[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Вадим Елистратов", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0433\u0440\u0430\u043f\u0440\u0435\u0441\u0442\u043e\u043b\u043e\u0432","\u0441\u0435\u0440\u0438\u0430\u043b\u044b","\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f"], "comments": 43, "likes": -10, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "8598" }
Вадим Елистратов
11 551

Шляпа без Сапочника

Финал второго эпизода седьмого сезона «Игры престолов» — претендент на звание худшей экшен-сцены в истории шоу.

Поделиться

В избранное

В избранном

Внимание: материал содержит спойлеры.

На прошлой неделе я жаловался на то, что «Игра престолов» на пути к финалу растеряла почти все свои тайны и стала слишком прямолинейной, чтобы содержание эпизодов можно было всерьёз анализировать.

Во втором эпизоде тренд сохранился: главные герои продолжают делать то, чего от них ожидаешь, а свои мотивы проговаривать прямым текстом. Что хочется отметить в этот раз, так это то, насколько плох финал второй серии.

До того, как «Игра престолов» превратилась в мировой феномен с гигантскими бюджетами, её авторы грамотно обращались с экшен-сценами. Второстепенные битвы оставались за кадром, а под важные выделялся отдельный эпизод с режиссёром, способным распорядиться бюджетом и выдать нечто такое, что не будет смотреться ни дёшево, ни пошло.

Самые зрелищные части «Престолов» сняли Мигель Сапочник и Нил Маршалл, но в седьмом сезоне от их услуг было решено отказаться. На их место вернулся другой ветеран шоу Алан Тейлор, который в этот раз поставил шестой эпизод: по-видимому, он будет целиком посвящён какой-то баталии.

Однако чем больше в мире сериала накаляются страсти, тем больше в нём становится экшена, и старая схема перестаёт работать. На этой неделе зрелищную сцену доверили Марку Майлоду, чьей специализацией были как раз более спокойные эпизоды.

И случилось нечто ужасное.

Все эти годы «Игре престолов», несмотря на её фэнтезийные корни, каким-то образом удавалось воздерживаться от перехода определённой грани пошлости. Даже не совсем удачный эпизод с появлением дракона на арене благодаря музыке и монтажу смотрелся величественно.

Однако (не такая уж и внезапная) атака флота Эурона Грейджоя почему-то снята на уровне российского кино или даже хуже. Актёры истошно кричат и гримасничают, и сериал вдруг пытается прикинуться чуть ли не «Пиратами Карибского моря», не имея схожих бюджетов. Сам по себе выход Эурона вообще не вписывается в стилистику «Игры престолов».

Последующая битва снята не лучше. В ней нет ни одного сильного момента, несмотря на то, что она разом выводит из сюжета несколько ярких персонажей.

Акцент на смертях есть, но из-за лица Эурона они выглядят скорее комично, чем жутко.

Из-за монтажа трудно понять масштабы трагедии и оценить, кто и где находится, а съёмочная группа даже не пытается сделать кровь реалистичной, раз за разом выпуская фонтаны красного сиропа.

При этом спецэффекты в порядке. Дело в самой режиссуре.

Для сравнения, стоит включить Hardhome — восьмой эпизод пятого сезона, где Джон Сноу сталкивается с Королём ночи. Разница примерно как между голливудским блокбастером и фильмом для ночного эфира ТВ-3.

Самый главный вопрос — так ли была нужна сериалу эта сцена?

Представьте, что Теон удаляется спать, чтобы не видеть плотских утех сестры, и просыпается от шума. Поднимается на палубу, корабли вокруг горят, на палубе лежат трупы всех, с кем он плыл, а на другом конце судна стоит Эурон, держащий нож у горла Яры. Да, возможно, это банально, но зачастую лучше использовать сильный штамп, чем делать то, чего ты не умеешь.

#играпрестолов #сериалы #мнения

Статьи по теме
В «Игре престолов» уже нечего обсуждать
В «Игре престолов» не только Арья Старк меняет лица
Авторы «Игры престолов» взялись за сериал о версии США, в которой не отменили рабство
Джон Бойега обвинил «Игру престолов» и «Властелин колец» в отсутствии темнокожих
Первая серия седьмого сезона «Игры престолов» установила рекорд по просмотрам
Эд Ширан удалил свой твиттер после камео в «Игре престолов»
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться