{"id":3842,"url":"\/distributions\/3842\/click?bit=1&hash=4c67e91a2a588f03561899c61c4eabfeb37008500c6498f3b9533b2e8845d454","title":"\u041e\u0431\u043e\u0436\u0430\u0435\u0442\u0435 \u043a\u043e\u043f\u0430\u0442\u044c\u0441\u044f \u0432 \u0434\u0430\u043d\u043d\u044b\u0445? ","buttonText":"\u0412\u0430\u043c \u0441\u044e\u0434\u0430","imageUuid":"11cfcef6-3125-52d0-8ef8-49fb205d3efe","isPaidAndBannersEnabled":false}
Творчество
Taras Well

Пишу книгу в жанре фэнтези. Герои Валора. Глава 10

Глава 10. Великий и духовный.

Они шли меж жилыми домами широкой улицы, идущей от рыночной площади. По мере продвижения зазывал и попрошаек становилось меньше, а вскоре те и вовсе исчезли. Теперь им встречались зачастую зажиточные, хорошо одетые горожане.

Дома здесь благоухали ухоженностью. Известь оставалась целой. Никаких трещин, не говоря уже об облупленных кусках с оголенным кирпичом. В глаза бросалось обилие клумб у фасадов, пестрящими различными цветами.

Айвар все никак не мог привыкнуть к этим странным халупам. Треугольная крыша, чрезмерная высота, да и чем выше, тем больше те “толстели”. Иногда казалось, что здание покосилось и вот-вот на них грохнется.

- После стольких дней путешествия мы наконец-таки добрались! Ура! - лицо Эммериха "светилось" от радости. Сейчас, как раз для столицы, он напялил вычурный, парчовый дублет зелёного цвета, украшенный золотыми застежками и шнуром по краям. - Осталось только заключить договор с местными властями. И я отблагодарю тебя, как следует, мой воинственный друг!

Варвар же придерживался неизменного стиля - кольчуга поверх поддоспешника и верный топор на поясе. Да и выражение лица не изменяло традициям - тот кисло щурился по сторонам. Ему не нравились люди, задерживающие на нем глаза. Вдруг среди них охотники за головами.

- Главное, чтобы ты передал мне записки. Остальное меня не заботит, - голос здоровяка был не столь воодушевленным.

- Конечно, конечно, – его собеседник убеждающе замахал руками. - Передам – не сомневайся. Ну и отсыплю тебе монет на дорогу. Она окажется далеко не короткой.

Айвар вопросительно приподнял бровь:

- Насколько не короткой?

Торговец устремил взгляд куда-то вдаль, задумавшись:

- Ну, клык, судя по всему, находится на Дальнем Юге. Но с ним все не просто. Скоро сам все узнаешь. А перед этим оторвемся на славу, - делец одарил Айвара приятельской улыбкой.

Лицо северянина стало еще кислее. Он больно уж не хотел торчать на празднике. Там ведь будет столько избалованных, капризных, дворянских недоумков... Но, согласно уговору с торговцем - сведения он получит только после местной гулянки. Оставалось лишь стиснуть зубы и дотерпеть.

- Как тебе город? - решил перевести разговор на более легкую, беззаботную тему Эммерих.

Айвар хотел засыпать торговца вопросами, но, все же, подавил в себе желание. Все равно торговец бы благоразумно держал рот на замке. Но ничего, позже, после исполнения договора, он выведает у него абсолютно все сведения, с корня по крона.

- Слишком вычурно, слишком людно, слишком много косых взглядов, - проворчал воин.

- Асторий храни! – Эммерих вскинул руки вверх. - Айвар, у тебя слишком угрюмый взгляд на вещи. Его срочно нужно менять. И я даже знаю, что сему поспособствует, - тот заговорщицки подмигнул.

Взгляд варвара зажегся искрой любопытства:

- И что же?

- Ха. Если скажу сейчас – сюрприза не получится, - самодовольно улыбнулся делец.

В ответ северянин лишь громко фыркнул.

- Ну а вообще я не просто так завел разговор о городе. Видишь ли, он особенный. Не только из-за своих архитектурных шедевров, но из-за исключительных вольностей. А заключаются они в том, что сии граждане выбирают властителей сами. И что самое интересное – туда могут войти не только лорды. Представляешь? – судя по округленным, живым глазам торговца, его эти факты ой как впечатлили. - А еще у них имеется автономный суд. На решения которого не может повлиять даже суд графства, - увлеченно взмахнул руками торговец. - Да что уж говорить, даже королевский суд бессилен. Тут лишь письменный указ самого монарха подавай, дабы отменить решение.

Северянин внимательно слушал оживленного напарника. Его взгляд обрел задумчивость. Да, это звучало воистину необычно. И, вне сомнений, ремесленники и торговцы были получше зажравшегося, знатного дурачья. Но если брать хелингов его краев - он никогда бы не согласился на такие перемены. Ибо Ас Бьерн благословил их не просто так. Большинство хелингов - достойнейшие среди мужей и дев его народа. И они всегда могут доказать свою силу и ум. Свое право на власть. А насчет судов… Хм, эти суды он считал довольно мудреными. Все же, совет мудрецов в Хельгланде был куда проще и действеннее. Здесь же местная волокита могла тянуться месяцами, так и не решив спор.

- Учитывая наклонности вашей знати – оно и к лучшему, – буркнул Айвар.

- А ваша знать разве получше? – хитро прищурив бровь, спросил делец.

- Они не просто «знать», они – хеллинги, «благословленные» - на вашем языке. И да. Можешь даже не сравнивать. В бою хеллинг никогда не будет прятаться за спинами солдат. Он станет в первых рядах, чтобы защитить свои земли и клан. Он делит добычу по справедливости и берет ровно столько, сколько надлежит ему по праву. Он близок к своим соклановцам и на собраниях слушает всех, даже последних бедняков. И подать он увеличивает не по капризности нрава, а только по острой нужде.

- Звучит очень уж хорошо, прямо как в сказке, – с определенным скептицизмом отметил Вайрих.

- Ты мне не веришь? – голос варвара повысился, в тоне “взбурлили” нотки негодования.

- Нет, я тебе верю, – поспешил заверить торговец. - Но, Айвар, если в твоем клане все происходило именно так, это не значит, что у других земляков был такой же подход.

- Это не просто «подход», это догмы Ас Бьерна! Им следует каждый уважающий себя бьерман! – чуть ли не криком поведал воин. Невольно, угрожающе сжав руку в кулак.

- Хорошо, хорошо. Как скажешь. – Эммерих спешно, в примирительной манере развел руками. – Только не бушуй. Синяки не добавят мне шарма на предстоящем мероприятии.

Такая реакция остудила Айвара, даже слегка смутила:

- Прости. Но я дорожу своей верой и обычаями. И не позволю их высмеивать, либо унижать, – тон воина сменился на более мягкий, но не менее непреклонный.

Торговец громко выдохнул:

- Да уж, Айвар, не знаю, где ты услышал оскорбления. Ничего такого у меня и в мыслях не было. Но если ты считаешь по-другому – то прости. Однако, - он даже на миг остановился, придержав его за руку, - имей в виду следующее. Здесь много людей, скажу мягко, не любят твой народ и все, что с ним связано. С твоим отношением у тебя немалые шансы нарваться на неприятности. И тогда, мой дорогой друг, придется отложить свои планы на неопределенное время. Ибо с темницы выбраться довольно непросто. Особенно северянину, без каких-либо полезных знакомств. Или до этого вообще не дойдет и тогда, не дай Асторий, закончишь свою жизнь в ближайшей канаве. Так что попробуй стать терпимее и мудрее, коль хочешь добраться до своей цели, - какое-то время его наниматель предостерегающие смотрел на варвара. Затем, отпустив его руку, отвернулся и продолжил движение.

Айвар, угрюмо промолчав, последовал за торговцем. Как ни крути, слова дельца имели смысл. Он уже не раз “вляпывался” в проблемы из-за своего нрава. Может, в каких-то случаях он и заставит себя промолчать. Может.

Тем временем они подходили к нужному месту. Пятиугольная постройка гордо возвышалось над всеми остальными строениями. Она впечатляла своей роскошью и размерами – кьетеры любили хорохориться. Массивная, треугольная крыша, над которой возвышались шпили декоративных башен. Две, самые высокие и большие стояли между «остриём» крыши, на котором блестело золотое солнце. Еще по башне стояло ниже, и еще по башне - у края фасада. Каждая, последующая башня уступала по высоте предыдущей – соблюдалась симметрия снижения. Между башнями «поселились» окна. В центральном ряду - самые большие, по бокам – поменьше, у фасадов – вообще по одному. Башни и крыша была окрашена в белый цвет, все остальное – в голубой. Помимо этого, фасад изобиловал барельефами людей, существ и символов.

Сам храм окружала массивная ограда. В ее центре сверкали отворенные ворота, обитые золотыми вставками. Те изображали какого-то проповедника, увлеченно вещающего своей пастве. Сквозь проход, прямо перед их носом, проскочила семья горожан. Видимо, опаздывала на молитву. Торговец, заметив спешку, и сам ускорился. Айвару пришлось не отставать.

Внутри их встретил просторный двор. По центру тот был пуст – брусчатка, да и только. Слева же разместился небольшой сад. Там росли цветы и яблони, звонко пели птицы. За растениями просматривалось небольшое здание. Возможно, жилище послушников. Справа разместился еще один сад. Тот был явно больше. Помимо яблонь виднелись и груши. Тропы из брусчатки виляли между лавками для отдыхающих и вели к небольшому озерцу. Айвар еле заметно улыбнулся. Цветущие, ухоженные сады умиротворяли и радовали глаз. В отличии от вычурной, огромной халабуды по центру.

Двери последней, как и ворота, также пестрели золотыми вставками. Правда, на этот раз показывали другое. Беспокойного мужчину, который боялся ступить на мост. Сам же мост ввел к исполинскому дворцу на тучах. Айвар одарил изображение легкой ухмылкой. Этот вымысел казался ему тем еще бредом, но он "мудро" предпочитал об этом не упоминать. Зная, что почти каждый на Большой земле являлся фанатиком этого культа.

- Пожертвуйте на нужды храма! И Всемогущий запомнит вашу щедрость! - громко вещала пожилая женщина у входа в храм. Ее простенькая, желтая, льняная роба, с символом солнца на груди, выдавала в ней прислужницу храма. На кожаном ремне послушницы, через плечо, свисала деревянная коробочка с вырезанным отверстием. Очевидно, для пожертвований. Голос женщины значительно оживился при их приближении. Она выжидающим, и даже требовательным взором окинула подходившего торговца. Как будто он не мог, а должен был выплатить ей монеты. Затем служительница перевела взгляд на спутника дельца. Осознав, кто он, она сморщила презрительную гримасу. Глаза прислужницы незамедлительно вернулись к Эммериху.

- Воистину, без помощи Астория я бы сюда не добрался. Хвала нашему Спасителю! – задорно, и в то же время с долей почтительности провозгласил Эммерих, вбрасывая щедрую горсть монет в ящик.

От услышанных слов Айвар скривился. "А без помощи моего топора твое окровавленную тушу бандиты бы скинули в реку. Либо тебя бы с потрохами сожрал медведь. Но спасло тебя именно твое божество, а не мои потуги.»

- Да осветит он твой путь, дитя, чтобы ты всегда видел дорогу, и не сбился во мрак, - оживленным голосом затараторила послушница, жадно взирая на падающие в щель монеты.

- Пойдешь со мной или останешься здесь? – Эммерих повернулся к своему компаньону.

- Пойду, – утвердительно заявил Айвар.

Все же, ему было любопытно, что там творится и какие ритуалы проводятся. Как не крути, по размерам храм превышал все виденные им постройки культа. Да и до этого он никогда не заходил внутрь. Может, тот и чем-то удивит.

Прислужница, услышав согласие воина, сморщилась, словно сушенный чернослив. Несомненно, она считала варвара не слишком желанным посетителем. Но сделать ничего не могла. Ибо догмы их веры позволяли посещать храмы всем людям, вне зависимости от веры и народности. И все же, это не мешало служительнице господа провожать Айвара недоброжелательным, злым взглядом.

Северянин лишь криво ухмыльнулся в ответ и наглой, расхлябанной походкой последовал за дельцом.

Зал впечатлял как огромными размерами, так и высотой. Треугольный потолок, казалось, вздымался до небес. Он был украшен множеством расписных изображений. На одном, к примеру, показывался мужчина в доспехах, еще и с крыльями, перед толпой напуганных дикарей в пещере. На другом он же обучал тех сражаться. На следующем ввел их в бой. Далее он отчаянно бился с какой-то здоровой, демонической тварью, и все это на фоне огромного сражения людей с нечистью. Потом всеобщее празднование победы. Ну а в конце его приближенные внимательно записывали речь их предводителя на пергамент. На последней иллюстрации герой уходил куда-то вдаль, под плач и мольбы людей, которых оставлял. Наверняка, все эти рисунки воплощали жизнь их Астория. Айвар, задумчиво опустив голову, перевел взор на стены помещения. Десятки могучих колонн из белого камня, как и все остальное здесь, формировали арки по бокам. Стены пестрели сотнями различных, лепных изображений, подписанных крупным текстом. И эти чудные витражи, изображавшие, скорее, свиту Астория, насыщали все вокруг светом. Айвар нехотя признал, что эти фокусы производили некоторое впечатление.

Внутри было немноголюдно. Они пришли в разгар полдня, и большинство горожан сейчас бродили по своим делам. Среди немногочисленных посетителей был простой люд, зажиточный, а также местное дворянство. Все присутствующие молча стояли, слушая фигуру у трибуны.

- Когда орда Нечистого и его демоны нависли темной тучей над разрозненными племенами, и, казалось, ничто не остановит оных мракобесов - явился он! Асторий Доблестный! Асторий Светлоликий! Асторий Скверноборец! – свою пылкую речь, разносившуюся по пространству гулким эхо, пожилой жрец сопровождал не менее усердными жестами рук. - Он освободил племена людей, научил их сражаться. А затем повел тех в решающий бой. Полчища нечисти и приспешников тьмы многократно превосходили в числе войско Светлоликого. Но вера Астория в победу была непоколебима. И люди, шедшие за ним, сами воодушевлялись ею, и были готовы сражаться до последнего. Пред великой битвой весь небосвод был заслонен непроглядной тьмой. Но Скверноборец вознес свой меч, Аелис, ввысь. Мрак расступился, открыв чистое небо с прекрасным солнцем. Свет озарил лучами его войско! Но ярче всего засияли Доспехи Светоликого! Несметные полчища врагов в ужасе кривились пред ним и наступавшими, праведными воинами! Предводителя демонов, повелителя тьмы, Анома Тлетворного, Скверноборец самолично сразил в смертельной схватке! Добро восторжествовало, и мерзкий, нечестивый сброд был повержен! Свершив сей великий подвиг, Асторий спас человечество от страшнейшей участи. Участи пожирания демонами, - жрец на миг выдержал многозначную паузу, словно давая время каждому внемлить его словам. Затем продолжил:

- Уже в мирное время, перед уходом в Небесную Обитель, Асторий изрек священные догмы. И мы следуем им по сей день, ибо непомерные мудрость и истина заключены в них. Восславим же Астория за деяния его великие и за догмы его мудрейшие! Пусть его свет никогда не покинет наши сердца! Пусть хранит он нас от демонских проказ!

- Славься, Асторий Светоликий! Храни нас, грешников! - вторили жрецу большинство прихожан, давая мощное эхо, разносившееся по немалому помещению.

- И помните, что пред мостом мы все равны. Ему безразличен ваш статус, титулы, богатство. Лишь ваши деяния определят, пройдете вы по Мосту Праведности в небесную обитель или переправа разрушится под тяжестью ваших грехов - и низвергнет вас прямиком в ужасную бездну! По сему, живите достойно! Будьте милостивее к окружающим, помогайте слабым и обездоленным, относитесь к людям с уважением, жертвуйте имуществом на благие цели. И, знамо дело, почитайте спасителя нашего! Посещайте храмы! Молите о прощении ваших грехов, молите о его благословении! Сии деяния облегчат вашу душу. И тогда вы достигнете порога небесной обители.

«Равны». Айвар презрительно хмыкнул, скрестив руки. Возле жреца стояла публика с довольно пестрыми одеяниями и яркими украшениями. Дворянство и самые богатые торговцы, ростовщики. За их спинами расположились личные стражи, которые держали публику попроще на определенном расстоянии. Одна из таких прихожан, дамочка-блондинка, вообще отстраненно любовалась своим золотым браслетиком, в то время как святоша старательно излагал пламенную речь. Очевидно, для нее нашлись вещи поважнее какого-то хрупкого моста.

Тем временем к ним подошла уже другая, сутулая служанка храма:

- Дети Астория, желаете ли купить пару свечей для почтения Светлоликого? – заискивающе поинтересовалась прислужница, подойдя к северянину.

Айвар окинул служанку холодным взглядом и вновь уставился на жреца.

- Не думаю, что мой друг горит желанием почтить нашего творца. Но вот я однозначно возьму. Сколько с меня? – Эммерих запустил руку в мешочек.

- Всего лишь три гельдинга. На нужды храма и страждущих.

- Ну что ж, благосклонности Астория эти пожертвования однозначно стоят, - слегка помедлив, Эммерих все же расстался с частью имущества.

- Всемогущий благоволит щедрым и милосердным. Храм благодарит вас, – произнесла довольная прислужница.

Айвар отвлекся и зыркнул на напарника и женщину. Лесть возымела эффект - торговец горделиво выпячился, самодовольно улыбнувшись. Прислужница благодарно поклонилась и направилась к следующему прихожанину.

"Да уж, расстаются с деньгами с улыбкой на лице и чувством исполненного долга. У разбойников от таких чудес Астория бы челюсть отвалилась" - подытожил Айвар, переводя глаза на вопившего жреца.

Тот был одет, в отличии от прислужниц, в роскошную шелковую мантию, с вышитым, золотом солнцем. В придачу, на его голове красовался золотой обруч. На лицевой части украшения поблескивало восходящее солнце. Горячо вешающий про жертвование достатком во благо страждущих, ревнитель Астория, казалось, сгибался под весом своего амулета. Массивное, золотое украшение пестрело разноцветными, драгоценными камнями.

"Воистину жертвует здравием во имя страждущих. Ибо такая побрякушка недурно натирает шею.» На губах Айвара повисла кривая усмешка. Действительность не разрушила его ожиданий. "Великий" храм отражал великую жадность этих людишек. И духовным тот был настолько, что аж отдавало душком.

- Я подожду снаружи, - недовольно бросил он напарнику и последовал к выходу. Увлеченный проповедью торговец лишь слабо кивнул, не отрывая взгляд от жреца.

На улице веял освежающий ветерок, приятно грело солнце, птицы радовали звонким пением. Северянин окинул глазами аккуратные яблони слева. Недолго думая, тот подошёл к одному из деревьев и сорвал манящий, спелый, красный плод. Затем с хрустом откусил кусок и теперь громко, сочно пожевывал.

- Яблоки трогать нельзя! Собственность храма! – в довольно жесткой, резкой манере заявил подоспевший служитель храма.

Худой юнец, невысокого роста, с довольно смазливым, выбритым личиком. Очевидно, послушник храма. Скромная, льняная ряса вместе со аккуратной, короткой стрижкой недурственно на это намекали. По сравнению с Айваром он почти походил на карлика.

- Дфа? Не жнал. Мне пфоложить его обратно? - с полным ртом, едва разборчиво произнес северянин.

- Да нет, теперь уже оставьте себе, - губы прислужника свернулись в тонкую, негодующую линию. - Но впредь, имейте в виду - за такое можно оказаться за решеткой, позови я стражу. – недовольно скрестив руки, заявил юноша.

- Да брось. Всего лишь одно яблоко, – прожевав, намного четче заговорил Айвар. - Я даже оплачу его, чтобы ты не дулся.

Он достал из-за пояса мешочек, вытащил пару гельдингов и сунул их жрецу. Но тот решительным, останавливающим жестом руки отверг монеты.

- Мне не нужны ваши подачки. Есть правила, которые соблюдаются на территории храма. Это священное место, оплот религии. Пусть и не вашей. Но разве это повод для такого свинского поведения? - тот с упреком, пристально посмотрел северянину в глаза.

Айвар на миг застыл. Слова послушника звучали уверенно, и даже имели смысл. Чистые, голубые глаза парня искрились решительностью. Да ещё и такая неожиданная принципиальность. Все это немного смутило нарушителя:

- Прости. Я аж так не задумывался.

Бровь асторианца удивленно приподнялась. Такое он услышать явно не ожидал:

- Что ж, не такой уж вы и варвар, как погляжу, - одобряюще промолвил служитель.

Он еще какое-то время разглядывал Айвара, уже с долей любопытства.

- Надеюсь, голос благоразумия будет звучать чаще и громче в вашем разуме. А теперь попрошу меня простить, - закончив разговор, послушник отвернулся, подобрал с лавки инструмент, и направился к ближайшему дереву, где и вернулся к обрезанию длинных веток.

Северянин кое-какое время наблюдал за работающим юнцом. Пусть он был мал и худ - в нем присутствовал дух, надо отдать ему должное. Мало кто из хлипких-малых мог вот так смело выразить ему свое недовольство. Да еще в глаза.

Тем временем двери храма с лязгом отворились. Прихожане хлынули из здания, спеша по своим делам. Через мгновение возник и довольный Эммерих. Узрев двухметрового исполина, он спешно направился к нему:

- Айвар, вот ты где! И все вокруг целое! Чудеса! – тот игриво вскинул руками. - Ну что, пошли? Или ты внезапно облюбовал это место?

Варвар, фыркнув, задержал взор на послушнике. Затем, глянув на торговца, решительно кивнул:

- Пошли.

Вместе они пошли к воротам. Пройдя через них, воин замедлил ход, дабы поравняться с торговцем.

- Все такой же кислый, как зелёный помидор. Но ничего страшного. Скоро расцветешь, как тюльпан в ухоженном саду, - чуть ли не пропел Эммерих.

Айвар заинтересованно приподнял бровь.

- Неужто?

Делец заманчиво оскалился:

- Ну да! Бордель нас ждет! От грехов я очистился, пора и новые нажить! - делец оживленно потер руки. - Тутошние девочки весьма талантливы, как я слыхал, и найдут способ развеять твою угрюмость.

И действительно, после этих слов на неподатливой, скверной физиономии воина взрос росток улыбки:

- Ха, может быть.

0
7 комментариев
Написать комментарий...
Правоохранительный меч
зазывал и попрошаек ставало меньше

Слово «ставало» ощущается как-то очень чужеродно.

Ответить
Развернуть ветку
Taras Well
Автор

Окей, раз это замечается уже не первый раз, исправлю. Ради читателей пойду на некоторые уступки. Но лично я не вижу проблем в этом слове. Аргументировал свою позицию в прошлой главе.

Ответить
Развернуть ветку
Любитель таких оладий

Это видимо почерк автора
В прошлый раз отметили:

Ответить
Развернуть ветку
Правоохранительный меч

Ну тогда уж надо этот почерк на весь текст распространять, а не только на одно слово. Так то я против такого стиля ничего не имею, но когда читаешь вполне себе современным языком написанный текст и тебе вдруг попадается одно устаревшее слово, ловишь какой-то диссонанс.

Ответить
Развернуть ветку
Любитель таких оладий

Согласен, почему бы не заменить на «бывало»

Ответить
Развернуть ветку
politkor

Нужна редактура. Срочно. Написано вроде ничего, но очень много ошибок как в словах так и в целых оборотах.

Ответить
Развернуть ветку
Taras Well
Автор

Рад, что так считаете. Можете навести пару примеров, если не тяжело? Это поможет мне улучшить навык.

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 7 комментариев
null