[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Олег Данильченко", "author_type": "self", "tags": ["\u0440\u0435\u0442\u0440\u043e","zelda","\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f"], "comments": 40, "likes": 21, "favorites": 8, "is_advertisement": false, "section": "default" }
4 340

Почему The Legend of Zelda одна из важнейших игр в истории

И что общего у игры 86-го года с Dark Souls.

Поделиться

В избранное

В избранном

В феврале этого года сериалу The Legend of Zelda исполнился 31 год. Однако, несмотря на столь солидный (по меркам индустрии) возраст, серия вовсе не собирается на покой и, судя по Breath of the Wild, ещё не раз удивит в будущем.

Начало легенды

Релиз первой The Legend of Zelda (тогда ещё с приставкой The Hyrule Fantasy), разработанной под руководством Сигеру Миямото, состоялся зимой 1986 года в Японии эксклюзивно для Famicom Disc System. Незамысловатый экшен-RPG был тепло принят игроками и отлично продавался, что положило начало одному из самых успешных игровых сериалов всех времён.

Издание The Legend of Zelda для Famicom Disc System

К слову, сегодня только в основной линейке насчитывается 19 игр, проданных общим тиражом в 70 миллионов копий, из которых порядка 6,5 миллионов приходится на первую «Зельду». Именно она, а не Super Mario Bros., стала первой NES-игрой, преодолевшей рубеж в миллион проданных копий.

The Legend of Zelda — это настоящий культ, сравнимый по популярности с Pokemon и Mario; обязательная куча спин-оффов, игрушек, комиксов, а также традиционные для Японии аниме и манга по мотивам прилагаются.

Бокс-сет манги по The Legend of Zelda

Однако это всё в другом замке. В нашей же стране, где пренебрежительное отношение к Большой N не является дурным тоном даже в профильных изданиях, игры компании часто считаются чем-то откровенно детским и несерьёзным, а потому — не заслуживающим внимания.

Справедливо ли это? Не думаю. Но так уж вышло, что ни SNES, ни N64, на которых выходили действительно знаковые для Nintendo игры, не были у нас особо популярны, а потому с такими шедеврами как A Link to the Past или Ocarina of Time у нас знакомы совсем немногие.

Покорение запада

Несмотря на оглушительный успех, за пределы Японии The Legend of Zelda выбралась только спустя полтора года после релиза — к августу 1987-го. К тому времени провал затеи с Famicom Disc System стал совершенно очевиден, и Nintendo была вынуждена отменить выпуск устройства в Европе и Северной Америке, а потому международная версия The Legend of Zelda не только избавилась от The Hyrule Fantasy в названии, но и выпускалась не на дискетах, а на обычных NES-картриджах.

Американская версия The Legend of Zelda

Впрочем, не таких уж и обычных: The Legend of Zelda стала первой игрой, позволявшей сохранять игровой прогресс непосредственно в память картриджа. Это, правда, не относится к пиратским копиям, распространённым у нас в 90-х года, — из них, для удешевления производства, такая возможность была вырезана на аппаратном уровне.

Отсутствие системы паролей и неработающие сохранения, вкупе с большой продолжительностью игры, не способствовали популярности игры на постсоветском пространстве. При этом именно The Legend of Zelda познакомила консольных игроков с жанром ролевых игр, до этого встречавшимся в основном на ПК.

Первая «Зельда», изначально задуманная как нелинейный аналог Super Mario Bros., и по сей день остаётся одной из самых цитируемых игр. Механики, заложенные 30 лет назад, отчётливо видны во множестве современных игр таких как Darksiders, Okami, Beyond Good & Evil и даже Dark Souls. Но если первые равняются на поздние игры серии, вроде Ocarina of Time и Majora's Mask, то серия Souls — это духовный наследник самой первой Зельды.

К каждой копии The Legend of Zelda прилагалось такое руководство

Показательный пример: The Legend of Zelda образца 1986 года и игры From Software объединяет не только высокая сложность, запутанные локации и практически полное отсутствие сюжета, но и острое нежелание возиться с игроком и что-то ему объяснять.

Даже режим «Новая игра+» впервые появился именно в The Legend of Zelda. Как и игры серии Dark Souls, «Зельда» сознательно усложняет игроку жизнь: так, после многочисленных жалоб на отсутствие подсказок в игре, Сигеру Миямото решил отобрать у игрока даже стартовое оружие, тем самым побуждая к исследованию мира и взаимодействию с другими игроками.

Мир игры до сих пор поражает своими размерами

Даже сегодня без помощи фанатского сообщества придётся туго — игра бросает героя в самое пекло, ничего толком не объясняя, а потому шансы попасть в тупик после двух-трёх подземелий очень высоки.

Вместо заключения

The Legend of Zelda — это великая игра, во многом сформировавшая жанр современных ролевых игр, но стоит ли сегодня тратить на неё время?

Как и многие ранние NES-игры, «Зельда» довольно плохо сохранилась и выглядит лишь немногим лучше поздних проектов для Atari 2600, что, безусловно, отпугнет многих. При этом во всём, что касается геймплея, игра всё также хороша: запустив её на пару минут, можно запросто пропасть до самых титров.

Однако, если восьмибитная графика (настоящая, а не инди) вызывает у вас приступы паники, лучше обойдите оригинальную «Зельду» стороной и попробуйте замечательную A Link to the Past или неплохой мобильный Oceanhorn.

#ретро #zelda #мнения

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться