразы «Лучший фильм о Человеке-пауке» есть забавное свойство — она сама по себе содержит конфликт. Этот герой настолько любим массами и настолько давно и успешно существует на экране, что у каждой его версии образовался собственный фандом.

Поэтому лучший фильм о Человеке-пауке выбрать практически невозможно: что-то хорошо у Рэйми, что-то было интересно у Уэбба, а что-то нащупал Уоттс. После «Возвращения домой» меня не отпускает ощущение, что лучший фильм о Человеке-пауке — тот, который пока так и не сняли. Как будто в последние 15 лет Sony раз за разом не дотягивала до идеального — где-то в большей мере, где-то в меньшей.

Если говорить обо мне лично, и, наверное, это чувствуется из текста, я пока не могу отпустить фильмы Рэйми. Первая часть стала для 13-летнего меня тем фильмом, который изменил всё. Дурашливые, глуповатые и пижонские, его работы во многих отношениях стали прорывом для супергеройского кино. Наравне с «Людьми Икс» в начале нулевых они построили ту базу, на которой строится весь этот жанр в наше время.

#мнения #человекпаук

Статьи по теме
«Человек-паук: Возвращение домой» ломает хронологию фильмов Marvel
«Человек-паук» стартовал в США с опережением всех прогнозов
Мат, темнота и голый торс: скрин-тест Тоби Магуайра для «Человека-паука»
Что показывают после титров в «Человеке-пауке»
Две сцены из трейлеров «Человека-паука» не попали в фильм — и не должны были
Добрый друг — Человек-паук: обзор «Возвращения домой»
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться