Кино Бык и ножницы
1 495

«Чужой» и его политическое двуличие

В закладки

«Чужой» Ридли Скотта, несомненно, является одним из важнейших фильмов конца 70-ых, помимо прочего, из-за важных политических вопросов и проблем, которые он поднимает. Представив сильную главную героиню, фильм зарядился явным феминистским посылом и выделился на фоне правящего в Голливуде мачоизма, а используемая в качестве катализатора страха ксенофобия затрагивает широкую тему колониализма и его последствий. Последний, со своей идеологией захвата и эксплуатации территорий и народов, представлен единоличной причиной трагедии, развернувшейся на борту «Ностромо». Таким образом, можно наклеить на «Чужого» ярлычок прогрессивности и назвать его феминистским анти-колониалистским фильмом, представителем идей нового века в мейнстриме искусства. Однако, если копнуть чуть глубже, оказывается, что не смотря на слом и критику в сторону некоторых конвенций, «Чужой» умудряется оправдать ту идеологию, против которой якобы выступает.

Колониализм и ксенофобия

Прежде чем начать разговор о самом фильме, целесообразным будет определиться в общих чертах в чем заключается расистское мышление, и как оно проявляется в кинематографе, в частности, в научно-фантастических фильмах. По мнению Эллы Шохат и Роберта Стама (статья «От европоцентризма к полицентризму»), расистское оправдание колониализма сводится к круговой логике: «мы правы, потому что сильны, а сильны, потому что правы»; а так же на обезличивании и обобщении иного: «они все такие, и они всегда будут такими». Джанелл Хобсон в эссе «Digital Whiteness, Primitive Blackness» пишет о понятии дигитального разлома (digital divide), через которое расизм проявляется в научно-фантастическом кинематографе. Дигитальный разлом разграничивает белое и черное, соотнося первое к прогрессу, технологии и культуре, а второе — к дикой природе и примитивности. Исходя из этого, первичной целью данного анализа становятся персонажи, образы которых выделяются на фоне других: ксеноморф (олицетворение чуждости и инородности) и бортинженер Паркер (единственный чернокожий в экипаже) . Далее, по взаимодействию этих персонажей с остальными, можно будет уже нащупать и образ белого человека: как пишет Ричард Дайер в книге «White», в западном искусстве образ белого, в отличие от черного, воспринимается как норма, которую можно четко определить лишь в сравнении с аномалиями.

Экипажу «Ностромо» приходится прервать свое возвращение домой и исследовать источник таинственного сигнала, возможно просьбу о помощи, исходящего с неизведанной планеты. Экспедиционный отряд обнаруживает там следы неизвестной расы и загадочные яйца. По сути, весь сиквенс от посадки на планету, вплоть до «рождения» чужого является интересной метафорой сути колониализма, каковой она является с точки зрения самого колониалиста. Древний, разрушенный мир (планета LV-426) содержит в себе зачатки неразвитой, примитивной жизни (яйца). Развиваться эта жизнь начинает лишь после вмешательства белого человека (офицер Кейн), пусть и первичной целью экспедиции, как прояснится далее по сюжету, была эксплуатация инопланетных ресурсов. Тут-то и происходит страшное: ксеноморф оказывается паразитом, который в свою очередь эксплуатирует белого человека для собственного развития, буквально присасываясь к Кейну и используя его тело. Но настоящая беда наступает уже позже: после того, как ксеноморф перестает нуждаться в «белом», он сбрасывает белую шкурку и вырастает в агрессивное и опасное существо (черной окраски, что немаловажно), способное лишь на насилие и разрушение.

Сложно не заметить разницу в цветовой гамме мизансцены между инопланетным миром и интерьером «Ностромо». Преобладание белизны и света в последнем против царства кромешной тьмы, освещаемой лишь «фонариками цивилизации» во втором. Все по канону западной иконографии, где белизна ассоциируется со спокойствием и безопасностью, а чернота — с угрозой и тревогой. Чужой рождается дважды: первый раз из яйца, второй — из тела Кейна. В первом случае все вполне ожидаемо — мизансцена явно намекает об опасности, однако во втором случае, пугающий эффект усиливается тем, что действие происходит в ярко освещенном помещении столовой в атмосфере домашней безопасности. Посыл ясен: дом больше не крепость, белизна и свет уже не спасут.

{ "items": [{"title":"","image":{"type":"image","data":{"uuid":"f3c03b78-1a55-27ee-e5e1-461e36c2c999","width":1024,"height":429,"size":349564,"type":"png","color":"07090b","external_service":[]}}},{"title":"","image":{"type":"image","data":{"uuid":"711ef047-5e4d-d549-e09f-721b422368aa","width":1024,"height":430,"size":221478,"type":"png","color":"4e5050","external_service":[]}}}] }

Чужой использует тело белого человека для собственного развития и роста. Он становится больше, сильнее, опаснее — развивается исключительно физически. Ксеноморф находится на «черной» стороне дигитального разлома — убивая без каких-либо мотивов, он не просто дик и примитивен, он враждебен к прогрессу и технологии по своей сути — его кровь разъедает обшивку корабля. Фильм предлагает зрителю принять враждебность Чужого как данность, как его естество. Не показано, чем занимается ксеноморф, когда не убивает; все сцены с его участием — это сцены убийства, снятые с точки зрения жертв. Медленный темп монтажа, ускоряющийся лишь в моменты атаки и насилия, нагнетает атмосферу постоянной опасности и тревоги. Все идет на пользу страха перед Чужим, но предотвращает попытки его понять. «Они все такие, и они всегда будут такими».

На той же стороне дигитального разлома расположен и единственный чернокожий член экипажа «Ностромо» — бортинженер Паркер. Заинтересованный лишь в деньгах, ему плевать на научные исследования и загадочные сигналы. С отчетливой невежливостью жуя жвачку, он высказывает свое примитивное желание: «I want to get home and party». Но «дикость» Паркера не несет в себе угрозы. Да, он агрессивен и хамоват, но он играет по правилам общества, в котором находится (сделал работу — получил деньги). Более того, в моменты опасности, именно от Паркера зачастую поступают самые рациональные предложения: он единственный, кто пытается уничтожить ксеноморфа в сцене «рождения», он предлагает заморозить паразита еще на первичной стадии. Его предложения отвергаются и игнорируются (в первую очередь, Эшем, офицером по науке).

Это игнорирование рациональности является важной частью образа «белого человека» в «Чужом», как жертвы своей собственной гуманности, — символом слабости и бесхребетности. Если бы Даллас (капитан) следовал уставу и не настаивал на возвращении раненного Кейна на борт корабля — остальные члены экипажа остались бы в живых. Открывает же шлюз, впуская опасность внутрь, никто иной, как Эш. Эш — это образ ультимативной белизны дигитального разлома — он не просто ответственный за науку и технологию, он сам наука и технология. Андроид, бездушный и безжизненный, с белоснежной жидкостью вместо крови. В ироничности этого образа и проявляется ключевая критика фильма по отношению к колониализму: стремление белого человека к технологичности и научности стирает всю человечность, а гуманность — лишь маска, скрывающая противоположное — погоню за разрушительным прогрессом.

Интересен так же техник Бретт — напарник Паркера по работе в тех-отсеке. Его главное качество в фильме — отсутствие всяких качеств. Паркер ему говорит прямым текстом: «Ты не личность», а Рипли называет Бретта попугаем Паркера. Бретт олицетворяет безвольность и бесхарактерность белого рабочего, дополняя образ слабости белого человека. «Чужой» критикует западное белое общество не за колониальную эксплуатацию других народов, а за его слабость и открытость к эксплуатации со стороны других в своей слепой погоне за технологическим прогрессом. Именно слабость и открытость приводят к тому, что такое освещенное, белое и спокойное место, как столовая «Ностромо», становится небезопасным.

«Чужой» критикует политику колониализма, показывая, как она приводит к трагедии. Однако, сама критика построена здесь на колониалистском мышлении. Колониализм плох лишь потому, что он опасен для самого колониалиста. Строчка «Crew expendable» в брифинге — вот что дает миссии «Ностромо» негативный оттенок, а ксеноморф, в чей мир вторглись с целью эксплуатации, определяется лишь своей враждебностью.

Патриархальность и анти-феминизм

«Чужой» — один из первых фильмов жанра ужасов и экшн, представляющий в качестве главного героя сильного женского персонажа. Хоть фильм и ломает определенные конвенции жанра, на момент своего выхода, и вполне может восприниматься, как представитель идеологии феминизма в искусстве, существует мнение, что более глубокий анализ сексуального символизма в тексте покажет нечто абсолютно противоположное. Дабы это проверить, следует рассмотреть образы мужских и женских персонажей.

Лаура Малви, в своем нашумевшем эссе «Visual Pleasure and Narrative Cinema», указывает на важнейшее качество женского образа в популярном кинематографе: to-be-looked-at-ness — превращение женщины в объект для мужского взгляда (будь то взгляд зрителя\камеры, или мужского персонажа, с которым зритель идентифицируется). В «Чужом», напротив, ни одна из двух женщин не представляется, как объект. Но если Рипли — сильный, активный персонаж, движущий сюжет, Ламберт — более пассивна и эмоциональна. Тот факт, что ксеноморф убивает (и в какой-то мере насилует) Ламберт, может служить в пользу версии о феминистском посыле фильма. Иными словами, можно предложить интерпретацию, где фильм «наказывает» пассивную женщину, как объект мужской эксплуатации, тогда как активная и самостоятельная женщина не только спасается, но еще и собственноручно нейтрализует угрозу. Мужской взгляд, который по теории Малви всегда отождествляется с мужским героем, в «Чужом» отождествляется с Рипли потому, что она представлена не как объект, а как асексуальный, андрогинный персонаж. Отсюда сцена в спасательной капсуле может показаться очень новаторской в своем плане. Рипли остается в живых и покидает «Ностромо» в спасательной капсуле. Готовясь к анабиозу, она раздевается, оставшись в неглиже, и лишь тогда замечает пробравшегося в капсулу ксеноморфа. Но даже оставшись полуголой, Рипли не представляется, как сексуальный объект, в том плане, о котором говорит Малви. Сюжет здесь не останавливается — сцена представлена, как момент саспенса, а не спектакля, что вполне можно охарактеризовать как воплощение феминистских идей.

Стив Нил, в своем эссе о мужском образе в классическом кинематографе, соглашается с Малви насчет мужского взгляда, однако, дополняет теорию, утверждая, что названные ей аспекты формирования женского образа в кино применимы так же и к образу мужчины. Отождествление и сопереживание мужскому персонажу, по мнению Нила, основаны на нарциссизме (здесь он согласен с Малви), однако этот нарциссизм не обязательно вызван обладанием и владением женским персонажем, а завязан на представлении мужского образа. Один из главных аспектов представления идеального мужского я в классическом кино — безэмоциональность и лаконичность (Нил использует пример Клинта Иствуда из фильмов Леоне). Язык — попытка восполнить неполноценность, а многословие разрушает образ уверенности и всесилия. В «Чужом» имеется целая пара малословных, активных и хладнокровных персонажей — Кейн и Даллас. Каждый из них с первых минут появления на экране выглядит, как классический протагонист: они действуют без сомнений и добровольно идут на встречу опасности. Однако, оба терпят крах. Кейн не только оказывается в полностью беспомощном положении во власти паразита (путем орального насилия), он еще и на излете жизни «рожает» ксеноморфа, чем окончательно разрушает свою символическую мужественность. Даллас же, парализованный ксеноморфом, просит Рипли его убить, символизируя передачу эстафеты от старого, классического героя старого кинематографа, к новой героине нового кино.

Все это действительно может трактоваться, как феминистский посыл и как прогрессивная критика патриархальности в кино. Однако, в мизансценах и образе самого Чужого заключен символизм, призывающий к противоположной трактовке. Майкл Дэвис в эссе «What’s the story, mother?» трактует фильм, как воплощение патриархального страха перед идеями феминизма, связывая символический подтекст со страхом перед преэдипальной матерью: превращение матери в монстра, как инструмент подавления феминизма в патриархальном обществе, широко распространен в истории искусства (vagina dentata, как пример). Дэвис упоминает термин abjection (уничижение\изгнание) — представление некоего общественного табу в виде угрожающего и опасного монстра. В «Чужом» этим табу, этим abject является образ преэдипальной матери, символ независимой женственности, природной и не «прирученной» патриархальным обществом, которому и мстит в виде ксеноморфа. Более того, андрогинность и стирание границ между женским и мужским, о чем было сказано выше, по принципу abjection, вызывает настоящий подсознательный ужас, где страх перед ксеноморфом — лишь симптом.

Ксеноморф — персонаж-спектакль, проходящий фетишизацию по Малви, но не как объект сексуального желания, а как объект отвращения. В сценах проявления его агрессии, нарратив останавливается лишь для отвратительного спектакля его двуполой опасности, когда из зубастой расщелины показывается не менее зубастый фаллос. Ксеноморф — само воплощение угрожающего патриархальному строю феминизма: демонизированная идея размытия половых границ. Встреча Рипли с ксеноморфом в тесном пространстве спасательной капсулы — это встреча двух андрогинных персонажей, персонажей с амбивалентной сексуальностью. Рипли, действовавшая в фильме, как каноничный мужчина, вплоть до активного использования фаллического огнемета, лицом к лицу встречается со своим abject и изгоняет (abjecting) его в глубины космоса, тем самым успокаивая патриархальные страхи. В последних кадрах фильма Рипли становится «правильной», «удобной» женщиной, не угрожающей установленным конвенциям: мирно спящей, в обнимку со своей усмиренной киской.

Возвращение мифа

Такая амбивалентность посыла — нередкое явление в художественных текстах, зачастую проявляющееся неосознанно. Дженис Рашинг посвятила «Чужому» (и фильму сиквелу) свое эссе об эволюции мифа Рубежа (Frontier myth). В этом мифе об обуздании дикой, девственной и опасной природы руками мужественных европейских колонистов воедино связаны и героизированы как патриархальные, так и колониальные архетипы.

Этот миф — очень важная часть американской истории, один из ее идеологических фундаментов. В «Чужом» он пересказывается снова, и не смотря на попытки сломать его условности и расшатать архетипы, находит себе уютное место в современной массовой культуре.

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Бык и ножницы", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 77, "likes": -1, "favorites": 44, "is_advertisement": false, "subsite_label": "cinema", "id": 25640, "is_wide": false }
{ "id": 25640, "author_id": 12517, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/25640\/get","add":"\/comments\/25640\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/25640"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 64957 }

77 комментариев 77 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
78

Боже мой, что это за хрень? Это из области исследований "молоко как проявление белого супрематизма"?

Ответить
8

"Изгоняющий Дьявола" - фильм о трудностях полового созревания;
"Челюсти" - фильм о кризисе среднего возраста";
"Плетеный человек" - о месте христианства в современном мире;

Типа элевейтед хоррор не вчера и не позавчера придумали.

Ответить
21

Просто, было бы что интересное, а то обычное высасывание из пальца.

Все по канону западной иконографии, где белизна ассоциируется со спокойствием и безопасностью, а чернота — с угрозой и тревогой.

Причем здесь белизна и чернота, если боязнь ночи, темноты и неизвестности вшита в человека на животном уровне вне зависимости от расы?

Да и в целом по такому шаблону можно разобрать практически любой фильм ужасов. Компашка подростков залезают в какую нибудь жопу, там на них в темноте начинает охотиться НЁХ. Компашка подростков - это метафора на злых белых колониалистов, залезание в жопу - территориальная экспансия, НЁХ - туземцы, чью территорию колонизировали, получается, что все фильмы ужасов это на самом деле страх патриархальных белых супрематистов перед туземцами (и перед женщинами, если у НЁХ получится найти "зубастую вагину").

"Кошмар на улице Вязов", например, тоже отлично подходит, там Фредди - это туземец, в ночи и "черноте" мстящий злым белым колониалистам, которые вторглись к нему и умучили.

Ответить
10

...а его красно-зелёный свитер символизирует страх патриархального американского общества перед социалистами и «зелёными».
Причём при плохом освещении зелёные полоски кажутся чёрными, потому что общество боится ещё и афроамериканцев.

Ответить
3

А еще зеленый может ассоциироваться с Исламом, так что сверху следует добавить еще и исламофобию.

Ответить
2

А чёрные, которые при этом исламисты, но флаг у них красный, это... Нация Ислама!
Какой глубокий символизм раскрылся-то!
https://en.wikipedia.org/wiki/Nation_of_Islam

Ответить
2

Вот именно, Бездна, бездонные глубины скрытых смыслов, стоит только копнуть...

Ответить
29

Иногда хуй это просто хуй.

Ответить
13

Белый цисгендреный хуемразный хуй

Ответить
18

С каких пор "Чужой" - феминистический фильм? Главный герой - она пример персонажа, который берет и делает то, что надо. Не ноет о своей тяжелой судьбе и несправедливости, а превозмогает. Баба или нет - это вообще второстепенно.

Ответить
27

Это и есть нормальный феминизм. Когда его даже не видно.
Баба просто берёт и делает. Без нытья.

Ответить
4

Баба или нет - это вообще второстепеннно

В этом и есть суть феминизма, так-то

Ответить
19

Для справки: в изначальном сценарии Дэна О’Бэннона не было женщин. Там в экипаже корабля было шесть мужиков. Начальная сцена описывалась так (только представьте это):
Slowly, groggily, six nude men sit up.

Когда продюсеры Гайлер и Хилл вносили правки, они для разнообразия заменили двух мужиков женщинами и добавили андроида. Причём О’Бэннон был этим недоволен.

Так что никакую идеологию «Чужой» не пытался проповедовать. Просто продюсеры решили, что в фильме без женщин будет тухло. В чём, кстати, следовали традициям жанра ужасов, где в конце последней выжившей остаётся обычно «финальная девушка».

Текст, честно говоря, выглядит как переводной. Уж очень много неуклюжих, непривычных для русского языка конструкций и оборотов.

Ответить
3

Так что никакую идеологию «Чужой» не пытался проповедовать.

Да не, ну что вы, что вы! Очевидно же, что фильм про опасность неразборчивых связей, про спид проще говоря.
Уникальность киношки в том, что впервые (вероятно) был представлен пансексуальный маньяк, буквально насилующий мужчин в рот (во каким будет пансексуал в далеком космосе, куда тебе малыш Гловер).

Ответить
1

Для справки: в изначальном сценарии

Когда продюсеры Гайлер и Хилл вносили правки, они для разнообразия заменили

Стоит отметить, автор анализирует результат работы этого "коллективного бессознательного", а не то, что кто-то из участников процесса изначально задумывал.

Ответить
0

То есть по факту статья анализирует то, что её автору показалось, а не то, что создатели действительно хотели сказать.

Ответить
1

Строго говоря, ни то, ни другое.

Во-первых, анализируется не то, что хотел сказать создатель, а то, что сказал. Анализирует ли статья то, что автору эссе "показалось" - это вопрос к убедительности аргументов автора эссе.

Во-вторых, создатели чаще всего ничего не хотят сказать. Они выражают свое бессознательное. Дэвид Линч: «Мне просто нравится снимать голых женщин и заводы».

Ответить
0

В изначальном сценарии была приписка что все персонажи унисекс, и их могут играть как мужчины так и женщины. Правда по словам самого О`Бэннона он не предполагал, что в итоге главного героя будет играть женщина. (С) Кирилл Размыслович.

Ответить
17

Прошу прощения, но это жесть как напоминает студенческий реферат, скрещенный с попытками натянуть сову произведения на социально-политический глобус посредством диванной культурологии от признанных мэтров этого жанра. Живо вспоминаются попытки найти в Гитлера в Сауроне, Сталина в Сарумане и евреев в хобитах. Несомненно, в любом созданном человеком произведении присутствуют (часто противоречащие друг другу) глубокий символизм и подтексты, однако рационально мыслящему человеку следует избегать такого ограниченного взгляда на их вычленение, не стоит отнимать хлеб у либеральных недоучек с западных гуманитарных факультетов.

Ответить
3

Это больше про то, что хорошее произведение искусства можно рассматривать со всех сторон и всегда видеть разное. Ну то есть, такие статьи-простыни показывают способность автора к умственной гимнастике больше, чем обсуждают какие-то глубокие/бессознательные посылы в фильме.

Ответить
–9

Не нужно искать в Саурона Гитлера, поскольку Мордор - это Россия, то Саурон - это практически любой российский правитель/князь/царь/император/генсек.

Ответить
3

Иногда Мордор — это просто Мордор.
Толкин отверг все попытки приписать «Властелину колец» политический подтекст. Причём «орков-коммунистов» опроверг особо.

Ответить
–5

Толкин был ученым с замашками литератора. Срать на коммунистов в его положении - это срать на свой престиж среди обеих этих профессий.
Ну а так-то да, Мордор - это эSSр. Но сказать этого Толкин не мог, это все равно что харкнуть в морду местным социалистам и недобиткам из фабианского общества.
Орки это однозначно евреи, урук-хаи - их полукровки жидобольшевики, про орду народов все и так ясно.
Еще там в первой книжке был знаковый момент, где герои находят разрушенную статую какого-то царя и его ГОЛОВУ. Раньше в заставках к педерачам часто крутили хронику, где свергают царские памятники. Вангую что Толкин их видел и под этим впечатлением написал эту часть.

Ответить
5

Господи, да хватит приписывать автору ваши фантазии!

Толкин пытался написать эпос в духе древнеанглийского, и задумал это ещё до русской революции. У него куча отсылок к германской и скандинавской мифологии, потому что он был по уши погружён в свой фольклор. А современность его мало занимала, никаких политических аллегорий он в книгу не вкладывал и задолбался всем это объяснять.

И уж что-что, а антисемитизм ему не пришить. Он, на минутку, отказался от публикации в Третьем Рейхе, когда у него посмели спросить, не еврей ли он часом. Он выбесился и ответил: «К сожалению, не имею чести быть в родстве с этим талантливым народом».

Ответить
0

Толкину много что можно пришить.
Например, дедушка обворовал валлийцев, просто взял и утащил в свою сказку короля Артура с его волшебным мечом. Это при том, что ВК он писал в пику артуровскому эпосу.
По теме - в ВК очень много всякого, что не из фольклора, не из старых сказок, а из современных Толкину мифов. Нуменор - это германо-арийская Атлантида, один ли Толкин это придумал? Да в то время это был тренд, все писали про мифическую прародину германцев, в той же Германии фантастические книжки выходили - все про ту же прородину, все про тот же "Нуменор".
Цимес ВК в том еще, что германские народы забывают прежнюю вражду и объединяются против общего врага. Вот как англичане и немцы забудут про Первую мировую, и пойдут бить жидобольшевиков, которые как урук-хаи УЖЕ среди них.

Ответить
0

Да, в ВК два вида евреев.
Хорошие евреи, которые жили во времена Ветхого завета - эльфы, и плохие евреи - злые и изуродованные эльфы - орки.
Был в Англии такой писатель, который придумал теорию. Дескать, раньше евреи были светлокожими блондинами, которые убивали негров-ханаанеев. Блондинам можно. Было среди них потерянное колено, которое отправилось в Англию и стало то ли иберами, ну в конечном счете они стали основой английской нации.
Потом евреи убили Иисуса, бог их проклял и наградил пейсами и шнобелями. Вместо убийства негров они стали торговать и скрещиваться с европейцами, разлагая их общество.

Ответить
0

Ага и расизма в его произведении тоже нет.

Ответить
0

Если хоть немножко знать географии (нашу и средиземную), очевидно, что Мордор - Османская империя, а Минас-Тирит - Константинополь.

Ответить
0

Это он и есть.

Ответить
14

Такие тексты пишут люди с вышкой в gender studies

Ответить
0

Я его по тж помню. Немного двинутый на этой теме.

Ответить
0

Не обязательно. Но как же ты охренеешь, когда почитаешь разборы Основного инстинкта, например. Поищи старые, чтобы исключить влияние SJW.

Ответить
0

Поищи старые, чтобы исключить влияние SJW.

В универах америки то эта темка еще с 90ых тянется.

Ответить
12

Какой словесный понос. СПГС в кристаллизованном, чистом виде.

Ответить
11

дигитального разлома (digital divide)

Дигитального дивайда тогда уж, никаких полумер!

Но всё равно лайк за "усмиренную киску".

Ответить
10

Качество текста очень высокое. Это авторский материал, не перевод?
Насчёт представленного тут анализа даже не знаю что сказать, но само построение текста, выражение мыслей - снимаю шляпу 👏

Ответить
1

Вроде такие "замороченные" мысли, а так хорошо изложены в тексте. Прочёл на одном дыхании.

Ответить
0

Желаю автору защитить дисер на эту тему

Ответить
1

Такое только в гуманитарном недообразовании можно защитить.

Ответить
0

То есть все гуманитарии - необразованные люди?

Ответить
–4

Да называйте себя как хотите
В отсутствии объективных измеряемых критериев и математико-логического аппарата эти пляски народов мира это что угодно, но не наука. А обучение чему угодно - это не образование, это обучение.

Ответить
0

У меня техническое образование. Просто не все физики отличаются вашей нетерпимостью к лирикам

Ответить
0

Где вы нетерпимость увидели?
Это просто факт - в технических дисциплинах защитить нечто типа этого текста, полностью представляющее собой фантазии и комплексы автора, можно только за большие деньги.

Ответить
2

Если в технических дисциплинах допускают к защите работы о двуличии Чужих, то у меня плохие новости.

Ответить
10

Люблю такой стиль :) Если сильно не вникать, то все кажется стройным и логичным. Но дьявол в деталях.

> Он становится больше, сильнее, опаснее — развивается исключительно физически. Ксеноморф находится на «черной» стороне дигитального разлома — убивая без каких-либо мотивов

В перед финалом фильма Чужой забирается в спасательную капсулу и спокойно в ней лежит не проявляя агрессии к Рипли. Интересно, как это интерпретировал бы автор статьи? Как желание уставшего от ксенофобии "мигранта" создать семью с представительницей местного населения и натурализироваться? :)

> он не просто дик и примитивен, он враждебен к прогрессу и технологии по своей сути — его кровь разъедает обшивку корабля.

Да, но сам Чужой своими действиями не наносит ущерба кораблю, в отличии от экипажа который включает механизм самоуничтожения. Чужой наоборот, с максимальной эффективностью использует пространство корабля, забираясь в места и путешествуя по переходам, не доступным людям.

Ну и так далее.

Ответить
6

Можно было бы просто отмахнуться от подобной простыни и заявить что это феминистки бесятся, но это не так. Пока мы, жители отсталых в гендерном и социальном плане стран смеёмся над вагиной дентатой в прогрессивных странах глобуса подобная философия стала мейнстримом. Десятки, если не сотни тысяч специалистов и специалистесс по вуман стадиес, гежнер стадиес и прочим очень важным вопросам не просто пишут и говорят на таком речекряке. Они им думают! Способность увидеть кризис колониализма, вопрос феминизма и проблему белых привелегий в манной каше и рисунке кирпичной кладки есть отличительная способность представителя развитого постмаскулинного человечества от отсталого жителя среднерусской равнины. Но когда нибудь и мы так сможем. В будущем. Славном будущем.

Ответить
4

С одной стороны да. С другой - сначала бы ватерклозеты с канализацией в стране обеспечить, а потом уже опасаться ползучей экспансии gender studies. Так, поэтапно как-то, от малого к большому.

А что касается язвы западного мира, так ознакомьтесь с критикой Гоголя вполне посконного Белинского - который у бедного Гоголя нашел такое, что Гоголь с ним разговаривать перестал. Видимо уже тогда проклятые западные либералы подрывали идеологический базис россиян.

Ответить
1

Сможем, когда это уже мало кому будет интересно. Как всегда.

Ответить
7

На самом деле фильм о том, как опасно сосать с проглотом.
Rip Джон Херт.

Ответить
5

Вот наверное удивляется Камерон читая подобные "исследования" в наше время.

Ответить
5

Господи, это статья ради статьи и не более.
Автор, ты на пару по gender studies не опоздал, пока полотно ткал своё? Еще и написано как работа в универе, читается, будто там о молекулярной химии написано научным языком.

Ответить
4

Ну здравствуй, синдром поиска глубинного смысле

Ответить
3

А продолжение будет? Ну там хвалебные оды в адрес Компании - всё же попытка приютить инопланетных беженцев, это смелый и прогрессивный поступок. А стремление Берка ассимилировать пришельцев и людей?

Ответить
3

обилие вычурных оборотов и фрейдистских высказываний делает это плотно графоманским и бесполезным. у меня от обилия образов изнасилований и фаллических символов мозг выставил рейтинг M. ДТФ - это медиаресурс, доступный людям, которые не защищали диссертаций и кандидатских в области мужской и женской психологии. хоть объектом исследования выбран культовый фильм, место этой статьи вообще не в кино, так как про само кино тут ни слова.

Ответить
2

«Мирно спящей, в обнимку со своей усмирённой киской.» Доктор, да вы извращенец!:-)

Ответить
2

За пришивание всякой ереси к культовому фильму и людям, которые его делали хочется на давать по рукам

Ответить
1

Автор забыл принять свои таблетки и не выспался.

Ответить
1

Глубоко копает

Ответить
1

Если первую часть я осилил, понял и принял (хоть и сомневаюсь в том, что это есть истина), то вторая глава - "антифеминизм в глубоком космосе" - фрустрирует. И то не столько своим посылом, сколько туманной и амбивалентной формулировкой.

Ответить
1

Статья хороша написана, но...
Господи, как, вероятно, тяжело смотреть на мир через призму дигитального разлома...Столько бесполезных и ненужных понятий. По сути, всё сказанное в статье попросту восходит к образам белого и черного человека, это понятно и без теорий (которые на самом деле очень простые, потому что сплошная вода).

Ответить
1

Какая чушь...

Ответить
1

Автор, ты что курил?

Ответить
0

Спасибо за статью, очень интересно и занимательно написано! Такого бы побольше.

Ответить
0

С точки зрения какой-нибудь религии этот фильм, наверное, вообще ад и Израиль.

Ответить
0

Этот не знаю, а вот в Прометее немало религиозного (христианского, ясно дело) символизма и сам Скотт это не отрицает.

Ответить
0

Ридли Скотт просто снял хорошее кино. А потом эти горекритики пишут свои эссе и высасывают из пальца не пойми чего. Хрень полная.

Ответить
0

Мне это феминистическое выдавание желаемого за действительное тоже показалось некачественной писаниной, но где пруфы, Билли? Пруфы, что это "просто хорошее кино" и Скотт не задумывал никакого второго дна.

Ответить
0

С пруфами сложно))). Ну знаешь, это из разряда гадалок судьбы, которые втирают людям про будущее или прошлое, используя при этом довольно шаблонные и устоявшиеся выражения. Как по мне, так и тут, люди начинают искать скрытый смысл там, где этого нет. Ну это сугубо моё мнение. Я никому его не навязываю.

Ответить
0

Мы не сможем залезть в голову автору и узнать, что он думал, когда снимал, но по умолчанию очевидные вещи не требуют доказательств. Например, когда кто-то покупает яблоки, он не требует, чтобы ему доказали, что это именно яблоки, а не груши. Так же и здесь. Если показывая на чужого, человек говорит, что это чужой, то доказательств не нужно. А если, показывая на чужого, он говорит, что это слабо развитая раса людей пострадавшая от колонизаторов, вот тут уже неплохо бы привести доказательства.

Ответить
0

СПГС во все поля. Плюс натягивание совы на глобус.

Ответить
0

Подобные тексты хорошо показывают дремучесть нынешних сжв. Эти люди неспособны воспринимать информацию безотносительно своей призмы идеологии. Это основной признак религиозного фанатизма.

Ответить
–1

Символизм для дебилов

Ответить
0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-1134314964", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=clmf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvc" } } } ]
Гейб Ньюэлл наконец-то анонсировал то,
чего все так долго ждали
Подписаться на push-уведомления