125 кубических метров будущего (часть 4)

Путешественник во времени пытается попасть в будущее, но попадает лишь в загадочные комнаты без окон и дверей. Продолжение истории.

В закладки

Ссылка на первую часть на DTF

Ссылка на вторую часть на DTF

Ссылка на третью часть на DTF

Четвертая часть

Я попытался ползти, и кто-то пнул меня по голове. Я попытался встать, и кто-то сделал мне подсечку.

– Уроды! – закричал я, рухнув на бетон. Они заклеили мне глаза, связали руки и ноги, заткнули уши, но, слава богу, оставили открытым рот. – Я же пришёл с миром! С миром!

Я снова попытался встать и снова упал по воле какого-то монстра с невероятно мускулистыми ногами.

– Это вы роете туннель? – придя в себя после очередного падения, спросил я. – Или это вы – те, кто строит бетонные коробки? Отвечайте!

Руки у меня были связаны спереди. Я потянулся к липкой ленте на моих глазах, но отодрать её не смог. Даже уголка не нашёл, чтобы подцепить ногтем. Липучка будто приросла ко мне, став второй кожей.

– Боже! Что вы на меня налепили?!

Коллаж на основе работы  jcmphotos

Рукой я проверил свои уши, чем они их там заткнули, и не обнаружил ушных раковин. Какое-то вещество, мягкое и тёплое, покрыло их, оставив на черепе лишь бугорки плоти, сквозь которые прощупывались хрящи.

– Что за?..

Ещё одна попытка встать, ещё один удар по ногам.

В моём левом кулаке до сих пор был зажат маленький фонарик.

«Почему бы не попробовать?» – подумал я и направил его вверх.

– Стоять! Это бластер! Я нажму на кнопку, и он испарит тебя в мгновение…

Я не успел договорить. Сильные пальцы вырвали фонарик у меня из рук. А затем те же самые пальцы разжали мой второй кулак, в котором я держал измерительную машинку Профессора.

– Не трогай! Она моя! – сказал я и выронил её, случайно нажав на кнопку запуска. Предполагаю, что она упала на бетонный пол и покатилась, считая метры. Один, второй, третий…

Я попытался встать и меня снова повалили.

– Я же сдохну там! – крикнул я, лёжа на левом боку. Без глаз, без ушей, со связанными руками и ногами у меня не было ни одного шанса на выживание. Обратный «прыжок» отправил бы меня под лёд. Я хотел объяснить это, но вспомнил предостережение от Профессора – нельзя рассказывать другим путешественникам во времени ничего о своей эпохе, ведь если выяснится, что они прибыли из более ранней эпохи, то парадокс просто сотрёт тебя. – Не могу рассказать подробностей. Просто поверьте – если вы не освободите меня, то, вернувшись назад, я умру.

Он молчали. Хотя, может и не молчали, ведь услышать я их не мог. Во всяком случае, никакой реакции на мои слова не последовало.

– Говорю же, я погибну там! Не знаю, из какого вы времени, может быть, вы и здешние, но что произойдёт с вами, если вдруг выяснится, что я прибыл из более ранней эпохи? Моя смерть создаст парадокс, который сотрёт вас в порошок.

Ноль реакции. Неужели все ушли? Я попробовал встать и меня опять уронили.

– Да чтоб вас!..

Коллаж на основе работы idiotx

В черепной коробке вдруг раздался сосущий звук нарочито громкого поцелуя, и что-то стекло по моим щекам, освободив ушные проходы. Слава богу, они всё-таки решили меня развязать, подумал я сначала. Но верёвки с моих рук и ног никуда не исчезли. А глаза по-прежнему закрывала липкая лента непонятной природы.

– Что за прибор ты бросил на пол? – спросила женщина. Она стояла так близко, что я мог почувствовать её запах – один лишь пот и никаких духов.

– Какой ещё прибор? Развяжите меня!

– Ты бросил что-то на пол, и оно укатилось. А теперь на нём загорелись цифры. Что это?

– Сначала развяжите…

– Никто тебя не развяжет, пока ты не начнёшь отвечать на вопросы.

В который раз я попробовал встать, и в который раз меня повалили обратно на пол. Только теперь это сделала женщина. Она была довольно сильной.

– Что это за устройство? – повторила свой вопрос обидчица.

Я тяжело вздохнул.

– Хорошо, я расскажу. Это…

– Если хочешь допрашивать его, допрашивай по протоколу, – перебил меня какой-то мужчина.

– Это ничего не даст, – сказала женщина. – Он будет молчать. Они все молчат, когда их спрашиваешь.

– Рано или поздно кто-нибудь ответит, – сказал мужчина холодным голосом. – Действуй по протоколу.

Тут уже она тяжело вздохнула и обратилась ко мне.

– Я хочу, чтобы ты ответил мне на семь вопросов, – произнесла женщина усталым голосом и очень быстро заговорила слова заученные наизусть. – Кто изобрёл твою машину времени? Из какого ты года? Сколько бетонных коробок ты видел? Что ты знаешь об их природе? Удалось ли тебе переместиться в прошлое? Видел ли ты будущее? Что ты видел в будущем?

– Что? – сказал я.

– Не расслышал? Ладно, давай ещё раз. Кто изобрёл твою машину времени? Из какого ты года?..

Это были те же самые вопросы в том же самом порядке и с той же самой формулировкой. Профессор просил меня задать их путешественнику во времени, которого я обнаружил в одной из бетонных коробок. Но тот парень опередил меня и сам задал их мне в точно таком же порядке. А теперь я слышал их вновь от этой женщины. Слова повторялись один в один, несмотря на то, что произносили их люди, которых разделяли, вероятно, тысячи лет.

– Где ты слышала их? – спросил я.

– Не задавай вопросы, а отвечай на них, – сказала женщина.

– Что это за протокол?

– Отвечай! – сказал мужчина.

– Нет! Ответьте вы, где вы их услышали?

– Услышали? – спросила женщина.

– Почему вы должны задать их? Где вы вообще их взяли?

Несколько секунд она молчала. А потом сказала:

– Это наши вопросы. Мы сами их придумали.

– Сами придумали? – Я вновь поднялся. Но только теперь меня никто уже не ронял. – Из какого вы времени?

Ответа я уже не услышал. Браслет на руке запищал, и потоки энергии унесли меня в прошлое.

travelask.ru

Тысяча маленьких иголочек вошли мне под кожу вместе с холодом и дрожью. Я запаниковал, и чуть было не наглотался ледяной воды. Беспомощный, я медленно опускался на дно. Вот и конец! Мне настал конец! Я начал задыхаться и уже готов был «вдохнуть» воду, как вдруг чья-то рука обхватила меня за голову и потянула вверх. Профессор нырнул за мной в прорубь, и я был бесконечно благодарен ему за это. Наконец, мы вынырнули из ледяной воды, и я смог сделать глубокий вдох.

– Спасибо! – сказал я, почувствовав под собой успокаивающе твёрдую поверхность льда. – Если бы не ты, то я…

То ли из-за холода, то ли из-за перемещения во времени, лента, присосавшаяся к моим глазам, рассыпалась, и я смог открыть их. И я увидел…

– Ты?!

Из воды вытащил меня не учёный, а журналист. Тот самый тип в пальто и шляпе с полями, который преследовал меня последние месяцы.

– Всё-таки выжил, ничтожество, – донёсся откуда-то сбоку голос Профессора. Я повернулся. Учёный стоял в окружении трёх полицейских. На его руки были надеты наручники.

– То есть вы признаете, что хотели убить его? – спросил один из полицейских.

– Да, – сказал Профессор. – Этот журналист всё верно вам рассказал. Я маньяк-убийца. Я прикончил Петра Седельникова. А вот этот придурок, – он кивнул в мою сторону, – должен был стать моей следующей жертвой. Я пытался его утопить, но вы мне помешали.

– Что? – Я не мог поверить своим ушам. – Профессор, что ты несёшь?

– Заткнись, ничтожество гуманитарное! – крикнул учёный и обратился к полицейскому. – Офицер, обязательно укажите, что я пичкал его галлюциногенными препаратами, чтобы ему мерещились всякие небылицы. Несессер со шприцами вы найдёте у меня в машине на заднем сидении. Она стоит на трассе перед входом в лес.

– Уже нашли, – сказал полицейский.

– Ну и славно, – сказал Профессор. – Кстати, во внутреннем кармане шубы я держу пистолет. Аккуратно выньте его оттуда, чтобы он случайно не выстрелил.

Полицейские так и сделали.

– О чём ещё вы хотите заявить? – спросил один из них.

– Только о том, что готов предстать перед судом.

Я не понимал что происходит. И, если честно, не очень хотел понимать. Когда страх и отчаяние отступили, я вдруг осознал что замерзаю.

– Погоди секунду, – сказал журналист, подходя ко мне с ножом. Он срезал верёвки с моих рук и ног, а потом накинул на меня свою шубу, которая лежала рядом с прорубью.

– А ты сам не замёрзнешь? – сказал ему полицейский. – На тебе же вся одежда мокрая.

– Я сейчас переоденусь. У меня в рюкзаке есть сухая одежда.

– У меня т-тоже ест-ть сухая од-дежда, – стуча зубами, я указал на стопку, лежавшую рядом с машиной времени в полусотне метров от нас.

– Я тебе её принесу, – сказал один из полицейских и неспешным шагом направился к машине времени.

– Кстати, а что это за аппаратура такая? – спросил у Профессора другой полицейский, стоявший рядом с ним.

– Надо взять её с собой, – сказал третий.

Профессор не ответил. Он вдруг закашлялся и будто для того, чтобы не заразить окружающих, прикрыл рот ладонью. Я посмотрел на него. Он посмотрел на меня. Недоброе было что-то во взгляде учёного.

Большим и указательным пальцем левой руки Профессор вынул искусственный зуб из десны и сдавил его между подушечками двух пальцев. Полицейский, обещавший принести мою одежду, был ещё достаточно далеко от машины времени. Это-то и спасло ему жизнь.

Коллаж на основе работы  KneeDeepInc

– Господи боже! – крикнул кто-то, когда три взрыва, один за другим, разнесли машину времени на куски. Нас оглушило и повалило ударной волной. В эпицентре лёд треснул, и пылающие обломки ушли под воду с шипением и паром.

Несколько секунд полицейские, журналист и я лежали и не могли подняться. Лишь Профессор быстро пришёл в себя. Но он не воспользовался ситуацией и не сбежал. Я смотрел на него снизу вверх. Но он уже не смотрел на меня. Его взгляд был прикован к огромной дыре во льду, образовавшейся посреди карстового озера. Собственными руками он уничтожил дело всей своей жизни.

rockmylife

Более того, он взял на себя вину за несуществующее убийство и покушение на убийство, и всё только ради того, чтобы машина времени не попала в чужие руки. Мне нужно было попросить у него прощения, ведь если бы я предупредил его о журналисте, ничего этого не случилось бы. К сожалению, возможности извиниться мне не представилось. Пока мы шли через тайгу к машинам, полицейские и журналист ни разу не оставили меня наедине с учёным. А потом и вовсе его посадили в одну машину, а меня в другую и больше мы с ним не виделись.

regnum.ru

Из больницы я смог уйти в тот же день. У выхода меня встретила толпа журналистов. Защёлкали вспышки фотоаппаратов, зажглись ослепляющие лампы телевизионных камер. Посыпались вопросы…

– Как вы познакомились с ним?

– Он действительно хотел взорвать вас, а когда понял, что детонатор не сработал, то попробовал утопить?

– Вы добровольно пошли с ним в лес?

– Почему вы были голым?

– Почему вы не сопротивлялись?

– Что вы сейчас чувствуете?

Среди тех, кто задавал их, были и мои однокурсники. Многие студенты на факультете журналистики подрабатывают внештатными корреспондентами в газетах. Я попытался растолкать толпу, но безуспешно. Даже вмешательство охранников больницы не помогло.

– Давай сюда, тут можно сбежать по подземному переходу! – услышал я знакомый голос. Он доносился с лестницы справа. Там стояла Алиса, староста нашей группы. – Бежим отсюда.

И я побежал за ней. Вскоре мы выбрались на улицу, где нас ждала машина.

– Женя, гони! – сказала Алиса водителю, когда мы забрались внутрь. Толпа журналистов почти догнала нас. Фотоаппараты продолжали щёлкать. Затем Женя нажал на газ, и мы оставили их далеко позади.

Несколько минут мы ехали молча.

– Так, ты приехала за мной? – сказал я, наконец.

– Ну да, кто-то ведь должен был забрать тебя.

Я находился на заднем сидении, Алиса на переднем.

– Но я ведь не звонил тебе. Я вообще никому не звонил.

– Но это же моя работа – заботиться о подопечных студентах, пусть мне за это и не платят.

Она опустила руку в карман пуховика и там что-то пикнуло. Я вздохнул.

– И ты тоже?

– Извини, но иначе меня в штат не возьмут.

Алиса вынула руку из кармана. В ней был диктофон.

Она стала задавать вопросы о Профессоре-маньяке, как его уже успели прозвать газетчики, но я ей не отвечал. Однако и моего молчания Алисе оказалось более чем достаточно. Как я узнал впоследствии, они с Женей тайно снимали меня на видеорегистратор. Уже через пару часов получившаяся запись разлетелась по социальным сетям с огромной красной плашкой «ЭКСКЛЮЗИВ» и подписью «Первое интервью выжившей жертвы Профессора-маньяка». На кадрах Алиса задавала мне вопросы, а я, тощий и побитый, сидел и смотрел в одну точку. Иногда машина подпрыгивала на кочках, и тогда казалось, будто я киваю, отвечая «Да» на её вопросы.

– Ты был голым. Это Профессор заставил тебя раздеться?

Машина подпрыгнула на кочке, и я кивнул:

«Да»

Когда я увидел этот ролик, я удалил Алису из друзей.

x-icarus

На второй день ко мне пришёл следователь. Он сказал, что пока они ведут только проверку и что им нужно заявление от меня.

– Иначе нам не удастся возбудить уголовное дело о покушении на убийство, – сказал он.

Я пожал плечами.

– Какая разница, если вы его ещё и в убийстве Петра Седельникова хотите обвинить?

– Тело Петра Седельникова так и не было обнаружено. По правде говоря, кроме заявления от того журналиста, что спас вас, у нас нет вообще никаких оснований подозревать профессора в причастности к исчезновению этого студента. Никто никогда не видел их вместе.

– А журналист видел их вместе?

– Я не могу говорить об этом.

– Почему?

– Тайна следствия. Поэтому нам важно, чтобы вы написали заявление. Тогда мы сможем предъявить ему обвинение.

– Нет. Делать этого я не буду.

– Вы его защищаете, несмотря на то, что он чуть не убил вас?

– Считайте, что у меня стокгольмский синдром.

– Хорошо, – он убрал ручку и листок бумаги в кожаную папку. – Мы вернёмся к этому вопросу чуть позже, когда вам станет лучше. В любом случае основания для его ареста на два месяца у нас есть.

– Какие ещё основания?

– Он устроил взрыв, который чуть не убил несколько человек. Вы, кстати, не в курсе, откуда у него взрывчатка?

Я подумал о ящике с динамитом, который Профессор однажды отправил в будущее. Вероятно, он вынул из него несколько шашек.

– Нет, не знаю, где он взял её.

– А что это за устройство он взорвал, вы знаете?

Я покачал головой. В конце концов, зачем им помогать? Когда они найдут его лабораторию с путешественником во времени, запертым в кубе, они, возможно, и так обо всём догадаются.

– А как зовут этого человека, вы хотя бы в состоянии нам сказать?

– Что?

– Имя и фамилия вашего похитителя. Может быть, возраст? Хоть что-нибудь…

– Хотите сказать, что вы не смогли установить его личность?

– Сам он ничего о себе не говорит. Он вообще не проронил ни слова с того момента, как его задержали. А по тем методам которые у нас есть… Да, мы не можем понять, кто он. И вы, и тот журналист называли его профессором. Однако ни в одном вузе города его не знают. Мы проверили и академию наук, но и там про него ничего не слышали. Каких наук он профессор?

– Не знаю, – сказал я, улыбнувшись. – Я вообще о нём ничего не знаю.

– Почему вы улыбаетесь? – Следователь нахмурился.

– Из-за стокгольмского синдрома, – отмахнулся я.

– Ясно. – Он встал. – Давайте ещё раз встретимся завтра. Пока отдохните.

– Подождите, – сказал я, когда следователь подошёл к двери и взялся за ручку.

– Передумали насчёт заявления? – Он обернулся.

– Нет. Но у меня есть один вопрос практического характера.

– Слушаю.

– Сколько дней человек может прожить без еды и воды?

Следователь очень удивился моему вопросу, но всё-таки ответил. Без еды – несколько недель. Без воды максимум пять дней. Значит, у меня оставался всего один или два дня на то, чтобы найти лабораторию Профессора и вызволить из бетонного куба другого путешественника во времени, пока тот ещё был жив. У меня появились вопросы, ответить на которые мог только он. Проблема лишь в том, что я не знал, где находится лаборатория Профессора, не имел даже малейшего представления.

К вечеру журналисты узнали, где я живу и стали осаждать мою квартиру. Они стучали в дверь и заглядывали в окно. Так продолжалось до поздней ночи, после чего журналисты разъехались. Следующим утром, чтобы вновь не оказаться в ловушке, я сбежал из своей квартиры в университет. Как только я вошёл в аудиторию, однокурсники, как по команде, стали фотографировать меня на свои смартфоны.

– Блин! И тут то же самое, – сказал я и вышел из аудитории.

В коридоре я вновь столкнулся с Алисой.

– Я пыталась позвонить тебе.

– Зачем? Разве одного интервью тебе было мало?

– Я хотела извиниться. Не знаю, что нашло на меня. Как будто какой-то стадный инстинкт сработал – если все журналисты города пытаются взять у тебя интервью, то и я должна. Понимаешь?

– Нет.

– Слушай, то видео… я не смогу удалить его. Это уже не в моей власти.

– Тогда какой смысл извиняться?

Она молчала, опустив глаза.

– Мне пора. Надо найти место, где меня не будут преследовать камеры.

Я спрятался в читальном зале университетской библиотеки. Просто лёг на старый диван, сокрытый от посторонних глаз лабиринтом из стеллажей, и блуждал взглядом по корешкам книг, думая, где же может находиться лаборатория Профессора.

– «Никогде», – прочитал я название романа Нила Геймана, попавшегося мне на глаза. Очень смешно.

leguen

Я думал, что кроме меня никто из студентов не знает о существовании этого уголка в библиотеке, но примерно через полчаса сюда пришёл один из моих сокурсников.

– Будешь фотографировать? – спросил я.

Он покачал головой.

– Я звонил тебе.

– Почему-то все в последнее время ринулись звонить мне, – сказал я. – Ты тоже хотел эксклюзивное интервью?

– Нет.

Я посмотрел на него взглядом, выражающим сильное сомнение.

– Это правда, – сказал он. – Мне плевать на журналистику. Я вообще рекламой хочу заниматься.

– Хорошо, – вздохнул я, – а чего звонил тогда?

– Чтобы извиниться.

– А ты за что извиниться хотел?

– В последние недели мы относились к тебе как к прокажённому. Мы не знали, что ты попал под влияние этого психопата и делал всё, что он тебе прикажет.

– Я не попадал под его влияние.

– То есть ты добровольно голодал и приходил туда, где он мучил тебя по первому же его зову?

– Что за бред?

– Так пишут.

– Знаешь, это уже становится похоже на интервью.

– Ладно, больше вопросов от меня не будет. Просто знай, что не все хотят использовать тебя. Поэтому я и звонил. Мне было важно, чтобы ты понял это.

– Спасибо, наверное.

Он кивнул.

– Только ты всё равно не дозвонился бы до меня, – сказал я.

– Почему?

– Я потерял свой телефон. И не знаю теперь, где он.

Я не стал говорить, что это Профессор отнял у меня телефон и выбросил его из окна машины, когда мы ехали к карстовому озеру.

– Но это ведь не проблема – найти его.

– Проблема.

– Да нет же! Ты ведь можешь посмотреть историю своих местоположений в Гугле.

Я резко встал с дивана.

– Повтори, что ты сказал?

– Современные телефоны на Андроиде постоянно сохраняют координаты местоположения аппарата. Ты можешь просто зайти в свой аккаунт в Гугле, и посмотреть там историю местоположений. Он покажет тебе, где в последний раз находился твой телефон.

– Мне срочно нужно это проверить, – сказал я и убежал в компьютерный класс. Я открыл браузер, я зашёл в свой аккаунт. В опциях указал, что хочу посмотреть информацию о местоположениях смартфона за год.

На мониторе появилась карта нашего региона. А на ней красными точками были обозначены все места, которые я когда-либо посетил.

Профессор не просто так взбесился, когда увидел у меня в руке смартфон. Именно этого он и боялся.

– Невероятно! Вот так просто? – сказал я, глядя в монитор. Теперь у меня была карта с расположением всех точек входа, из которых я «прыгал» в будущее. Кроме того, теперь я знал, где находится лаборатория Профессора.

Коллаж на основе работы Chukho
#long

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Данил Свечков", "author_type": "self", "tags": ["long"], "comments": 16, "likes": 43, "favorites": 20, "is_advertisement": false, "subsite_label": "craft", "id": 38823, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Wed, 06 Feb 2019 09:02:46 +0300" }
{ "id": 38823, "author_id": 14816, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/38823\/get","add":"\/comments\/38823\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/38823"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 87848 }

16 комментариев 16 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
15

Если все тайны не будут раскрыты я найду тебя)

Ответить
8

Данил, я твой постоянный читатель с первой части. концепция сразу зацепила, а сухой и скупой язык повествования лично мне сильно импонировал.

в этой части динамика заметно просела в описаниях о вузовских проблемах популярности. особенно выделяются малоинформативные, а от того и вовсе не важные "меня стали осаждать дома, я убежал в универ, а там в аудитории тоже самое, я убежал в библиотеку". по сути у нас избыточный маршрут, который нужно либо убрать либо снабдить большим смыслом.

диалоги со старостой и внезапным библиотечным другом слишком примитивны и надуманным. видно, что они давались либо с трудом, либо существуют лишь как подводки к другим сюжетным поворотам.

повторюсь, концепция интересна и изложение "строго по делу" работало вплоть до этой части. не сбавляй обороты, Данил, я твой болельщик.

Ответить
5

Мне возможно не долго осталось жить, можно мне 5 эпизод пожааалуйста?

Ответить
2

Я дописал текст. Опубликую на этой неделе.

Ответить
2

Йеее

Ответить
3

Как же долго

Ответить
3

Ладно, это действительно гуманитарий

Ответить
1

Продолжение на этой неделе?

Ответить
2

Нет. Следующая часть будет финальной. Мне надо больше времени, чтобы написать её.

Ответить
2

А когда продолжение?

Ответить
3

В процессе. Точную дату не скажу.

Ответить
1

Спасибо, ждём

Ответить
1

Как там дела? В процессе?

Ответить
1

Вычитываю и верстаю.

Ответить
0

Спасибо!

Ответить
1

Хорошо

Ответить
0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-1134314964", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=clmf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvc" } } } ]
В лутбоксы начали включать багфиксы
Подписаться на push-уведомления