Нет плача кроме молчания

Маленький рассказ, вдохновленный замечательной трилогией Лю Цысиня «В память о прошлом земли».

В закладки

Вокруг воронки после удара метеорита витало прозрачное облачко пыли. Андрей, натянув ворот футболки до глаз, медленно шел по выжженной траве. За ним, оглядываясь по сторонам и подбирая непослушное длинное платье, семенила маленькая Катя.

- Может ну его, а? — Девочка умоляюще смотрела в спину брата.

- Трусиха, это ж метеорит!

- А вдруг он опасный?

- Ну и вали домой, если ссышься!

- Я папе все расскажу-у! — Катя завыла и села на землю. На ее нежно-розовом платье коричневом пятном отпечаталась сухая трава. Андрей чертыхнулся, подошел к сестре и обнял ее за плечи.

- Катька, ну, пожалуйста, я только посмотрю.

- Ты обзываешься! — Она подняла заплаканное лицо и растерла под носом рукой, испачкав щеку пеплом. — Папа нас за продуктами отправил.

- Пошли. — Андрей протянул ей руку. Катька шмыгнула носом и вцепилась мокрой от слез и соплей ладонью в его руку. Андрей поморщился, поднял сестру за подмышки и посадил к себе на шею.

- Бежим-бежим-бежим! — Парень пустился по полю. Катька рассмеялась и что есть силы вцепилась руками в его лоб. — Уроню сейчас, уроню!

***

- Пап, он упал во-он туда! — Андрей вскинул руку к окну, за которым колосилось поле пшеницы.

- Сынок, ты не шутишь? Ну какой метеорит? Может, парни с соседнего участка что-то жгли.

- Да я клянусь, упало прямо с неба! Ну пойдем посмотрим, пожалуйста!

- Ладно, ты и мертвого уговоришь. — Мужчина, зевнув, потянулся на стуле.

Через полчаса они стояли у круга выжженной травы, посреди которого в довольно большой, прокопченной по бокам яме, лежал камень размером с детский кулачок. Отец хмыкнул, почесал бороду и посмотрел на сына.

- И правда, метеорит…

- А я что говорил! Давай возьмем его себе!

- Э-э, не, дружок, вдруг он радиоактивный?

- Ну па-ап! Пожалуйста! — Андрей прыгнул и с силой тряхнул руками так, что оба его плеча хрустнули. Катя стояла позади брата и нервно жевала пальцы. — Я его нашел, значит он мой!

- Твой? Да не дай бог что. Слушай, давай сделаем так: я эту яму присыплю землей, позвоню… — Мужчина задумался. Куда звонить, если ты нашел метеорит? — В МЧС. Пусть разберутся. Если он не опасен, попрошу их отдать его нам. Ну или хотя бы кусочек.

- Ну блин! — Мальчик отвернулся и скрестил руки на груди. — Это не честно, папа. Лучше бы я без тебя пошел и достал его сам.

- Андрей, получишь. Выбирай — или так, или я к чертовой матери отнесу его на болото и утоплю там.

Андрей знал — отец не соврет. Мальчик стоял и дулся, но уже не от досады, а вот так, просто — хотел показать, что его слова тоже имеют вес.

- Ладно, звони. Но пообещай, что хотя бы кусочек мне достанется!

- Даю слово, что постараюсь что-нибудь придумать. — Отец воткнул лопату в землю и приставил ладонь ко лбу. — Солнце садится. Веди Катьку домой, а я тут один управлюсь.

***

- Сергей Иванович, это простой железный метеорит. Черт его знает, с чего этот мужик выдумал, что он должен фонить. — Худой, рослый парень в мешковатом сером свитере склонился над столом, где на газете лежал метеорит, похожий на медный слиток.

- И откуда он взялся, Степа?

- Как откуда? С неба. — Парень ткнул указательным пальцем над своей головой.

- Да это понятно, что не из-под ног. Откуда такие железные метеориты вообще берутся?

- А-а. Скорее всего ядро погибшей кометы или планеты.

- Ясно. Ну раз не опасен — отдай тогда этому мужику метеорит.

- Сергей Иванович, давайте его в наш музей краеведческий отдадим! Ну нельзя вот так…

- Степа! — Маленький, пухлый мужчина нахмурил брови, отчего его очки чуть не упали с носа. — Малец, который этот метеорит нашел, просил хотя бы кусочек. Ну придумай что-нибудь — болгаркой там отпили. От маленького куска музею не убудет.

- Ваше слово, Сергей Иваныч. — Степа закатил глаза, положил метеорит в рюкзак и пошел в мастерскую.

- Иванович, И-ва-но-вич! — Плюнул ему в спину мужчина.

В мастерской пахло сырыми опилками и железной стружкой. Степан зажал метеорит в тиски и потянулся за болгаркой.

- Как же жалко, бля. — Парень нахмурился и надел пластиковую маску для защиты глаз. Болгарка ревела, высекая искры. Отрезав маленький кусочек, Степан положил его в нагрудный карман и стал разжимать тиски. Метеорит упал на столешницу и раскололся надвое. Степан отбросил болгарку в сторону и вслух проклял этот день.

***

Костик стоял вплотную к прозрачному куполу, чуть ли не вжавшись в него носом.

- Пап, это тот самый? — Мальчик вертел в руках маленький кусок метеорита, подвешенный за цепочку на шее.

- Да, Кость. Его нашел твой дед, а потом метеорит подарили этому музею.

- А почему он надвое распилен?

- Он расколот. Говорят, развалился, когда его изучали.

- На ровные две части… Как он мог так расколоться? Ну посмотри, внутри гладко, будто лезвием порезано! — Мальчик коснулся ладонями стекла, но отец его сразу одернул.

- Не трогай, пошли дальше. Там есть фотографии дома твоего деда. Покажу, где я вырос.
***

- Очень интересный экземпляр. И где вы его нашли?

- Над музеем в Саратовской области начали строить туннель для гиперзвуковых грузовых поездов. Фундамент осел, одна стена музея поплыла, и его решили снести. Половину экспонатов выкинули, остальные отправили в наш пункт распределения.

- Очень интересно. — Мужчина в белом костюме крутил в руках две части метеорита. — Влад, тебя не смущает этот ровный спил посередине? Поверхность как будто лазером отполирована. Чем они там пользовались? Посмотри в сопроводительный документ.

Владимир поднял тонкий лист бумаги, прислонил его к метеориту, и белоснежная поверхность тут же покрылась мелкими черными буквами.

- Написано, что заведующий мастерской при музее отпиливал… Болгаркой часть метеорита. — Он смущенно посмотрел на мужчину. — Антон, болгаркой!

- Не может быть. Сверхмощным лазером еще ладно, я поверю, но болгаркой...

- Странно. Тащи микроскоп, хочу внутреннюю структуру этого чуда изучить.

Влад достал из кармашка прибор размером с два пальца. Антон взял его, провел пальцем по ребру микроскопа, и тот слегка завибрировал. Он напряженно смотрел в маленький глазок, затем усмехнулся и передал его Владу.

- Не такой уж и ровный! — Улыбнувшись, он протянул ему один кусок метеорита. — Глянь-ка сам.

Влад посмотрел в микроскоп и увидел поверхность, испещренную мелкими кратерами. Они создавали красивый узор, напоминающий рельеф луны.

- Антон, тут какой-то узор. Или выбоины. Странно, не похоже на остальную поверхность. Как будто единицы и… Нули? — Влад продолжил всматриваться в микроскоп. Антон заметил, как его руки пошли мелкой дрожью.

***

В зале Генеральной Ассамблеи ООН было непривычно тихо. На главную трибуну, шаркая ботинками, вышел пожилой человек. Он придвинул микрофон и, чмокнув губами о стакан с водой, начал говорить.

- Я буду краток. Все, что вы видели в новостях за последние шесть месяцев — частично правда. — Зал загудел как улей, но тут же все голоса умолкли, позволяя старику продолжить. — Впервые за всю историю человечества мы получили послание от другой цивилизации, зашифрованное в бинарном коде на внутренней стороне метеорита. Послание было кратким, мы не до конца уверены, что разгадали шифр, но одно мы знаем точно — на нас обратили внимание.

Зал сотряс грохот аплодисментов. Представительница Канады стирала с лица слезы белоснежным платком, на котором гордо рдел красный кленовый лист.

- Прошу вас, тише. — Старик улыбнулся. — Шифр представляет из себя набор цифр, разделенные друг от друга точками. Это заставляет нас верить в то, что инопланетяне хотя бы поверхностно изучили нашу культуру…

- Ха, или то, что это чертова подделка. — Почти все присутствующие в зале обернулись, остановив свои взгляды на смуглом мужчине за столиком с табличкой «Бразилия». Тот нервно одернул рукава пиджака и потупил взгляд.

- Уважаемый Жозе Гонзалез, вам, как руководителю Бразильского отделения NASA, доступны все наши исследования по метеориту «Связь». Вы ознакомились с ними?

- Да. — Буркнул Жозе и отпил из стакана с водой. — Просто вы…

- Прошу вас, оставим все разговоры на потом. Итак, мы не знаем, что означает этот шифр — у нас есть лишь догадки. Это не точки координат и, скорее всего, не шифр в шифре. Но мы можем предполагать, что пришельцы оставили нам подсказку о том, где искать их местоположение в космосе. Итак, Шифр! — На каждом столике вспыхнул голографический экран. Если бы кто-нибудь посмотрел с другой стороны экрана на лица членов ООН, этот человек мог бы увидеть, как их зрачки жадно пожирают каждую цифру и точку кода. Старик выждал небольшую паузу и продолжил. — Мы видим три ряда цифр с точками между ними — три, девять, пять. Что они нам говорят? С первого взгляда — ничего. Но так же, как и в картинах великих художников прошлого, в них заложен скрытый смысл. Перед нами — картина «Корабль Дураков» Босха. Так же, как и этот шифр, мы можем понять ее только исходя из определенного контекста. Признаюсь честно, расследовать историю метеорита было намного проще, чем искать скрытый смысл в этом наборе чисел. Но у нас есть кое-какие догадки.

Теперь зрачки всех присутствующих пожирали старика, говорящего с главной трибуны. Он уловил настроение собравшихся людей и улыбнулся.

- Итак, мы думаем вот что — это координаты галактики и конкретной планеты инопланетян. Первая цифра — количество ближайших соседних к ним галактик. Вторая — количество планет в их солнечной системе, включая само солнце. Третье число — порядковый номер планеты, грубо говоря, ее место относительно других планет в солнечной системе от солнца. На первый взгляд — все просто. Но как найти иголку в стоге бесконечного сена? Уже сейчас нам известно двадцать галактик, подходящие под эти координаты. Мы проверили их телескопом «Заря-2» — и все эти планеты оказались необитаемы. Но! Давайте исходить из контекста. Неясно, какую форму жизни представляют из себя пришельцы. Возможно, они живут глубоко под землей или вообще являются абстрактными сущностями, могущие выживать при самых неблагоприятных условиях. Помните, какой фурор произвели бактерии Людвига, которые мы обнаружили на Марсе пятьдесят лет назад? Казалось бы, безжизненная пустыня, ничто живое не может выжить — но нет! Огромные колонии на южной стороне брата нашей Земли говорят совсем о другом. Поэтому, прежде всего, мы хотим проверить эти планеты. Друзья, эта задача — на годы, века. Может быть — тысячелетия. Сколько летел к нам этот метеорит? Мигрировала та раса или уже погибла? Эти ответы, рано или поздно, даст наша наука. От лица всей России и института космологии имени Гагарина прошу вас объединиться и разгадать эту загадку. Мы не одни во вселенной!

Все звуки в зале схлопнулись в одобрительный крик и аплодисменты. Старик сошел с трибуны, и тут на встречу к нему метнулись сотни людей, желающие пожать ему руку.

Жозе сидел на своем месте, уткнувшись в голограмму с черными цифрами. Весь скепсис в нем перебороло другое чувство — чувство страха. В безбрежной черноте космоса ярко горит маленький фонарик. И больше всего он боялся, что к нему слетятся не мотыльки, но хищники.

***

Андрэ стоял под гигантской тарелкой радиотелескопа. Тень от нее, что окутывала всю строительную площадку, совсем не спасала от жары. Телефон в его кармане завибрировал, Андрэ слегка постучал пальцами о правый висок, и в его голове раздался до боли знакомый голос.

- Папа, как дела? — Голос маленькой Хильды звучал так четко, будто она поселилась в его голове.

- Все хорошо, родная. Как мама?

- Умирает от жары, а мы с Виктором купаемся в бассейне! — Девочка хихикнула, отчего у Андрэ на лице расплылась глупая улыбка.

- Будь осторожна, ладно? Кстати, на завтра мне дали выходной, мы сможем поехать в Парк Паулу, покататься на аттракционах.

- Ура-а! Папа, я так рада! Ой, Виктор, прекрати! Пап, я перезвоню позже. Мама передает привет.

- Передай и ей. Целую, родная. До вечера.

- Пока!

Голос в голове стих. Андрэ потянулся и полез по лестнице наверх. Над телескопом летал огромный грузовой вертолет. Порывы ветра от работы его лопастей обожгли холодом все тело мужчины, и тот выдохнул.

- Жорж, когда эта стройка закончится?

- Через пять лет, судя по планам. Ты тут у нас по контракту, да? — Мужчина улыбнулся, и сквозь его черные губы наружу показался белоснежный оскал.

- Да, на полгода, но обещают продлить. Скажи, ты веришь в эту миссию?

- Как никогда прежде. Подумать только — скоро эта гигантская штука заговорит в космос!

- И мы кого-нибудь найдем…

- Не сомневайся, Андрэ. Нас уже нашли — осталось только выйти на их след. Дело времени.

- И кучи денег.

- Ну, слушай, это лучше, чем тратить бабки на военку. А, что скажешь? — Жорж похлопал Андрэ по спине.

- Да сейчас-то и войны нигде нет. Плоды глобализации!

- И это чудесно!

Вертолет гудел, медленно опускаясь к земле. Его шасси коснулись земли, и тут же толпа рабочих кинулась к вертолету, ожидая команды от руководства разгружать груз.

- Бедные филиппинцы, молятся каждую ночь богам, чтобы их не заменили роботы.

- Так уже, разве нет?

- Проект «Объединение» сплотил вокруг себя почти все страны, руководство решило по минимуму использовать роботов для такой простой работы.

- Жорж, а ты сноб. — Андрэ улыбнулся.

- Ни капли, я ведь взял в жены беженку! — Мужчина рассмеялся. Над телескопом рдело полуденное солнце.

***

Белый глайдер, описывая круги над лесом, завис над рекой. Медленно, будто крадущаяся кошка, транспорт поплыл вглубь леса. Добравшись до тарелки телескопа, которая скрывалась за кронами деревьев, стены глайдера стали прозрачными. Сотни людей с восхищением смотрели вниз на гигантское блюдце, покрытое ржавчиной.

- Мы находимся над главным радио-телескопом проекта «Объединение». — В головах всех пассажиров глайдера раздался приятный женский голос. — Новейшее из чудес света, построенное одними лишь людьми без помощи роботов. Как вы помните, проект должен был помочь нам найти инопланетян, которые около трехсот лет назад послали нам сообщение. К сожалению, мы так и не смогли найти другую цивилизацию. Даже сейчас, используя новейшие грави-телескопы, вселенная отвечает молчанием. Мы продолжаем верить, что где-то в глубине космоса есть еще одна жизнь. Но пока, к сожалению, не находим этому подтверждения. Следующая остановка экскурсии — музей космологии в Рио-Дэ-Жанейро, где вы сможете увидеть тот самый метеорит с посланием. А пока у вас есть десять минут, чтобы рассмотреть телескоп.

Глайдер сделал медленный круг над лесом и, набрав скорость, двинулся в сторону музея.

***

Отец, прости, что записываю это сообщение в спешке. Нас нашли. Выследили по нашим сигналам в космосе. Это не то, чего мы все ждали — к нам летят не пришельцы, но их оружие. Год назад наши телескопы засекли девять маленьких объектов, летящие в нашу сторону с поразительной скоростью. Снаряды, которую сотрут все планеты и Солнце в порошок. Мощи двигателей наших космических кораблей не хватит на то, чтобы приблизиться к ним и хотя бы на секунду рассмотреть, разглядеть, каких ангелов смерти послала другая цивилизация. Они летят со всех сторон, поэтому мы не можем определить и ответить врагам тем же. Да и у нас нет такого оружия, а если бы и было — что толку? Мы даже не знаем, где их чертова планета. Пап, я надеюсь, ты получишь это сообщение, как только выйдешь из криостазиса. Ваша миссия на Юпитер прервана, и прямо сейчас весь экипаж вашего корабля летит подальше от того ада, в который превратится наша прекрасная солнечная система. Мне горько об этом говорить, но мама умерла, когда в мире началась паника. Я обещаю — мы ответим им тем же. Рано или поздно мы превзойдем их в технологиях, и тогда никто не уйдет от нашего гнева. Вместе с этим сообщением я посылаю тебе копию нашего семейного альбома — скорее всего, мы больше никогда не увидимся, но я буду помнить о тебе всегда. Через два года, как только все корабли выйдут в космос, мы будем хранить полное молчание чтобы остаться незамеченными в бескрайнем черном мареве. Чертов скептик Жозе был прав, когда выступил с предложением не искать инопланетян — но мы со всей своей яростью заткнули ему рот.

Ученые еще раз изучили метеорит, выскоблили микроскопами каждую грань этого чертового камня. И знаешь что? Они нашли еще несколько посланий, настолько отличающихся по виду от бинарного кода, что сначала приняли их за рисунок рельефа поверхности этого чертового булыжника. Эти твари что-то где-то подслушали, смекнули, что не одни во вселенной, и сыграли со всеми нами в кошки-мышки. Господи, надеюсь, другие цивилизации оказались умнее, чем мы, и не стали сверлить космос своими сигналами.

Пап, я надеюсь, что мы найдем пригодную для жизни планету. Пожалуйста, помоги этому сбыться. Мы отомстим.

С любовью, твоя дочь Клодетт.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Никита Броди", "author_type": "self", "tags": ["\u0440\u0430\u0441\u0441\u043a\u0430\u0437","\u043a\u043e\u0441\u043c\u043e\u0441"], "comments": 0, "likes": 2, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "subsite_label": "craft", "id": 103206, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Fri, 14 Feb 2020 22:44:03 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 103206, "author_id": 31653, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/103206\/get","add":"\/comments\/103206\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/103206"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 87848, "last_count_and_date": null }
Комментариев нет
Популярные
По порядку

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovz", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-1134314964", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=clmf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "chvjx", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "chfbl", "p2": "gnwc" } } } ] { "token": "eyJhbGciOiJIUzI1NiIsInR5cCI6IkpXVCJ9.eyJwcm9qZWN0SWQiOiI1ZTRmZjUyNjYyOGE2Yzc4NDQxNWY0ZGMiLCJpYXQiOjE1ODI1MzY0Nzd9.BFsYFBgalfu_3oH9Fj-oBhiEgVx976VQfprRahAELFQ", "release": "2d6e45de" }
{ "jsPath": "/static/build/dtf.ru/specials/DeliveryCheats/js/all.min.js?v=05.02.2020", "cssPath": "/static/build/dtf.ru/specials/DeliveryCheats/styles/all.min.css?v=05.02.2020", "fontsPath": "https://fonts.googleapis.com/css?family=Roboto+Mono:400,700,700i&subset=cyrillic" }