125 кубических метров будущего (часть 5)

Путешественник во времени пытается увидеть будущее. Окончание истории.

В закладки

Ссылка на первую часть на DTF

Ссылка на вторую часть на DTF

Ссылка на третью часть на DTF

Ссылка на четвертую часть на DTF

Пятая часть

Когда-то в нашем городе хотели построить метро, но возвести успели только здание вагоно-ремонтного депо. На всё остальное денег не хватило из-за кризиса, наступившего после распада СССР.

Депо стояло в поле неподалёку от города. За ненужностью здание законсервировали до лучших времён, но эти лучшие времена так и не наступили. И сейчас я стоял возле него и искал взглядом дверь, через которую Профессор водил меня внутрь. Рядом с ремонтным депо находился десятиэтажный пристрой с заколоченными окнами.

DesuDan

Больше вокруг не было ничего – ни других построек, ни нормальных асфальтированных дорог, ни линий электропередач, которые бы снабжали здание электроэнергией. Помня, что свой автомобиль Профессор оставлял неподалёку от входа, я стал искать следы от шин на земле вокруг здания и, в конце концов, нашёл то место, через которое мы попадали внутрь.

Куб, созданный Профессором, находился там же где и всегда. Рядом с ним на полу белели контуры бетонной коробки, точку входа, в которую мы с Профессором обнаружили на карстовом озере. Две длинные белые линии, символизировавшие туннель, упирались в стену. И больше ничего.

Когда Профессор водил меня сюда, дорогу я видеть не мог, так как мои глаза были завязаны. Однако я помню, что мы проходили через несколько помещений, поднимались на лифте и проходили через очень холодную комнату, в которой я дышал морозным воздухом. Наверное, именно в ней Профессор хранил своё оборудование. И я намеревался внимательно изучить здание депо в поисках возможных скрытых помещений, но позже. Сейчас меня заботило кое-что другое.

Подойдя к бетонному кубу, я нажал на кнопку, расположенную на одной из его стен. Дверь отъехала в сторону, и на меня обрушился букет ароматов, основу которого составляли запах немытой плоти и мочи. Господи, Профессор, ты мог бы содержать его в условиях и получше, подумал я. Изнутри донёсся человеческий голос.

Tigers-stock

– Я совершенно с вами не согласен, – сказал путешественник во времени. – Тот матрос правильно сделал, что протаранил вас кораблём. У него просто не было другого выхода. Ну и что, что вы впервые за тысячи лет смогли покинуть своё логово? Каждый защищается так, как может. А если уж речь идёт о спасении жизни, то тут никакие звания и ранги не имеют значения. Не важно древний ты, или простой матрос. Главное – кто окажется хитрее или сильнее. Впрочем, по тому, как ваши щупальца набухли, я вижу, что моя точка зрения вам...

Тут человек, сидевший в кубе, на мгновение замолчал. А когда он заговорил вновь, его бодрый голос стал жутко усталым.

– Кто здесь?

Человек сидел, прислонившись спиной к стене справа, из-за чего я мог видеть лишь его ноги, попавшие в полосу света на полу. На них было хлопчатобумажное белое трико и кандалы с цепью, другим своим концом крепившейся к металлическому кольцу в стене. Обуви на человеке не было никакой. Даже простых носков Профессор ему не дал.

– Неужели снова галлюцинация? – сказал человек. Он наклонился вперёд, и свет коснулся его измождённого лица. Большие зрачки моментально сузились, превратившись в две крошечные точки, и человек, закрыв глаза руками, снова нырнул в тень. – Ты не галлюцинация, ты настоящий! Что тебе опять нужно?

Я растерялся. У меня были вопросы, однако я понимал, что для начала мне следовало привести этого человека в порядок.

– Я принёс тебе воды, – сказал я и вынул из сумки бутылку минералки. Как только я повернул крышечку, бутылка зашипела, и в воде появились пузырьки. – Вот, я поставлю у двери. Бери и пей. Когда напьёшься, я дам тебе еды.

Даниэль Дефо в «Робинзоне Крузо» писал, что лучший способ приручить животное – заставить его голодать несколько дней, а потом накормить. Не знаю, действует ли тот же способ в отношении людей, однако шанс расположить к себе этого путешественника во времени у меня был.

Tywele

– На что мне твои вода и еда? – донёсся голос из куба – У меня тут и своих запасов полно.

Человек взял что-то и швырнул. Мою бутылку с минералкой сбила целая упаковка из таких же бутылок. Следом полетела консервная банка с тушёнкой. Она прокатилась по полу между моих ног. Похоже, Профессор позаботился о том, чтобы пленник не голодал в его отсутствие.

– Ладно, тебе от меня ничего не нужно.

– Кто ты такой? – спросил человек. – И где тот – другой?

Цепь зазвенела, когда он встал и, щурясь от яркого света, вышел на середину куба. На плечах у него висел шерстяной плед.

– Погоди-ка, – сказал он, присмотревшись. – Я же тебя знаю – это ты вытащил меня из бетонной коробки, в которой я застрял. Ты ещё хотел мне что-то вколоть и спрашивал про какого-то Петра.

– Да это был я.

– Точно. А потом вы стреляли по мне.

– Стрелял не я.

– Нет, не ты. Это был тот – другой. Он ещё называл себя Профессором, когда задавал мне вопросы. Вопросы... Слишком много вопросов...

Путешественник во времени схватился за голову обеими руками. Плед соскользнул с его плеч и упал на бетонный пол.

– Он тебя пытал что ли?

– Он вкалывал мне какую-то лиловую жидкость, чтобы я говорил правду. Смотри.

Человек показал мне свою правую руку. От внутренней стороны локтевого сустава во все стороны расходились чёрные лапки «паука» из гниющих под кожей вен.

– По несколько уколов в день. Из-за этого одна секунда для меня длилась как час. Вечность я сидел, смотрел на Профессора и не мог пошевелиться, не мог вдохнуть. Мне было больно, страшно, одиноко, но я ничего ему не сказал. Потом он снова колол и снова. Но я ничего ему не сказал. И тебе ничего не скажу.

Он поднял плед и сел на то же самое место на полу, где его лицо скрыла темнота.

– Я не собираюсь тебя колоть и мучить вопросами. Я пришёл, чтобы освободить тебя.

– Так я тебе и поверил. Профессор говорил то же самое, а потом мучил меня иглой. Всё, что тебе нужно – узнать из какого я года. Ты хочешь убить меня парадоксом.

– Мне не нужно спрашивать, из какого ты времени. Я это и так знаю.

– Нет, не знаешь.

– Сейчас 2019 год. А ты из года 2020-го или 2021-го, верно?

Он подался вперёд, и я снова увидел его лицо. На нём было смятение.

– Как ты?.. Мы... Мы из одной эпохи?

– Примерно из одной, да.

– Как ты это понял?

– Дело в языке. Он постоянно меняется – появляются новые слова, обозначающие новые явления, заимствуются слова из иностранных языков, да и просто сама манера общения между людьми меняется. Русский человек из XVIII века не сможет понять русского человека из XXI века. Если бы нас с тобою разделяли тысячи или хотя бы сотни лет, то мы бы не смогли сейчас вот так вот просто говорить друг с другом.

Человек молчал несколько секунд, опустив глаза. Потом сказал:

– Да, ты прав. Но я не стану говорить, из какого именно года я прилетел. Это всё ещё может создать парадокс.

– И не говори. Скажи только одно – при нашей первой встрече ты задал мне семь вопросов. Эти же самые вопросы я сам хотел задать тебе в тот момент. И эти же самые вопросы я слышал от людей, которых встретил в очень далёком будущем. Вопросы эти: «Кто изобрёл твою машину времени? Из какого ты года? Сколько бетонных коробок ты видел? Что ты знаешь об их природе? Удалось ли тебе переместиться в прошлое? Видел ли ты будущее? Что ты видел в будущем?»

– И что же ты хочешь узнать про них?

– Ты сам составил эти вопросы или услышал их от кого-то?

Он мне ответил.

– Так я и думал, – сказал я. – Теперь всё сходится.

Wolves-PSD

Его звали Сергеем. Он сам сказал мне об этом чуть позже. Я в ответ назвал ему своё имя. Мы обменялись рукопожатием, как братья по несчастью. Вечером того же дня я вернулся домой, чтобы собрать вещи, запастись едой и кое-каким инструментом. У меня был план, и для его осуществления нужно было переехать жить в лабораторию Профессора.

К счастью, журналисты быстро потеряли ко мне интерес. Их отвлекло какое-то ЧП, случившееся в нашем городе, так что никто не караулил меня у подъезда, никто не спрашивал, куда я уезжал, и никто не сидел у меня на хвосте.

Когда я вернулся в лабораторию следующим утром, Сергей снова разговаривал сам с собой. Я мог слышать его, так как, уходя прошлым вечером, не стал нажимать на кнопку и закрывать ему дверь.

– Вы, кстати, могли бы передать своему другу, что нападать на жителей той деревни было чудовищным преступлением? – услышал я голос своего коллеги, когда вошёл в пустое депо.

– То, что он был невидим для простых смертных, лишь усугубляет его вину.

– Я принёс болторез, – сказал я, появившись в дверном проёме куба.

– И брат его не лучше – ворвался в библиотеку университета, пытался выкрасть уникальное издание...

– Эй! – постучал я болторезом по стене. – Ты со мной вообще?

Сергей посмотрел на меня и стал моргать.

– Ох, снова какая-то чушь. – Его голос сделался усталым. – Болторез? То есть ты на самом деле освободишь меня?

– Да, я сдержу своё обещание. Но и ты должен будешь сдержать своё.

– Сказал же, что это не от меня зависит. Я построю тебе машину времени, если будут керплондеры. Без них – нет.

– Уверен, где-нибудь в этом здании у Профессора припрятана парочка. Но ты должен всё-таки объяснить мне, что такое керплондеры.

Он задумался.

– Ну... керплондеры это керплондеры.

Я вздохнул.

С помощью болтореза, я освободил Сергея от цепи.

– Ты же понимаешь, что покидать это депо тебе нельзя?

– Да-да, где-то там за стенами бродит более ранняя версия меня и я совсем не горю желанием столкнуться с собой из прошлого и создать парадокс.

– Есть ещё одно важное условие, и тебе придётся выполнить его, хочешь ты или нет.

– Слишком много условий для человека, который уже не прикован цепью к бетонному кубу.

– Ты сам поймёшь, что деваться некуда, как только я объясню.

Он вздохнул. Я продолжил.

– Рано или поздно тебе придётся вернуться в ту бетонную коробку в будущем, из которой я тебя освободил.

– Ни за что! – он резко встал.

– Тебе придётся вернуться туда и умереть.

– Нет.

– Поверь, другого выхода нет. Я был в будущем и видел твоё высохшее тело. Если ты не вернёшься туда...

– Я не вернусь туда!

– ...случится парадокс.

– ...

– Если ты не вернёшься в бетонную коробку и не умрёшь там, то я не найду твоё тело и не вытащу тебя из неё и всего вот этого, – я обвёл руками огромное пустое помещение депо, – не случится. Тебе придётся это сделать. Утешься лишь тем, что я не знаю точно, в каком возрасте ты умер. Профессор пытался вычислить это. Он просил меня отрезать у твоего тела палец, но я отрезал лишь волосы. Разброс по годам получился слишком большим. Поэтому ты сам можешь решить, когда это случится – через неделю, через месяц или через десять лет.

Его ноздри раздувались, а желваки играли. Он явно хотел ударить меня.

– Ещё что-то, что я должен буду сделать? – спросил он.

– Да.

Сергей закатил глаза.

– Перед смертью ты должен будешь написать на стене следующее послание для меня: «Они не дадут нам увидеть будущее».

– Как-как?

Мне показалось, что я произнёс это достаточно чётко. Видимо, он не расслышал из-за волнения. Я повторил:

– Напишешь: «Они не дадут нам увидеть будущее».

Его лицо вдруг просияло. В глазах, ещё секунду назад полных отчаяния, внезапно появилась радость. Губы растянулись в улыбке.

– Что случилось? – спросил я.

– Ничего не случилось.

– Но почему ты улыбаешься?

– Потому что ты ошибся и мне не придётся умирать в бетонной коробке.

Видя моё недоумение, он объяснил.

– Испытывая свою машину времени, я скоро понял, что люди будущего не пустят меня к себе и всё, чем мне придётся довольствоваться – бетонные комнаты без окон и дверей, о существовании которых не знает никто, кроме меня и ещё одного человека – того, кто помог мне создать машину времени. Тогда я просто отправился в одну из них – ту, точка входа в которую находилась в моей лаборатории, и написал на стене послание для самого себя – напоминание о том, что хватит жить мыслями о будущем и пора бы жить настоящим.

– Я не понимаю...

– Сейчас поймёшь. Оставив эту надпись, я вернулся в своё время и стал думать, как мне разбогатеть при помощи машины времени, которая максимум на что способна – сделать так, что никто уже никогда тебя не найдёт, если отправиться туда без возвратной панели. И мне не пришло в голову ничего лучше чем...

– О боже, только не говори, что...

– ...чем помогать одним не очень хорошим людям избавляться от тел мертвецов.

– ...ты прятал там трупы.

– Да! Они изредка приезжали ко мне с чемоданом наличных и телом, завёрнутым в чёрный пакет. Они думали, что я пользуюсь кислотой и ножовкой, а на самом деле я отправлял их мёртвых жертв на тысячи лет в будущее.

Я вдруг пожалел, что освободил его. Этот парень был тем ещё психом.

– В будущем ты видел не мой труп. И уверяю тебя, если бы ты прыгнул в ещё более далёкое будущее, то обнаружил бы там целую гору тел.

Меня стало мутить.

Коллаж на основе работы voogee

– Правда, долго это продолжаться не могло, – продолжал Сергей. – Однажды эти нехорошие люди решили избавиться и от меня. Когда ко мне пришёл человек без денег и без тела, но с оружием, я сразу всё понял и сбежал в будущее. Я хотел отсидеться там пару часов, а потом вернуться, но, вот незадача, как последний дурак забыл надеть возвратную панель. – Он хлопнул себя по лбу. – Надеюсь, ты понимаешь, почему мне не надо возвращаться в бетонную коробку?

– Понимаю, – мрачно сказал я. Один отправляет в будущее ящик динамита, другой шлёт туда трупы... Почему всякий, кто может сделать машину времени, в итоге оказывается конченым психом?

– И что же ты будешь делать со своей жизнью теперь? – спросил я.

– Буду жить отшельником несколько лет вдали от цивилизации, пока не наступит тот день, когда убийца пришёл за мной. После этого моя версия из прошлого, то есть из твоего настоящего, улетит в бетонную коробку, а я займу его место, то есть своё и буду жить дальше.

Идеальный план. Кажется, и придраться не к чему.

– Но, разумеется, без помощи человека из этой эпохи, то есть без твоей помощи, я не смогу здесь обжиться. Кому-то придётся носить мне еду. Поэтому я помогу тебе осуществить то, что ты задумал. А ты в ответ поможешь мне. – Он протянул руку. Я нехотя пожал её, стараясь не выдавать отвращения, которое теперь испытывал к этому человеку. – А теперь перейдём к главному – попробуем найти в этом здании место, где твой Профессор хранит керплондеры.

mjranum-stock

У нас ушло четыре часа на то, чтобы осмотреть всё здание. Большую часть этого времени мы бродили не по закуткам депо, а по десятиэтажному пристрою, который представлял собой настоящий лабиринт из лестниц и комнат, запертых на ключ. Несмотря на то, что депо не было закончено и не использовалось, электричество в него всё равно каким-то образом подавалось, благодаря чему мы могли ездить на лифте.

– Ты знал об этом месте? – спросил я, когда мы с помощью лома пытались взломать очередную дверь.

– О депо? Только общие вещи – когда-то в городе хотели построить метро, но потом закончились деньги…

– А сам здесь бывал раньше?

– Нет.

– Как думаешь, почему в это место до сих пор подаётся электричество?

– Не думаю, что оно подаётся с электростанции. Скорее уж тут дело в керплондерах. При правильном использовании они дают немыслимое количество электроэнергии.

Я навалился на лом, и дверь ответила треском. Внутри не было ничего, только голые стены, пол и потолок, с которого на чёрном проводе свисала одинокая лампочка.

Перекусив консервами, мы продолжили исследовать вотчину Профессора и через некоторое время наткнулись на бронированную дверь, покрытую льдом. Она была спрятана от посторонних глаз за огромным листом фанеры на девятом этаже.

– Морозильная камера, – сказал я. – Где-то тут у неё должна быть другая дверь.

– Почему ты так решил?

– Когда мы с Профессором тащили тебя в куб, то проходили через помещение, в котором было очень холодно. Керплондерам нужен холод?

– Напротив, от холода они скукоживаются и умирают.

– Умирают?! Они живые что ли?

– Не совсем. Но если где-то керплондеры и будут храниться, то точно не здесь.

– А здесь тогда что у Профессора? – Я взялся за массивную ручку, больше напоминавшую рычаг, и тут же пожелал об этом. Она была сделана из металла и моя ладонь просто примёрзла к ней. – Ах, ты ж, тварь!..

metlesitsfleetyards

Сидя посреди «ангара» у бетонного куба, я ждал, когда Сергей закончит перевязывать мне руку. Несколько лоскутков кожи с ладони остались на заледеневшей ручке двери.

– Думать головой всё-таки надо хоть немного, – с укором сказал он мне. – Неужели на уроках физики в школе вам не объясняли ничего про удельную теплоёмкость металла?

– Объясняли что-то, да только я не силён в точных науках.

– А в каких науках ты силён? – Он разрезал кончик бинта и использовал два получившихся хвостика, чтобы сделать узел.

– На самом деле ни в каких. В университете я изучаю журналистику.

– Погоди, ты… гуманитарий?

– В точку.

Он вдруг отсел от меня, как от прокажённого.

– Зачем Профессор тогда нанял тебя?

– Лучше у него спросить, но я подозреваю, что Профессор просто боялся, как бы более сообразительный ассистент не украл у него изобретение.

– А как же тот парень, который работал у него ассистентом до тебя?

– Пётр? Ну, он был технарем – учился в Физико-технологическом институте, пока не пропал без вести в одной из бетонных коробок.

В «ангаре» как-то сразу стало тихо. Сергей смотрел на меня, я смотрел на Сергея и оба мы, похоже, думали об одном и том же. Профессор лгал всё это время. Пётр Седельников не пропадал, Профессор просто избавился от него, когда тот начал понимать, как работает машина времени – запер его в одной из бетонных коробок в далёком будущем.

– Как выглядели те люди, которые пришли убивать тебя? – спросил я у Сергея.

– Он был всего один. Видимо, какой-то новичок, которого они прислали за мной.

– А лицо?

– Лица я не видел.

И снова в моей голове концы сошлись с концами, а всё произошедшее в настоящем и будущем обрело смысл.

– Ты как-то странно смотришь на меня, – сказал Сергей.

– Извини, просто задумался.

Мы продолжали обыскивать здание, пока я не сообразил, что в депо, где должны стоять вагоны, слишком уж ровный пол. Где же смотровые канавы, в которые могли бы спускаться работники, чтобы оказаться под поездами?

Я постучал кулаком левой руки по полу. Потом встал и, громко топая, прошёл помещение депо от стены к стене. В некоторых местах звук моих шагов будто резонировал в полости, спрятанной под полом.

– Профессор чем-то накрыл смотровые канавы, – сказал я.

С помощью ножа и лома мы вскрыли пол. Из образовавшейся дыры стал подниматься жар и запах аммиака. Прикрыв нос и рот платком, я спрыгнул в неё. Длинный низкий коридор смотровой канавы был покрыт яркими оранжевыми лампами, какие обычно используют для согревания цыплят. Пол ямы во всю ширину покрывали чёрно-лиловые маленькие кристаллы чего-то по ощупи похожего на соль.

В ней, в соли, было организовано некое подобие грядок со странными овощами. Даже при всём желании я не смог бы корректно описать, как они выглядели. Каждый «овощ» представлял собой альянс очень разных вещей. Они одновременно походили и на пчелиные соты, и на морские губки, и на вывернутую наизнанку миниатюрную копию авиационного двигателя с щупальцами и чёрными толстыми волосками, как на шкуре слона.

– Ага, вот где керплондеры, – услышал я голос Сергея позади себя. Он просунул голову в дыру. – И парочка из них, я вижу, уже почти созрела.

RealityFlash

– Тебе не стоит этого делать, – сказал Сергей во время обеда.

Сидя на полу, мы выскребали ложками содержимое двух консервных банок – сайру и говядину. Я понял, о чём он говорит, поэтому не стал отвечать. Вместо этого я взял из пакета кусок белого хлеба, обмакнул его в рыбный бульон на дне банки и отправил в рот.

– Серьёзно, – продолжал Сергей. – Не стоит лететь в будущее, если ты гуманитарий.

– Я уже летал туда и не раз. Ничего дурного не случилось.

– Это было просто везение. Не испытывай судьбу снова – нечего тебе там делать.

– Боишься, что если я там застряну, то некому будет приносить тебе еду?

– Боюсь. Ты ведь даже не понимаешь, что такое Форфаркс и как с его помощью мы попадаем в будущее.

– Так объясни мне, если ты понимаешь.

Он задумался.

– Не могу. Я тоже не очень понимаю, что это такое. Вернее, я понимаю, но лишь отчасти. И посмотри, к чему это привело – я застрял в бетонной коробке и мог провести там тысячи лет, если бы ты меня не спас.

Я посмотрел на него, заломив правую бровь.

– Да-да, тысячи лет, – повторил Сергей, заметив вопрос в моём взгляде. – Бетонные коробки сделаны не из бетона. И у них есть одно крайне интересное свойство.

– Какое?

– Они сохраняют тебе жизнь. Пока ты в одной из них, все физиологические процессы в твоём организме будто ставятся на паузу. Ты худеешь от голода, но лишь до определённого уровня. Там невозможно умереть, но там легко сойти с ума от скуки. Не иди туда, не надо.

– Не могу. Есть вопросы, на которые я должен получить ответы. Не дожидаясь, пока он спросит, я вынул из кармана сложенный листок бумаги и развернул его на полу.

– Это карта? – спросил Сергей.

– Да. Тут нарисованы все точки входа, из которых я прыгал в будущее.

На распечатанной карте красным фломастером были нарисованы 11 крестиков – ровно по количеству бетонных коробок, которые я видел в будущем. Один из крестиков находился в центре синего пятнышка, обозначавшего карстовое озеро. Если бы я провёл карандашом от одного крестика до другого, то получился бы круг, с длиной окружности около 100 километров.

– И что всё это значит? – спросил Сергей.

Указательным пальцем я дотронулся до карстового озера на карте.

– Вот это место порождает больше всего вопросов. Ты сказал Профессору, что там мы увидим кое-что интересное.

– Да, там была неглубокая выемка в стене, когда я попал туда.

– Насколько неглубокая?

Он пожал плечами.

– Около десяти сантиметров, наверное.

– В тот момент, когда я попал в эту бетонную коробку, глубина ниши составляла около двух метров. Это уже был туннель. И каждую тысячу лет он становился всё длиннее и длиннее.

Я медленно провёл пальцем от карстового озера к точке в центре круга, образованного красными крестиками на карте.

– Кто-то в будущем роет этот туннель, чтобы попасть сюда. – Я постучал пальцем по центру круга. – И я почти уверен, что если бы они рыли в противоположную сторону, то уже давно оказались бы на свободе и увидели мир будущего, потому что не может быть у бетонных коробок настолько толстых стен.

– Хочешь сказать, что бетонные коробки это на самом деле полости в гигантском монолитном цилиндре?

– Это моя гипотеза. Она может быть ошибочной, но ты только посмотри на карту – почему все эти бетонные коробки расположены по кругу? И ведь тут я изобразил лишь те, в которых сам побывал. А их тысячи.

Сергей взял карту и присмотрелся к ней.

– То есть, – продолжил я, – если бы люди в будущем рыли стену, повернувшись на 90 градусов влево или вправо от существующего туннеля, то они объединили бы все бетонные коробки в одно кольцеобразное помещение. Но они роют в том направлении, которое приведёт их к центру бетонного цилиндра.

– А что там в центре?

– Я не знаю, что там будет в будущем. Знаю лишь, что там находится в настоящем.

– И?

Я развернулся и указал рукой на бетонный куб, стоявший в ангаре.

– В будущем туннель приведёт тех, кто его роет, внутрь куба, построенного Профессором, если конечно этот куб доживёт до тех времён.

Сергей положил карту и усмехнулся.

– Знаешь, я был не прав. Пусть ты и гуманитарий, но соображаешь неплохо. Лети в будущее. А потом возвращайся назад и расскажи мне, кто роет этот туннель и зачем.

– Я уже знаю кто. Осталось только получить ответ на вопрос: «Зачем?».

RealityFlash

Следующие несколько месяцев были настоящей рутиной. С помощью инструментов Профессора Сергей пытался по памяти собрать машину времени, а я помогал ему тем, что подавал нужные детали и приносил еду. Домой я ездил только когда хотел помыться и напомнить родным, что я ещё жив. В остальное же время я жил в недостроенном депо.

Несколько раз я пытался с помощью лома открыть заледеневшую металлическую дверь, но всё тщетно. Ещё я потратил несколько дней, на то, чтобы простучать стены и попробовать найти какой-нибудь другой тайник Профессора. Но это тоже ни к чему не привело. И пока мой коллега день и ночь был занят сборкой аппарата, пробивающего дыру в Форфарксе, я откровенно скучал.

Из-за этого однажды я даже добрался до ящика с книгами Профессора, который мы нашли в одной из запертых комнат. Правда, была там лишь одна фантастика, причём вся о путешествиях во времени. Там лежали как классические произведения, вроде «Машины времени» Герберта Уэллса, так и современные, вроде «Жены путешественника во времени» Одри Ниффенеггер.

Я стал читать эти книги одну за другой и вскоре нашел на самом дне ящика толстую тетрадь в чёрной обложке, все страницы которой были исписаны синей ручкой. На первых страницах почерк был размашистый, но на следующих буквы становились меньше, а сам почерк аккуратней, будто писал уже не ребёнок, который только что ручку в руки взял, а зрелый человек, научившийся аккуратности и экономии во всём.

С первых же страниц я понял, что это дневник Профессора. Я начал жадно читать его в поисках ответов на свои вопросы. И я их получил. Но вопросов после этого у меня стало ещё больше.

annaverse

Зима закончилась, а за нею прошла и весна. Наступило лето. Сергей закончил машину времени, так что я взял в аренду легковой автомобиль и повёз её, вместе с Сергеем, к карстовому озеру.

Почти всю дорогу он лежал на заднем сидении, так как боялся, что если кто-нибудь и проезжавших мимо автомобилистов заметит его, то случится парадокс. Напротив, в те моменты, когда мы были на дороге одни, Сергей открывал окно и высовывался в него, словно собака, которая дорвалась до свежего воздуха.

Затем мы бросили машину у кромки леса и пошли, нагруженные аппаратурой, сквозь тайгу к карстовому озеру. У воды мы надули два плота и добрались на них до центра озера. Всё, как тогда в первый раз, но вместо Профессора кнопку нажимал Сергей.

– Ты готов? – спросил он. Я кивнул, и в следующее мгновение время стало замедляться, а вся кровь в теле загустела. Потоки энергии понесли меня в будущее.

Astakanych

Избранные моменты из дневника Профессора

Пока мы ехали на машине к карстовому озеру, я снова и снова прокручивал в голове несколько отрывков из дневника Профессора. Они не давали мне покоя, ведь я хотел отправиться в будущее, в том числе и для того, чтобы понять их смысл. Часть записей была сделана до того, как я стал работать на Профессора, а часть после:

«Из-за уколов у меня начались провалы в памяти. Вероятно, они вызваны конфликтом между информацией, поступившей в медленный мозг, и информацией, обработанной быстрым мозгом. Поэтому всё, что я ещё помню, и что имеет значение, я буду записывать в этот дневник. Насколько я понимаю, там, откуда он прибыл, люди уже давно отказались от самой концепции письменности, поэтому прятать дневник не имеет смысла. Даже если он найдёт его, то понять предназначение не сможет.

ЭТО случилось, когда я в 574 раз обошёл всё помещение депо, двигаясь, то по часовой стрелке, то против неё. Яркая вспышка света и порывистый ветер сообщили мне о его прибытии…

Нет. Так я только запутаюсь. Лучше начну с самого начала.

Меня зовут Иван Иванов. Мне 24 года. Моё образование ограничивается девятью классами школы. В армии я не служил из-за того, что кто-то в военкомате потерял моё дело. В университете не учился, так как не имел ни желания, ни склонности к наукам какого-либо рода.

За неимением перспектив и планов на жизнь, я устроился сторожем в недостроенное здание депо метрополитена – смотреть, чтобы его окончательно на металлолом не растащили. Человек, оформлявший меня, ни разу не поднял глаз от бумаг, чтобы посмотреть на моё лицо, а когда записывал фамилию, то ли нарочно, то ли случайно допустил две опечатки в моей фамилии. Так они взяли на работу Ивана Жданова, а не Ивана Иванова, а я понял, что всё это формальность и городским властям глубоко плевать на судьбу недостроенного вагоно-ремонтного депо и, в общем-то, без разницы будет его кто-то охранять или же нет.

Заняться на работе было нечем. При этом я не любил читать книги, а на смартфон денег у меня не хватало. Предоставленный сам себе, я часами занимался одним и тем же бессмысленным занятием – ходил по гигантскому помещению вагоно-ремонтного депо против часовой стрелки, наматывая круги. А когда у меня начинала кружиться голова, я разворачивался и шёл уже по часовой стрелке. Единственное, чего я ждал – момента, когда устану настолько, чтобы можно было уснуть. И вот, однажды, когда я 574 раза обошёл помещение, двигаясь то по часовой стрелке, то против неё, в центре гигантского пустого помещения будто что-то взорвалось.

Меня ослепило яркой вспышкой и сбило с ног шквалистым ветром. Когда я поднялся, то увидел странное создание, сделанное из металла. Не сразу я понял, что это был человек в доспехах, почти как у средневековых рыцарей – со шлемом, с забралом, поножами, наручами и кирасой. В сочленениях лат блестела, подобно рыбьей чешуе, металлическая кольчуга. Человек не представился мне. Он не рассказал, как здесь появился и вообще ничего не сказал. Громыхая металлом, он обошёл всё помещение и, обнаружив дверь, вышел на улицу – в ночь.

MarinaCoric

От природы я был не слишком любопытен, а потому не последовал за ним. Я понимал, что это точно не воришка, пришедший за металлоломом, но узнавать, кто это был на самом деле, я не хотел. Появился непонятно откуда и ушёл? Ну и пусть уходит!

Однако в этой ситуации от меня на самом деле мало что зависело. Через несколько часов, когда я уже готовился отойти ко сну, ночной гость вернулся и, громыхая железом, подошёл ко мне. У меня был фонарик, тяжёлый и относительно прочный, но бить им по доспехам – только портить казённое имущество. Поэтому я ничего не предпринял, а просто стал ждать.

Чего я стал ждать? Сейчас уже и не знаю точно, но, кажется, лёгкой и безболезненной смерти. Нечто потустороннее, закованное в толстую броню прибывает непонятно откуда и подходит к тебе – какого исхода вообще можно ожидать в таком случае?

RGDart

Но убивать меня ночной гость не стал. Он поднял забрало и заговорил со мной. Его речь походила на скрип иглы по грампластинке. Ни предложений, ни слов, ни букв я не услышал.

– Чё? – спросил я, одновременно сжав рукоять фонарика покрепче, чтобы обрушить его, как дубинку на ставшее беззащитным лицо незнакомца.

Тот снова что-то сказал. На этот раз его речь была похожа на скрип оконного стекла, по которому проводят влажным пальцем, но гаже, гораздо гаже.

– Чё? – снова сказал я, теперь уже громче, будто бы это могло хоть чем-нибудь помочь. Тут только я заметил, что лицо у незнакомца какое-то странное – огромный лоб почти без бровей переходил в два больших и влажных глаза. Ниже размещался тонкий, словно лезвие ножа, нос с крохотными дырками ноздрей. А ещё ниже находилась крошечная челюсть, украшенная губами, сотканными из наслоений тонкой кожи.

При разговоре незнакомец не раскрывал рта – он лишь сдавливал определённые участки своих губ, высвобождая из складок пузырьки воздуха, которые лопались и скрипели. Вот тут я уже испугался и попятился назад, выставив перед собой фонарик, словно копьё.

– Что ты за тварь такая? – спросил я.

Тут можно было бы ещё долго описывать, как всю первую ночь я бегал по зданию депо от этого рыцаря со страшным лицом. Закончилось всё тем, что он поймал меня, связал и вколол мне какую-то лиловую жидкость, о предназначении которой я в тот момент ещё не догадывался.

Эффект не заставил себя ждать – время замедлилось и речь ночного гостя, полная скрипов, стала обретать очертания слов и предложений. Нет, русский язык не был его родным, как я теперь понимаю. Тот язык, на котором он изъяснялся с рождения, вообще не походил ни на один из ныне существующих. И не найдётся в нашем мире лингвиста, который смог бы понять ту скрипучую тарабарщину, которой в совершенстве владел этот бронированный человек и все ему подобные.

Но! Он явно знал несколько слов из русского языка и пытался говорить на нём со мною. Учитывая, что представлял собою его речевой аппарат, походило это на потуги нильского крокодила щёлканьем пасти выдать нечто похожее на один из японских диалектов – раза с десятого, может и поймёшь, что слово «фскрррррррррррииииииииффгскршееееееет!» это на самом деле попытка произнести слово «Привет!». Однако та лиловая жидкость, которую он мне вколол, сильно упрощала дело, ведь на самом деле она не замедляла время, а ускоряла работу моего мозга. В дальнейшем, всякий раз, когда он хотел заговорить со мной, он первым делом вкалывал мне лиловую жидкость.

Как я теперь понимаю, различия в языках и строении речевого аппарата были не единственным барьером между нами. Этот человек мыслил в тысячи раз быстрее меня и чтобы мы могли общаться на равных, он делал мне уколы лиловой жидкости – Эрвильксора, как я узнал позднее. Не могу не отметить довольно интересного эффекта, который вызвало это вещество – оно как-то повлияло на мой мозг. С каждым разом мне требовалась всё меньшая порция, чтобы оставаться в состоянии ускоренного мышления.

Через некоторое время я обнаружил в себе способности к точным наукам, которых раньше у меня не было, и мог проводить очень сложные математические вычисления за считанные секунды, даже не прибегая к помощи калькулятора. А книги, даже самые сложные и объёмные научные труды, я вообще прочитывал и впитывал меньше чем за час. У меня не было никакого высшего образования, но теперь по уровню интеллекта со мной не мог сравниться ни один профессор, ни один академик из тех, что населяли все эти альма-матеры.

Но я отвлёкся. Когда ночной гость понял, что я могу мыслить с ним на равных, он снял броню. Под доспехами у него оказалось тонкое костлявое тело с объёмными ягодицами, на которых он в любой момент мог расположиться даже на самой твёрдой и неудобной поверхности. По желанию ночного гостя ягодицы становились меньше за счёт распределения жировых отложений по другим частям тела. Именно так он смог утрамбовать свой большой зад в доспехи, например. Как я понял, там, откуда прибыл этот человек, люди чаще сидели, чем ходили, и порой забывали поесть, поэтому такой мягкий мешок чуть пониже спины, который одновременно был и креслом, которое всегда с тобой, и запасом еды, как горб верблюда, был просто жизненно необходим представителям его вида.

Он попросил меня помочь ему разобраться в том, что представляет собой наш мир. Я приносил ему фотографии и фильмы, даже видеоигры, объяснял, что сейчас происходит на планете. А один раз я нанял профессиональную стриптизёршу и привёл её в депо, завязав глаза, чтобы мой гость мог понять, как выглядят с анатомической точки зрения современные женщины.

В другой раз я купил дешёвенькую машину и повёз его, замаскированного с помощью гигантских очков, пышного парика и шляпы в город, чтобы он из окна смог увидеть наш мир. Я стал для него чем-то вроде гида по нашей эпохе. Я помогал ему изучать наш мир, а в итоге учился сам.

djz0mb13

...

«Он был чем-то вроде историка – прилетел из далёкого будущего, чтобы изучить наш мир и написать монографию. Он сказал, что однажды ему придётся улететь, но прежде чем это случится, он должен вырастить несколько керплондеров.

– Что это? – спросил я у него.

– Керплондеры это керплондеры, – скрипя складками, ответил он мне.

Но я помогал ему выращивать керплондеры и скоро смог разобраться в том, что же это такое. Оказалось, что тут всё до банального просто и вырастить их можно было ещё в Древнем Риме, ведь керплондеры это всего лишь…»

Что там написано далее я не смог прочитать из-за неразборчивого почерка Профессора.

...

«Однажды я спросил, не боится ли он, что побывав в прошлом, он изменил своё настоящее. На это гость ответил мне, что это невозможно. Но подробностей он мне не рассказал»

...

«Сейчас мой гость находится в соседней комнате, доделывая устройство, которое вернёт его туда, откуда он прибыл. У меня остаётся не так уж много времени на то, чтобы решиться и вколоть ему снотворное. Я не могу его отпустить, пока он не расскажет мне всего, что знает о Форфарксе»

metafrost

«Иногда я позволяю моему гостю проснуться. Он долго смотрит на меня с ненавистью в глазах. На вопросы о связи прошлого, настоящего и будущего гость не отвечает.

– Можешь упрямиться, сколько хочешь, – сказал я ему однажды. – Я уже разобрался в том, как работает твоя машина времени и разберусь во всём сам.

Тут мой гость, наконец, заработал своими губами-складками:

– Там ты себя обречёшь на вечные муки, – сказал он.

– Не думаешь ведь ты, что я сам буду прыгать в будущее? Я найду тех, кто сделает это за меня.

На это он мне ничего не ответил, и я снова отправил его в царство Морфея»

«Мы с Седельниковым почти закончили заливать цемент. Скоро он подсохнет и тогда можно будет снять опалубку. Пётр уверен, что куб мне нужен для исследований. На самом же деле это мой ход конём. Я могу играть с ними по их же правилам. Они запирают людей из ответвлений в коробках, а я буду запирать людей из будущего в своём кубе. И посмотрим, кто победит. Седельников мне очень помогал. Грустно от того, что в итоге придётся отплатить ему таким образом. Но рисковать нельзя»

...

«Сегодня у меня появился новый помощник. Такой же тупой, как и я когда-то. Если Седельников, прежде чем отправиться в будущее, хотя бы попытался узнать у меня, какой вред его здоровью нанесут путешествия во времени (будто бы я знаю!), то этот просто без расспросов прыгнул в омут с головой. Впрочем, именно такой ассистент мне и нужен сейчас. Думаю, с ним никаких проблем не будет»

bluerainCZ

«Я снова разбудил моего гостя. Когда он увидел, что на соседних с ним койках спят его товарищи, то рассвирепел.

– Так, может быть, ты ответишь, что имел в виду, когда сказал, что будущее невозможно изменить?

Он не ответил, и я снова усыпил его. Однажды мой гость сломается»

«Сегодня у меня появился новый пленник. Но его физиология не позволяет держать его там же, где я держу остальных. Он больше похож на обычного человека, такого же, как я или мой помощник. Холод может ему навредить. Пока я посадил его в куб»

«Этот дурак попросил тройной гонорар за то, чтобы прыгнуть в будущее с карстового озера. Ему следовало вообще отказаться от эксперимента. Я был уверен, что он погибнет там – уж слишком сильно шатало плот перед прыжком. Этого парня могло выбросить в открытый космос. Впрочем, я рад, что он выжил и рассказал мне о туннеле, появившемся в бетонной коробке»

unerde

«Теперь я понимаю, что мой гость имел в виду. Он мне ничего не объяснил, но я сам во всём разобрался. Хотя, это пока только предположение. Суть в том, что будущее действительно невозможно изменить.

Это очень легко объяснить через гипотезу об эффекте наблюдателя. Перемещаясь в прошлое, путешественник во времени попадает не в своё прошлое, так как в его прошлом не было гостей из будущего. События настоящего не могут быть следствием знаний о них людей будущего. Время так не работает. Перемещаясь в прошлое, путешественник во времени попадает в ответвление, копию прошлого, созданную Вселенной для него. Ответвление не влияет на его настоящее, иначе, попав в своё прошлое, он бы обязательно наступил на бабочку и создал парадокс, уничтоживший его настоящее.

Но и убийство бабочки в созданном для него ответвлении ни к чему не приведёт, потому что ответвление не вечно. Оно будет существовать только до тех пор, пока существует наблюдатель, породивший и наблюдающий его. «Мышь может изменить вселенную, просто посмотрев на нее» сказал как-то Альберт Эйнштейн. Но что будет, если мышь умрёт? Умрёт ли вместе с нею и изменённый ею мир. Эта мысль не даёт мне покоя»

«Когда-то я хотел увидеть будущее. Но сейчас меня заботит только одно – как сохранить своё настоящее. Не хочу быть всего лишь порождением ответвления. Не хочу без следа исчезать. Нужно найти способ вырваться из бетонных коробок. Они не дают нам создать своё будущее. В этом всё дело.

Наше ответвление сможет существовать, если их разрушить. Впрочем… есть и другие гипотезы. Чувствую себя, как один из тех учёных древности, уверенных в том, что Земля это плоский диск. Боже! Я ведь на самом деле ничего не знаю о будущем и том, как устроен мир! Если бы только гость начал отвечать на мои вопросы…»

Конец дневника Профессора

bo-dion

Потоки энергии бросили меня на дощатую поверхность строительных лесов. В этот раз я был готов и удержался на своих ногах, даже когда конструкция подо мной опасно зашаталась. Как это обычно и бывает, моё появление оттолкнуло воздух в разные стороны. Его завихрения сообщили о моём появлении не хуже яркой вспышки.

– Опять он! – сказала женщина внизу. Она была очень худой, смуглой и будто бы без одежды. Хотя, приглядевшись, я понял, что на самом деле на ней было какое-то подобие комбинезона телесного цвета. Он так плотно прилегал к её стройной фигуре, что напоминал вторую кожу. На голове женщины рос тёмный пушок – вероятно, около недели назад её обрили под машинку.

Примерно также выглядели и все остальные девять человек, находившиеся внизу. Большая часть собралась у огромной установки, похожей на турбину самолёта, которая в этот момент «высверливала» туннель в серой стене. Ещё один, который был значительно старше остальных, стоял в углу с подобием планшета в руке. После слов женщины все люди в этой комнате посмотрели на меня, а трое мужчин, ранее работавших с установкой, стали подниматься ко мне по деревянным ступеням.

– Эй! Не подходите! – Я отступил к краю деревянной платформы.

– Скорее, завяжите ему глаза! – крикнула женщина.

– В этом нет необходимости, я уже всё разглядел, – сказал я и, когда трое мужчин подступили ко мне почти вплотную, вынул «туз» из рукава. – Я прилетел, чтобы сообщить вам важную новость: вы роете туннель не в ту сторону!

Парни, которые готовились скрутить меня, остановились и переглянулись. Вероятно, сейчас они думали, послышалось им, или нет.

– Вы хотите выбраться из бетонной коробки, – продолжил я. – Так я пришёл, чтобы помочь вам. Сколько времени вы уже роете этот туннель? Год? Два? Может быть, десять лет?

– Не слушайте его, – крикнула женщина. – Объявляю режим молчания!

Парни снова стали приближаться ко мне.

– А молчать об этом уже не получится, – сказал я. – Чтобы выбраться из бетонной коробки, вам нужно приставить свою установку к противоположной стене. Она гораздо тоньше. Бьюсь об заклад, что и метра не будет.

– Заткните же ему рот, пока не случился парадокс! – потребовала женщина.

– Я не вру. Да вон, хоть у Профессора спросите, – я кивнул в сторону мужчины, который всё это время стоял в углу с планшетом и игнорировал происходящее.

На этот раз все взоры устремились к человеку в углу.

– О чём говорит этот попрыгунчик? – спросила у него женщина.

Мужчина с планшетом тяжело вздохнул, коснулся экрана указательным пальцем, из-за чего тот погас, и посмотрел на меня. Он сильно постарел. Глубокие морщины изъели некогда гладкое лицо. Кроме того, на лбу у него появился шрам, который поднимался к скальпу и разделял белой трещиной седой пушок на голове.

– Ты понимаешь, что теперь не сможешь вернуться в своё время? – сказал он усталым голосом. – С такими знаниями о моём будущем ты непременно создашь парадокс, который сотрёт и меня, и эту установку и вот этих вот студентов.

– Студентов? Ха! – сказал я. – И кто же на этот раз, Профессор? Опять гуманитарии, или снова технари, как Пётр Седельников? Впрочем, какая разница? Ты и тех и других пускаешь в расход.

– Профессор, что происходит? – спросила женщина.

– Ничего, Оксана. Не обращай внимания. Считайте, что это мой старый знакомый.

– Почему он сказал, что мы роем не в том направлении? – спросила Оксана.

– Уверяю тебя, этот молодой человек понятия не имеет, о чём говорит.

– Не имею понятия, значит? – сказал я. – А ты рассказывал им, куда на самом деле ведёт туннель, который заставляешь их рыть?

Профессор бросил на меня злобный взгляд.

– А о том, что все эти пустые кубические комнаты без окон и дверей располагаются в огромном монолитном цилиндре и вместо того, чтобы пытаться выбраться из него, вы пытаетесь пробиться к его сердцевине, рассказывал?

– Заткнись! – крикнул Профессор.

– Это правда? – спросил у Профессора мужчина, стоявший рядом с установкой.

– Погодите, есть и другие такие же комнаты? – спросил другой.

Те трое парней, что стояли рядом со мной и вовсе забыли о моём существовании. Они подошли к противоположному краю деревянной платформы и стали смотреть на Профессора.

newepoch

– Профессор, мы внутри цилиндра? – спросила женщина.

– Оксана, это не более чем гипотеза, и этот парень сам ничего толком не знает.

– Так значит, это правда? – сказала Оксана.

Студенты Профессора загомонили.

– Нет! Это неправда, – взорвался он. – Правда и предположение – разные вещи. И если я о чём-то вам не рассказывал, то только потому, что это не поможет нам выбраться из этой ситуации.

– Я прочитал твои дневники, Профессор, – сказал я, спускаясь по деревянным ступеням. – Я знаю твоё настоящее имя. Знаю про то, что никаких учёных званий у тебя нет. А ещё я знаю, откуда у тебя машина времени и для чего на самом деле ты решил ею воспользоваться.

Профессор снова тяжело вздохнул и поднял указательный палец.

– Один момент, – сказал он и опустил палец на экран планшета, который от прикосновения опять ожил. В следующее мгновение все студенты вокруг нас синхронно упали на пол. А один из тех, что стояли наверху, свалился с лесов. Глаза студентов смотрели в потолок, но жизни в них уже не было.

– Господи боже! – крикнул я. – Ты убил их?

– Нет, просто замедлил им восприятие времени, дистанционно приведя в действие ампулы, вшитые в их костюмы. Сейчас каждая секунда для них подобна году. К счастью для них, когда действие вещества подойдёт к концу, они уже не смогут вспомнить, как вечность лежали и смотрели в одну точку.

– Ты чокнутый!

– Нет, я гуманист. Будь я чокнутым, налил бы в ампулы яд. А теперь расскажи мне, что же ты там такого узнал из моего дневника. – Он переступил через тело студента и подошёл ко мне вплотную. У него было кислое дыхание.

То, что он сделал, произвело на меня сильный эффект. На мгновение мне показалось, что Профессор точно также, усилием лишь одного пальца, сможет отправить в нокаут и меня. Но я быстро пришёл в себя.

– Ты убил его? – спросил я.

– Кого?

– Человека из будущего, который сделал тебя тем, кто ты есть.

– А сам как думаешь? Мог я убить его?

– Ты не рассказал об этом в дневнике.

– Да, но, если ты прочитал мои записи, то должен понимать, к чему это привело бы.

– Где же он тогда?

– В надёжном месте – лежит, подключённый к автономной системе жизнеобеспечения, которая каждый день вкалывает ему состав аналогичный тому, что вырубил этих ребят.

– Он в морозильной камере в недостроенном депо метрополитена?

– Если ты спрашиваешь, значит не смог попасть в ту комнату.

– Не смог.

– А вообще я удивлён. Как скоро ты нашёл мою лабораторию?

– Через два дня после твоего ареста. Тебя посадили?

– Отправили на принудительное лечение. Я, если честно, думал, что ты придёшь меня навестить. Не хотел этого, но ждал.

– Извини, я был слишком занят созданием машины времени.

Профессор улыбнулся.

– Вряд ли ты сам её собрал. Для этого у тебя слишком гуманитарный склад ума.

– Разумеется, я не сам её собрал – мне помог Сергей, тот, кем ты заменишь меня в будущем.

– Вернее тот, кем в прошлом я заменил тебя. Не забывай, что для тебя я – будущая версия Профессора, которого ты знаешь. А для меня ты… А для меня ты – никто. Как ты узнал, что этот туннель рою я?

– Из-за вопросов. Все путешественники во времени, которых я встречал, задавали мне одни и те же вопросы: «Кто изобрёл твою машину времени? Из какого ты года? Сколько бетонных коробок ты видел? Что ты знаешь об их природе? Удалось ли тебе переместиться в прошлое? Видел ли ты будущее? Что ты видел в будущем?»

Эти же вопросы ты однажды попросил меня задать Сергею. Он рассказал мне, что свою машину времени построил не сам, а благодаря помощи некоего безымянного человека, скрывавшего своё, якобы обожжённое лицо, под бинтами. Однажды этот человек пришёл к нему в институт и предложил поработать над одним проектом. Человеком этим был ты. И отправляя его в будущее, ты попросил его задавать всем, кого он встретит в бетонных коробках, те же самые вопросы, которые ранее меня просил задавать.

И для этих студентов тоже ты придумал некий протокол взаимодействия с другими путешественниками во времени – каждому встреченному путешественнику во времени они должны были задавать те же самые вопросы. Профессор, ты бы хоть формулировки или очерёдность вопросов менял.

HalTenny

Он задумался на секунду.

– Эти вопросы были маркером, который помог бы мне понять какие путешественники во времени, из встреченных тобою, мои будущие или прошлые ассистенты. Но ты почему-то ни разу не говорил мне о том, что уже слышал их.

– Возможности не было. Да и не хотел. У тебя были свои тайны, а у меня свои.

– Вот в чём проблема с вами гуманитариями. Когда берёшь в ассистенты человека с техническим складом ума, все усилия своего мозга он направляет на попытку понять устройство машины времени. Для меня в этом нет ничего хорошего, но не похвалить такое стремление я не могу. А когда берёшь в помощники гуманитария, тот всегда начинает плести интриги. Вам плевать на машину времени и на то, что есть в будущем, вы думаете лишь о том, как бы перехитрить того, кто по умолчанию умнее вас.

– Неправда. Мне интересно, что находится за этими стенами.

– Я не верю тебе, потому что достаточно насмотрелся на вашего брата. Хочешь знать, сколько всего у меня было помощников после тебя? Их было 42. Из них 37 гуманитариев и все, как один, что-то да не договаривали. В итоге технарям нельзя доверять, потому что они упрут у тебя технологию, а гуманитариям нельзя доверять, потому что даже если они увидят будущее, то не расскажут тебе о нём ничего.

– Но тебе ведь не нужно знать, как выглядит будущее, – сказал я. – Если бы ты хотел увидеть его, то эта установка рыла бы туннель в противоположной стене.

– Это лишь твоя гипотеза. На самом деле, ты не знаешь какой толщины противоположная стена.

– Но я точно знаю, что если продолжать рыть туннель в том направлении, в котором ты роешь, то он приведёт тебя к твоей лаборатории, если конечно от неё хоть что-нибудь осталось спустя тысячи лет. Что там, Профессор? Я уже понял, что ты хочешь попасть в будущее не из любопытства.

– Ты ведь читал мой дневник. Ответь сам.

Я задумался на мгновение.

– Если я правильно понял про эффект наблюдателя, то мы с тобой – не настоящие версии нас. Мы – копии нас самих, родившиеся в ответвлении от настоящего времени. И ты боишься, что однажды наше ответвление исчезнет. Ты хочешь сбежать в будущее, чтобы выжить. Но разве для этого не нужно рыть туннель в другую сторону? Ты бы выбрался из этого гигантского бетонного цилиндра и смог жить в будущем.

– Не смог бы. Раньше я думал, что это сработает, но теперь понимаю, что этого недостаточно.

– Почему?

– Автономная система жизнеобеспечения, построенная мной для пришельца из будущего, и сейчас, когда я уже старый, поддерживает жизнь в его теле. Я даже сам удивлён, насколько хорошо проработал её. Но однажды она выключится, и пришелец из будущего умрёт, и все остальные, кто прилетел из будущего за ним, тоже умрут, и тогда вся материя порождённого ими ответвления испарится, и мы в том числе.

AlMaNeGrA

– Остальные? Были и другие гости из будущего?

– Ты невнимательно читал дневник? Да, были и другие. Видимо, его товарищи забеспокоились из-за того, что их коллега не вернулся из прошлого, и организовали спасательную экспедицию. Они всегда появлялись в одном и том же месте, но всегда в самый неожиданный момент. И чтобы ловить их я соорудил тот бетонный куб в депо. Они прилетали в него и оказывались взаперти.

Профессор улыбнулся.

Я посмотрел на установку, присосавшуюся к стене.

– В центре цилиндра находится точка входа в прошлое и, вероятно, машина времени, которая может её открывать, – сказал Профессор. – Да, именно так это и работает – точек входа, сквозь которые можно совершить путешествие в прошлое, на нашей планете единицы и они всегда окружены плотным кольцом из тысяч точек входа, сквозь которые можно отправиться в будущее. Комната, в которой мы с тобой находимся, и другие подобные ей, оборудована чем-то вроде системы жизнеобеспечения, которая не даст вернувшимся из прошлого путешественникам во времени умереть, пока их отсюда не достанут. Эти же комнаты не дадут случайным пассажирам из ответвлений проникнуть в оригинальный мир. Вот и вся разгадка тайны бетонных коробок.

У меня вдруг заболела голова.

– Не понимаю, – сказал я.

– Чего ты не понимаешь?

– Зачем тебе нужна машина времени, которая отправит тебя в прошлое? Как это спасёт наше ответвление от исчезновения?

– Очень просто – переместившись на ней в прошлое, я создам уроборос.

crowsteals

– Что?

– Не знаешь, что такое уроборос? Ты же гуманитарий, вы должны были это изучать.

– Это змей, который кусает себя за хвост. Но причём здесь путешествие в прошлое?

– Наше ответвление будет существовать только до той поры, пока в нём будет находиться наблюдатель, ради которого оно создано. Если я смогу переместиться отсюда в прошлое, то я сам стану наблюдателем нашего ответвления, я закольцую его на самом себе. Мы перестанем быть временным придатком к основной Вселенной и начнём жить, как полноценная альтернативная реальность. Иначе, рано или поздно, люди из будущего, которых я подключил к системе жизнеобеспечения, умрут, а вместе с ними умрёт и наша реальность.

Absolute-Xero

Всё время, пока мы говорили, установка продолжала работать, удлиняя туннель. Её ухающий гул действовал на нервы, и голова от него болела всё сильнее.

– А как же возвратная панель? – сказал я, потирая переносицу. – Она ведь столько раз возвращала нас в наше время из будущего. Неужели этого недостаточно, чтобы создать уроборос?

– Есть большая разница между аквалангистом, который временно погружается на морское дно, и рыбами, которые живут там постоянно, – сказал Профессор. – С возвратной панелью ты – аквалангист. С точкой входа, которая отправит тебя в прошлое, ты – рыба. Я бы объяснил тебе технологию перемещения во времени, но для этого надо понимать, что такое Форфаркс. А ты не понимаешь.

– Так объясни мне.

– Нет. Не стану. Иначе потом мне придётся рассказывать тебе, что такое грольены, щтриф’хы, урстаки и керплондеры. Такой разговор будет длиться целую вечность. А у меня нет времени – надо спасать нашу с тобой реальность от небытия.

Он положил мне руку на плечо.

– А дальше решай сам, поможешь ты мне, или помешаешь. Если хочешь помочь, то придумай, как объяснить этим ребятам, почему мне понадобилось вырубить их. Они все из литературного института и знают о бетонных коробках ещё меньше тебя. А если хочешь помешать, то…

– …ты поступишь со мной как с Петром или Сергеем.

– А как я с ними поступил?

– Ты запер их в бетонных коробках.

– Ну и что? Сергея мы с тобой вытащили. – Профессор улыбнулся.

– А Пётр?

– Я его не вытаскивал. И если система жизнеобеспечения, встроенная в эти стены, не дала сбой, то он до сих пор где-то там сидит и ждёт, что его выпустят.

Ко мне в голову вдруг пришла неожиданная идея.

– Или его уже выпустили люди будущего. Выпустили и отправили в прошлое.

Профессор вопросительно посмотрел на меня.

– Что ты имеешь в виду?

– Никто ведь не смог найти подтверждение того, что ты когда-либо знал Петра Седельникова.

– Да. Несмотря на обвинения, звучавшие в прессе, доказать, что я имею хоть какое-то отношение к его исчезновению следователи не смогли.

– Откуда тогда тот журналист, который привёл полицию на карстовое озеро, знал о том, что вы были знакомы? Откуда он вообще взялся?

Профессора будто громом поразило. Он резко изменился в лице.

– Об этом я как-то не подумал. Но журналист не может быть Петром. Я видел его лицо. И потом, он бы попал в бетонный куб в моей лаборатории, если бы переместился в прошлое.

– Я и не говорю, что журналист это он. Пётр – тот, кто нанял журналиста, аноним, который навёл его на тебя. И ты же сам сказал, что на нашей планете несколько точек входа в прошлое. Они могли отправить Петра в наше время через другую точку входа, а не через ту, к которой ты роешь туннель. И тогда получается, что наше ответвление…

– Наше ответвление – это уже уроборос.

Профессор отступил от меня. Он выглядел потерянным.

– Зачем Петру это было нужно?

– Хотел отомстить тебе? Благодаря его усилиям тебя отправили в психиатрическую лечебницу – месть свершилась.

– А зачем это было нужно им – людям из будущего? Зачем им спасать человека из ответвления и отправлять его домой?

– Понятия не имею. Наверное, они ещё большие гуманисты, чем ты, и им не жалко создать альтернативную реальность, чтобы спасти человека.

glaktor

Профессор сел на корточки, схватил себя за голову и стал раскачиваться вперёд-назад. Если то, что я сейчас сказал, было правдой, значит, уроборос давно существовал, а значит, всю свою жизнь Профессор потратил впустую. Чем дальше в будущее ты летишь, тем меньший вес можно брать с собой.

Представляю, сколько времени ему понадобилось, чтобы деталь за деталью переслать сюда эту установку, а потом и всех своих студентов. К тому же, в те разы, когда я прилетал сюда, установки не было, но туннель рос. Следовательно, операция по отправке оборудования в будущее повторялась не раз. Профессор должен был отдать рытью туннеля целые десятилетия своей жизни.

– Нет! Это не может быть правдой! – резко встал Профессор. Потерянность исчезла из его глаз. Напротив, теперь он выглядел уверенным в себе. – Если бы наше ответвление стало уроборосом, то этих бетонных стен бы не было. Мы попали бы в будущее нашего ответвления, а не в будущее оригинальной Вселенной. А в нём всё было бы иначе.

Тут я не мог не согласиться с ним, ведь если предположить, что монолитный цилиндр, в котором находятся бетонные коробки, был построен потомками нашего ответвления, ставшего полноценной альтернативной реальностью, то, как получилось, что Пётр Седельников вернулся в наше настоящее, а не в другое ответвление, созданное уже для него?

Либо я ошибся, и на самом деле люди будущего не отправляли Петра Седельникова в прошлое и он до сих пор заперт в одной из бетонных коробок, либо…

– Либо у нашего ответвления просто нет будущего, – сказал я. – Уроборос не помог нам. Мы исчезнем в любом случае.

timemit

Повисла немая пауза. Профессор смотрел на меня. Я смотрел на Профессора. И мы не знали, что сказать друг другу.

Неужели это так? Неужели мы живём в ненастоящей Вселенной, в подделке под неё, которая будет существовать лишь ограниченный промежуток времени, а затем исчезнет, а всё что от нас останется – воспоминания в головах историков из будущего, которые породили нас с помощью машины времени, чтобы узнать, какой была жизнь в прошлом?

Хотя нет, даже этого не останется, ведь все историки сейчас лежат в морозильнике в депо, еле живые. И однажды они умрут, а вместе с ними и мы. Мышь способна изменить Вселенную, просто посмотрев на неё. Но вместе с мышью умрёт и мир порождённый ею.

Внезапно всё, что я делал когда-либо в жизни, стало казаться мне бессмысленным. И по выражению лица Профессора я понял, что его занимают сейчас те же мысли.

Не знаю, сколько продолжалось наше молчание. Может быть, несколько секунд, может быть, несколько часов. Только в какой-то момент я вдруг сказал:

– Много вам ещё рыть осталось, чтобы добраться до центра цилиндра?

– Примерно неделю.

– Знаешь, я ведь могу и ошибаться.

– Да можешь. Мы ведь на самом деле ничего не знаем, а лишь строим догадки, но…

Он вздохнул и продолжил:

– Но то, что ты сказал, уж слишком похоже на правду. Откуда тот журналист мог узнать обо мне? Я ведь всегда была так осторожен.

– Профессор, ты правильно сказал: на самом деле мы ничего не знаем. И ничто не мешает нам добраться до точки входа в прошлое и всё-таки попробовать создать уроборос. Вдруг я ошибся?

– О чём ты вообще говоришь? Я отдал этому туннелю всю жизнь. Конечно я в любом случае закончу его, даже если в этом не будет уже никакого смысла.

– Но, Профессор, это ведь будет дорогой в один конец?

– Да. Чтобы убедиться, что уроборос работает или не работает, нам придётся отключить от системы жизнеобеспечения тех историков из будущего.

– Поэтому, пока мы ещё здесь, давай всё-таки посмотрим на мир будущего.

– А что это изменит? – спросил Профессор.

– Ничего не изменит. Но давай просто посмотрим, что там за этими стенами. Давай развернём установку и проделаем туннель в противоположной стене. Терять нам уже нечего.

timemit

– Это ведь не более чем предположение – в другую сторону стена тоже может быть невероятно толстой.

– Либо она закончится уже через метр, и мы увидим чудесный мир будущего и сможем даже некоторое время пожить в нём, прежде чем вернёмся сюда и закончим туннель до точки входа в прошлое.

Профессор думал.

– Ты постоянно говоришь о гипотезах и предположениях, – сказал я. – А я хочу знать наверняка, какое будущее ждёт нашу планету.

Профессор молчал, глядя в одну точку.

– Так что? – спросил я, не дождавшись ответа.

– Вдвоём установку не развернуть. Нам придётся разбудить моих студентов.

– Разбудим.

– А как ты объяснишь им, что будущего у них нет?

– Мы скажем, что единственное будущее, которое у них есть, находится за той стеной, а ещё расскажем обо всём, что мы поняли. Уверен, они помогут нам.

– Либо разорвут меня на куски.

– А ты можешь будить их по одному? Если по очереди объяснить всё каждому, то ничего страшного с тобою они не сделают.

– Да, могу.

– Тогда за дело.

glaktor

Оказалось, что конструкция из строительных лесов, стоявшая в центре бетонной коробки нужна была для сборки и разворота установки, проделывающей туннель в стенах. Профессор так и не объяснил мне, как она работает, да я особо и не спрашивал.

Студенты не сразу согласились с нашими доводами, но в итоге всё-таки не отказались помочь нам. Они хотели увидеть будущее. И мы обещали, что на этот раз они точно увидят его. Мы приставили установку к противоположной стене и принялись проделывать в ней туннель. Как я и предсказывал, очень скоро стена закончилась – в толщину она оказалась меньше метра.

В щели между установкой и стеной с улицы стал пробиваться зелёный свет, а ещё резкий кислотный запах, и какофония странных хлюпающих звуков, которые повторялись снова и снова, будто чьи-то шаги. Они перемежались другими звуками, похожими на хлопанье крыльев летучей мыши.

Сгорая от нетерпения, крича друг на друга, мы отодвинули установку и прильнули к туннелю. Мы заглянули в него и, наконец, увидели будущее.

pixnio.com

Снаружи на нас смотрело какое-то существо с влажными щупальцами вместо рта и чёрными лошадиными глазами. Позади него поднималось что-то немыслимое. А вместо неба там было…

У Профессора случилась истерика. Он засмеялся, как сумасшедший, задыхаясь и захлебываясь собственной слюной. Ладонью правой руки учёный бил по бетонной стене. Другой рукой он показывал нам на небо.

– Да как же так? – сказала Оксана. – Как такое вообще возможно?

Всё моё нутро дрожало, а глаза щипало от кислотных испарений, но слёзы бежали по щекам по другой причине.

– Лучше бы я этого не видел, – сказал я.

Профессор схватил меня за плечи и стал трясти.

– Доволен? – хохоча спросил Профессор. – Нет, ответь, ты доволен? Столько трудов! Столько усилий! А в итоге...

Профессор отпустил меня, сполз по стене и заплакал. Существо, смотревшее на нас снаружи, быстро потеряло к нам интерес и, взмахнув своими кожистыми крыльями за спиной, упорхнуло.

– Профессор, – сказал один из студентов. – Профессор, я жалею о том, что встретил вас.

Существо с щупальцами поднималось всё выше и выше, и скоро оно присоединилось к рою себе подобных крылатых созданий, летавших среди зелёных облаков.

– За что мне это? Ну за что? – ревел Профессор.

Я вылез на улицу. Дышать там было очень сложно, но я хотел убедиться, что нам не показалось. И я убедился.

Я увидел небосвод. Увидел титанических размеров серые бетонные стены, которые сходились высоко в небе. Увидел четыре угла.

А вот чего я не увидел: Луны, бездонной синевы Космоса, Солнца и звёзд.

Наша планета была заключена, как в шкатулку, в гигантскую бетонную коробку.

Конец

Коллаж на основе работы Chukho

#long

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Данил Свечков", "author_type": "self", "tags": ["long"], "comments": 16, "likes": 38, "favorites": 18, "is_advertisement": false, "subsite_label": "craft", "id": 42857, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Sun, 17 Mar 2019 10:41:12 +0300" }
{ "id": 42857, "author_id": 14816, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/42857\/get","add":"\/comments\/42857\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/42857"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 87848 }

16 комментариев 16 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
8

эх...ну что сказать, эпос о путешествиях во времени подошёл к концу. Данил, ты молодец.

но серьёзно, коробка в коробке - это первый же вариант финала, который я начал представлять уже после 2 или 3 части.

на мой взгляд было бы драматичнее описать будущее, как действительно нечто невообразимо прекрасное, непостижимое, что заставило бы трепетать сердца этих студентов и жестокого профессора. и от чего было бы ещё горше разворачиваться в противоположную сторону и продолжать копать в неизвестность, даже не зная наверняка, получится ли сохранить эту красоту во временном потоке и не исчезнет ли она для этого мира навсегда.

также осталась слишком нераскрытой линия с Петром и журналистом.

но в любом случае - большое спасибо за это путешествие, я прошёл его с тобой до конца. я рад, что потратил на это время, так как оно того стоило.

Ответить
1

Ты хочешь концовку уровня качественного и законченного произведения.

Ответить
1

да не то чтобы. "качественное и законченное" в отношении литературного произведения - вещь относительная и вкусовая. тут скорее желание получить ответы на заданные вопросы, которых осталось немало, и видеть до конца выписанную базовую формулу произведения. автор ведь пока любитель, но чтобы вырасти, надо получать фидбэк. я лишь попытался его дать и искренне желаю автору удачи, так как умение придумать интересный концепт и завязку у автора есть, а это самое сложное. этому не научишь. остальное придёт с опытом.

Ответить
1

Насчёт вкусовщины не согласен, в большинстве случаев можно без труда отличить, когда автор знает, что делает, и делает сознательно с чётким расчётом, это точно такой же рабочий момент, как и всё остальное. Часто вопросы остаются, потому что автор не продумал, как будет их раскрывать или банально забыл.
Если автор действительно начинающий, то могу дать один совет из своего опыта: в самом начале лучше всего умерить амбиции. Очень хочется написать сразу длинное и классное, но лучше начинать с рассказов.

Ответить
4

Спасибо всем, кто читал. Критику постараюсь учесть. Было интересно.

Ответить
3

Мда. Я останусь при своём первоначальном мнении. Продолжение не то что всё испортило, оно окончательно похоронило. Проблемы с языком автор решил не совершенствуя его и лучше подбирая слова, а сделав предложения примитивней. Да и отсылок слишком много, чтобы быть просто отсылками. Про теории времени и сюжетные "повороты" я уже просто молчу.

Ответить
3

Спойлер.
Ощущение что чистал впустую. Коробка в коробке, вопросы заданы, ответов нет

Ответить
3

А мне понравилось, специально зарегистрировался, чтобы поблагодарить автора. Ежедневно проверял наличие 4 и 5 частей, когда они были на очереди. Спасибо! Буду ждать следующие рассказы.

Ответить
1

Личное мнение: качество падало от части к части как в плане сюжетной интриги, так и в речи. После 2 или 3 стал угасать интерес, дочитал по инерции. В любом случае было здорово. Спасибо автору, творческих успехов.

Ответить
1

Гениально! Хотя по-прежнему ничего не понятно.

Ответить
1

Долго ждал, понравилось, спасибо!

Ответить
1

А в чём суть финального твиста с коробкой вокруг земли?

Ответить
1

где-то там в далёком будущем в огромной бетонной коробке сидит грустный Ктулху. подумайте о нем и ему станет не так печально

Ответить
1

мега круто, спасибо!

Ответить
0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-1134314964", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=clmf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvc" } } } ]
Хидео Кодзима оказался алгоритмом
машинного обучения
Подписаться на push-уведомления