[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Леонид Мойжес", "author_type": "self", "tags": ["morrowind","teso","\u0444\u043e\u0442\u043e"], "comments": 20, "likes": 34, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section": "default" }
3 212

Скальные наездники и гигантские грибы: фоторепортаж из Морровинда

Корреспондент DTF вернулся с фотоохоты из The Elder Scrolls Online: Morrowind и рассказывает о своих впечатлениях.

Поделиться

В избранное

В избранном

Bethesda не скрывали, что Morrowind, крупнейшее DLC к The Elder Scrolls Online, призвано порадовать фанатов старой игры. Как 15 лет назад, путешествие начинается в портовом городке Сейда Нин. Его облик не сильно изменился за 800 лет (напомним, что события TESO происходят до Morrowind)— чтобы проверить это, пришлось подняться на тот самый маяк, с которого Нереварину предстоит следить за босмером Фарготом.

Вид с маяка

Не сильно изменилась внешне и Балмора, где некогда игрок знакомился с гильдиями и начинал основной квест. Впрочем, привычный облик скрывает серьёзные политические отличия: в эпоху TESO Балмора является столицей дома Редоран, а не Хлаалу.

При этом на улицах царит оживление: обитатели Вварденфела не просто слоняются по городу, а имитируют повседневную жизнь. Вот какой-то имперец собирает деньги на корм любимому броненосцу.

А неподалёку от Балморы девушка-фермер кормит гуар.

Животные вообще играют в Морровинде особую роль. Характерные гибриды динозавров и насекомых были важной частью успеха The Elder Scrolls III. Они отличались от надоевших всем волков, медведей и остальной стандартной фэнтези-фауны и образовывали собственную экосистему. И, конечно, возвращение в Морровинд означало новую встречу со старыми знакомыми: гуарами, грязекрабами и нетчами.

К несчастью, попытки сфотографировать королеву квама (гигантские муравьи, чьи яйца служат основой рациона данмеров) заканчивались неудачей: все найденные в игре экземпляры постоянно умирали. Зато удалось как следует рассмотреть их логово.

И, конечно, игра не позволила забыть об истинном короле пепельных пустошей — скальном наезднике.

Не обошлось и без новых тварей, видимо, вымерших из-за ухудшения экологии. Самыми примечательными среди них оказались огненные бабочки — fetcherflies, — живущие в жутковатого вида гнёздах.

Гораздо безобиднее выглядят грибожуки, напоминающие клонов покемона Параса.

Необходимость поддерживать баланс между старым и новым — основная тема путешествия по Вварденфелу для человека, игравшего в Morrowind. Многие места, вроде Балморы, выглядят такими, как мы помним. Другие, напротив, отличаются очень сильно, но при этом намекают на свой «старый» будущий облик. Так, Альд'Рун, столица дома Редоран в Морровинде, здесь является местом сбора кочевников-эшлендоров. Знаменитый гигантский панцирь краба уже стоит на своём месте.

Его окружают юрты диких племён, собирающихся здесь, чтобы почтить своих предков.

Такое же впечатление оставляет и Вивек — в The Elder Scrolls III этот был настоящий мегаполис, столица всего острова. Но в TESO его строительство только начинается, и игрокам приходится ходить на аудиенцию к живому богу Вивеку через нагромождения строительных лесов и кранов.

Впрочем, вид с порога его дворца уже впечатляет.

Сам лорд Вивек проводит время, раздавая пророчества бесконечным Избранным, которые толпами собираются на аудиенцию к богу, чтобы получить свои пять минут славы и возможность в очередной раз спасти Вварденфелл. Неудивительно, что много лет спустя Вивек решил запереть входную дверь замком 100 уровня. Так, вместе со мной узнать о своей исключительности смогли ещё трое героев.

Единственным уголком полной стабильности на острове оказывается восточное побережье, подчинённое дому Телванни. Там, что в этой игре, что в предыдущей власть принадлежит магам, труд ложится на плечи рабов, а правители живут в грибах.

И, конечно, руины. Двемерские развалины стоят на своих местах.

Двемерские артефакты в сочетании с данмерскими археологами по-прежнему служат источником неприятностей. Например, в Гнисисе приходиться исправлять музыкальную машину, угрожавшую свести рабочих местной шахты с ума.

Обманчивое впечатление производят руины даэдра, стоящие в окружении зелёной травы и голубого неба.

При попытке войти вас встретит приветливое местное население из скампов, огненных атронахов и их друзей. В общем, тут всё как раньше.

Если подводить итоги, путешествие было, по меньшей мере, любопытным. TESO: Morrowind — попытка совместить современные MMORPG и легендарную синглплеерную игру. Bethesda поставили перед собой непростую задачу порадовать и фанатов Elder Scrolls, и новичков. Получилось не во всём и не везде, но подземелья, города и монстры в игре достаточно интересны, чтобы хотелось изучить их поближе.

#morrowind #teso #фото

Статьи по теме
Возвращение в Морровинд
Во славу Трибунала: чем уникальна религия в Morrowind
Прорыв дракона: как Morrowind расширяет границы игрового повествования
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться