[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Вадим Елистратов", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","\u0447\u0443\u0434\u043e\u0436\u0435\u043d\u0449\u0438\u043d\u0430","\u0437\u043e\u043b\u043e\u0442\u043e\u0439\u0444\u043e\u043d\u0434"], "comments": 227, "likes": 160, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "9879" }
Вадим Елистратов
38 851

СМИ против Джеймса Кэмерона: должен ли режиссёр извиниться

СМИ требуют у режиссёра извинений за фразу о том, что «Чудо-женщина» — это шаг назад. Он уже неделю молчит.

Поделиться

В избранное

В избранном

Перепалка режиссёров

25 августа в интервью The Guardian режиссёр Джеймс Кэмерон заявил, что «Чудо-женщина» — это «шаг назад». По его мнению, фильм с сексуальной супермоделью в главной роли — не лучший способ показать сильную женщину.

Все хвалебные отзывы в адрес «Чудо-женщины», все эти круговые похлопывания по плечу ничем не обоснованы. Она — просто объективированная икона, а мужской Голливуд продолжает делать то, что делал. Я не говорю, что мне не понравился фильм, но, по-моему, это шаг назад.

Сара Коннор не была иконой красоты. Она была сильной, она была ужасной матерью и заработала уважение зрителей своим мужеством. Для меня это столь очевидно, ведь половина зрителей — женщины!​

Джеймс Кэмерон
режиссёр

Режиссёр «Чудо-женщины» Пэтти Дженкинс ответила Кэмерону молниеносно.

​Неспособность Джеймса Кэмерона оценить важность «Чудо-женщины» для женщин по всему миру связана с тем, что он, пусть и великий режиссёр, но не женщина. [...]

​​Нет правильного или неправильного образа сильной женщины. И массовая женская аудитория, которая принесла картине успех, может самостоятельно выбирать свои иконы соответственно времени.

Пэтти Дженкинс
режиссёр

Если разобраться в том, что же сказала Дженкинс, получается ровно три аргумента: «Кэмерон не может говорить о важности этого фильма, потому что он не женщина», «сильная женщина может быть любой» и «фильм собрал много денег и всем понравился, а победителей не судят».

Первый из аргументов кажется наиболее слабым, потому что не проходит проверку заменой полов.

Значит ли фраза Дженкинс то, что женщины не имеют права оценивать важность мужских фильмов, потому что они не мужчины? Почему они тогда регулярно делают это?​

Другие два аргумента тоже не трудно пошатнуть. Скажем, успех «Чудо-женщины», которым хвастается Дженкинс, связан не только с тем, что это фильм женщины-режиссёра с женщиной в главной роли.

Кассовые сборы картины — это совокупность популярности бренда Wonder Woman (персонаж, к слову, был придуман мужчинами), бренда DCU и «Бэтмена против Супермена», где Галь Гадот впервые появилась в этом образе. Была бы так успешна «Чудо-женщина», сними её Дженкинс с чистого листа? Вряд ли.

«Сильная женщина может быть любой» — это простая попытка уйти от конструктивного диалога. Можно за пять минут придумать десяток примеров образов сильной женщины, которые могут не понравиться самим феминисткам. Например, бывают сильные женщины, которые целиком находятся во власти мужчин или даже сами хотят этого, однако у них в жизни есть своя борьба, которая позволяет их считать сильными. Но таких женщин никто не будет превращать в икону, особенно — феминистки.

Не все журналисты удержались от оскорблений

Помните, Пэтти Дженкинс заявила, что Кэмерон не может оценивать важность её фильма, потому что он мужчина? Однако редактор The Verge Кэтлин Тиффани, комментируя слова режиссёра «Терминатора» и «Титаника», тут же принялась оскорблять его работы.

Джеймс Кэмерон, режиссёр, лучше всего известный по этой самой переделке «Танцев с волками».

Кэтлин Тиффани
редактор The Verge

После шквала негативных комментариев Тиффани пришлось поправить текст, «вспомнив», что Кэмерон снимал «Терминатора» и «Чужих», но она никаких извинений ни принесла — просто приписала в конце колонки следующее: «Добавлена информация о фильмографии Джеймса Кэмерона».

В случае с The Verge даже анонс текста был оскорбительным.

Пэтти Дженкинс отлично ответила на тупые комментарии Джеймса Кэмерона по поводу «Чудо-женщины».

Это тоже не осталось незамеченным, и всё равно — никаких извинений.

Есть ли хоть один шанс, что мы сможем не соглашаться с чьей-то точкой зрения, при этом не называя их тупыми? Его комментарии кажутся хорошо продуманными, не?

К чему в рассуждениях СМИ можно придраться

Другие СМИ были более корректными, но аргументация у многих из них была похожа на ту, что использовала сама Дженкинс.

​Если говорить об объективации, то в «Чудо-женщине» было больше внимания к нижней части Криса Пайна. Тогда как во вселенной Marvel есть настоящее правило: актёр хотя бы раз за фильм должен показать публике свой потный пресс.

Кайл Манценридер
редактор W Magazine

Этим комментарием редактор W Magazine волей-неволей поддержал Кэмерона, хотя планировал выступить против него. Ведь его фраза говорит о том, что авторы «Чудо-женщины» вместо того, чтобы показать индустрии хороший пример, продолжили играть по правилам мужских фильмов — демонстрировать в кадре обнажённые торсы.

Именно это и сказал Кэмерон — «мужской Голливуд продолжает делать то, что делал»

В свою очередь, редактор The Hollywood Reporter начала снимать с «Чудо-женщины» вину за её сексуальность.

​Сару Коннор нельзя считать полной противоположностью Чудо-женщине только потому, что она не следила за своей внешностью. И вообще, Чудо-женщине было плевать, как она выглядит! То, что её волосы оставались идеальными после перестрелки — это выбор, который сделал не персонаж, а люди, стоявшие за кадром.

Джилл Пантоцци
редактор The Hollywood Reporter

Так разве не о людях, стоящих за кадром, Кэмерон и говорил в первую очередь? Если Чудо-женщине плевать на её внешность, зачем съёмочная группа шла против реализма и делала из неё персонажа с обложки гламурного журнала?

Ещё один популярный аргумент среди СМИ: в рекламе фильмов Кэмерона на первом месте стояли либо мужчины, либо монстры.

​Арнольд Шварценеггер — звезда «Терминатора», он доминировал на постерах фильма. Никто не будет с этим спорить. А все «Чужие»... они о Чужих. [...] Есть причина, по которой эти фильмы называются не «Сара Коннор» и не «Эллен Рипли»!

Кайл Манценридер
редактор W Magazine

Тут тоже можно поспорить. Ведь свои фильмы про сильных женщин Кэмерон снимал около 30 лет назад, когда и мир, и Голливуд были совсем другими. К тому же сложно представить, чтобы режиссёр студийного фильма решал, кто будет изображён на постерах: обычно этим занимаются другие люди. И всё это нисколько не умаляет заслуг Кэмерона. Даже его «Титаник», про который все журналисты дружно забыли, крутится не вокруг мужчин.

Наконец, журналисты не уставали подчёркивать прорывной характер «Чудо-женщины».

​Факт в том, что «Чудо-женщина» открывает дорогу для других супергеройских фильмов про женщин в будущем. Это важно.

Кайл Манценридер
редактор W Magazine

Но в действительности ли «Чудо-женщина» открыла какие-то дороги? Голливуд вот уже несколько лет активно выводит женщин на первый план многих франшиз.

Главная героиня пятых «Пиратов Карибского моря» — девушка, хоть фильм и продвигался с помощью Деппа. «Тачки 3» — история, где главный герой снимает с себя корону и передаёт её девушке. Даже «Игра престолов» в последние годы крутится исключительно вокруг сильных женщин, на фоне которых Джон Сноу выглядит беззащитным щеночком.

И почему все вдруг забыли про «Дорогу ярости» — фильм про сильную женщину Фуриосу, помогающим другим женщинам взять судьбу в свои руки? Чем он хуже «Чудо-женщины» в плане репрезентации женщин? Только тем, что называется «Безумный Макс?»

И так можно пройтись почти по любому аргументу критиков Кэмерона. Например, многие пишут, что Чудо-женщину сексуализировали на протяжении всей её истории, и потому такой фильм про неё нормален. А нормален ли? Стоило ли придерживаться «истории» в данном случае, если у тебя цель — переломить её?

Так что же всё-таки сказал Кэмерон

Впрочем не все СМИ кинулись объяснять режиссёру, насколько он неправ. Некоторые попытались понять, что же он имел в виду на самом деле.

​Кэмерон говорит, что «Чудо-женщина» — это не новый вид персонажа и не новый вид сильной женщины на экране. Он сконцетрировался на её сексуальности, заявив, что она всё та же проблемная «горячая штучка», которых мы видели на экране не раз.

Он прямо сравнивает Чудо-женщину с Сарой Коннор, которую нельзя считать сексуальной иконой. По его мнению, Сара намного лучше Чудо-женщины в качестве отображения сильной женщины на экране.

Роуз Мур
редактор ScreenRant

Тут-то и становится понятно, что главной проблемой высказывания Кэмерона было сравнение Чудо-женщины с Сарой Коннор — плодом его же фантазии. Тут он поставил себя под удар, создав ощущение, что он якобы лучше женщин знает, что такое сильная женщина. Если бы он вспомнил про ту же Фуриосу из «Безумного Макса», у журналистов было бы куда меньше причин его критиковать.

Об этом написала и сама Хэдли Фримэн — автор того самого интервью, за которое режиссёра публично распинают.

​Слушайте, мне понравилась «Чудо-женщина». Вы должны быть бессердечным Терминатором, чтобы она вам совсем не понравилась. И я рада, что раз уж Голливуд сейчас зациклен на супергероях, что кто-то догадался снять фильм о самой известной супергероине.

Но ещё я могу сказать, что этот фильм объективирует великолепную женщину. В нём бывшая Мисс Израиль надирает задницы в нижнем белье, и это не ломает никаких барьеров в области репрезентации женщин на экране.

Не очень модно говорить такое в эру, где мнения должны умещаться в 140 символов, но не все вещи в этом мире только чёрные и белые.

Хэдли Фримэн
редактор The Guardian

Должен ли Кэмерон извиниться

Судя по всему, Кэмерон молчит всю прошедшую неделю не просто так. Наверняка он понимает, что либо ему придётся полностью отказаться от своей точки зрения и пойти против себя, либо его новое высказывание подвергнется очередному шквалу критики. Молчание лучше обоих вариантов.

Да, «Чудо-женщина» важна. Это первый супергеройский блокбастер про женщину и самый кассовый фильм в истории, поставленный женщиной-режиссёром. Но это не значит, что у этой картины совсем нет недостатков.

Тем, насколько феминистки сильно цепляются за этот стандартный летний блокбастер, они только показывают слабость своей позиции. Они не обращают внимания на то, насколько сильно Голливуд изменился в последние годы, и стоят горой за супергеройский ориджин, о котором все забыли бы за считанные недели, если бы он не назывался «Чудо-женщина».

И самое главное, этот фильм уж точно не повод поливать грязью Джеймса Кэмерона. Как ни крути, одна только Сара Коннор — это куда больше, чем для отображения сильных женщин в Голливуде сделали многие режиссёры и сценаристы. Впрочем, тут мы лишний раз натыкаемся на одну из главных проблем современного феминизма — люди, придерживающиеся этих взглядов, очень любят «пожирать» своих же сторонников.

Кэмерон не пытался оскорбить женщин, напротив, он высказался по поводу конкретного фильма, чтобы поднять дискуссию, на которую до него никто не решался. И тут же стал врагом народа. Потому что о «Чудо-женщине», видимо, надо говорить либо хорошо, либо никак.

#мнения #чудоженщина #золотойфонд

Статьи по теме
Джеймс Кэмерон: «”Чудо-женщина„ — это шаг назад»
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться