[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Вадим Елистратов", "author_type": "self", "tags": ["\u0442\u0451\u043c\u043d\u0430\u044f\u0431\u0430\u0448\u043d\u044f","\u043e\u0431\u0437\u043e\u0440\u044b"], "comments": 21, "likes": 62, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section": "default" }
15 576

Обзор 95-минутного трейлера «Тёмной башни»

3 августа в прокат РФ должен был выйти блокбастер «Тёмная башня», призванный познакомить широкую аудиторию с многотомной эпопеей Стивена Кинга, но вместо фильма зрителям показали ещё один трейлер — 95-минутный.

Поделиться

В избранное

В избранном

После выхода с сеанса «Тёмной башни» я долго пытался понять, что же мне в ней не нравится.

Идрис Эльба и Мэттью Макконахи — прекрасны и явно находятся на своих местах. Страхи о том, что мальчик в главной роли будет раздражать, не оправдались. Фильм совсем не скучен, а местами, где были съёмки на натуре, действительно красив.

Режиссёр Николай Арсель отлично справился с саспенсом: во время ночного нападения монстра действительно страшно. Да и экшен получился более чем компетентным: смотреть на то, как Стрелок заправляет тела врагов свинцом — одно удовольствие.

Понять, почему это всё не работает как кино, мне помог один из трейлеров «Тёмной башни». Я вдруг осознал, что по сравнению с коротким роликом 95-минутный блокбастер не дал мне почти никакой новой информации — ни о сюжете, ни о героях, ни о мире, в котором происходят события.

Что сам фильм, что его трейлеры вводят базовые концепции — вот есть зло, есть добро и они сражаются — и этим ограничиваются. В экранизации «Тёмной башни» нет никакой глубины, никакой морали, никакого развития персонажей.

Как меняется мальчик? Сначала его видениям все не верят, потом все оказываются неправы. Конец. Как меняется Стрелок? Сначала все ему говорят, что он не Стрелок, потому что он хочет убить злодея из мести. Потом он убивает злодея из мести, и все говорят ему, что он настоящий Стрелок. Конец. Как меняется Человек в чёрном? Никак — хочет уничтожить башню и издевается над всеми вокруг до самого финала. Конец.

Подобно трейлеру весь фильм использует введённые им же концепции всего по одному разу. Только несколько сцен из третьего акта хоть как-то перекликаются с началом: всё остальное — сплошной поток новой информации.

Сцена из трейлера, которая не добралась до фильма

А где лучше всего работают плохо связанные между собой красочные сцены, лишённые контекста? Правильно — в трейлерах. Ну или в парках аттракционов.

«Тёмная башня» — это 95-минутный рекламный ролик то ли серии романов Кинга, то ли грядущего сериала, то ли какого-то несуществующего фильма, оставшегося на полу в монтажной, но никоим образом не законченное произведение. Лишь набор красивых обещаний, которые зрители получили после многих лет ожиданий.

#тёмнаябашня #обзоры

Статьи по теме
Sony назначила бывшего продюсера «Ходячих мертвецов» на пост шоураннера сериала «Тёмная башня»
Variety рассказал о провальных тестовых показах и проблемном производстве «Тёмной башни»
«Тёмная башня» и мультивселенная Стивена Кинга
«Тёмная башня» оказалась одним из самых коротких блокбастеров лета
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться