Город вечного суда

Пылающий корабль Маркус Ларсон
В закладки

Никогда в жизни я еще не видел настолько черный, как уголь песок. Я смотрел на свои наполовину закопанные в нем ступни, без малейшего понимания о том, как вообще здесь оказался. По правде говоря, «никогда в жизни» – это очень громкие слова для человека, который не знает где находится и даже не помнит, как очутился на необитаемом пляже, окруженный беспросветным туманом, не говоря уже о более ранних событиях. Ощущение было такое словно кто-то вырвал половину всех страниц из блокнота моей жизни, а то и больше, но, не придавая этому большого значения, я решил сконцентрироваться на насущной проблеме.

Единственным ориентиром в этом месте было слабое дуновение морского ветерка, против которого я и направился. Пройдя примерно 4 километра, я окончательно убедился, что нахожусь посреди пустыни в самом прямом смысле этого слова. Здесь не было никакой растительности, ни единого камешка, только лишь километры нескончаемого черного песка. Еще примерно через две сотни метров мои ноги уже приятно облизывала на удивление теплая вода, как вдруг я услышал всплеск буквально в нескольких метрах от меня. Обернувшись, я лишь увидел рябь, которая быстро рассеялась, достигнув моей правой стопы. Возможно, я и продолжил бы только что начавшееся расследование этого странного явления, но мое внимание привлекло еще одно, не менее необычное – внезапно образовавшиеся чернила на воде, прямо передо мной. Я попытался отыскать источник, но туман отрезал мне любой возможный обзор.

Я вернул свой взгляд в кристально чистую воду – единственное место, которое, кажется, не пыталось скрыть что-либо от меня, как вдруг опять услышал плескание воды. На этот раз звуки, кажется, доносились вообще со всех сторон. С немалой долей уверенности можно было сказать, что это такие же обреченные скитальцы, как и я, ступавшие все дальше в это бесконечное море, чтобы найти ответы на множество тревожащих их вопросов. А может мне просто хотелось верить, что я не одинок? Вокруг не было ни души...

Шум воды не прекращался, и мелкие волны, очевидно исходившие от шагов невидимых созданий, одна за другой, продолжали беспечно разбиваться о мои ноги, у которых вновь образовались чернила. Я уже не капли не сомневался, что сам являлся единственным возможным источником странной черной жидкости. Одной загадкой стало меньше, подумал я, поднеся руку к своему мокрому лбу, как вдруг осознал… Это все сон!

Судя по качке и бушевавшему морю, можно было сделать вывод, что мое новое место пребывания – некий корабль. И пусть я не сомневался, что странный пляж был лишь плодом моего воображения, меня все равно не покидало ощущение, что он каким-то невероятно странным образом связан с этим судном, пункт назначения которого мне еще предстоит узнать.

Я лежал прямо на полу какой-то ветхой грязной каюты, которую периодически заливало морской водой сквозь большую дыру в прогнивших досках слева от меня. Помимо этого, предположительно с протекающей верхней палубы, мне на голову капала черная жидкость, ставшая одной из главных неразгаданных тайн моего сна. На этот раз я обязан был докопаться до истины, при условии, конечно, что и это место не окажется дурным сном моего воспалённого сознания. Страниц в моем изуродованном блокноте после пробуждения не прибавилось.

Покинув каюту, моему взору предстала еще более удручающая картина: прогнившая до дыр главная палуба готова была в любой момент развалиться на куски, и не нужно быть экспертом в кораблестроении, чтобы прийти к подобному выводу. В такую ужасную погоду это корыто долго не протянет. Держа свой курс наверх, я не смог не заметить полной опустошенности этого судна. Тут вообще ничего не было, что очень сильно напомнило мне пляж. Каюта, в которой я проснулся была единственной на всю палубу. Создалось такое впечатление, что предварительно выпотрошенный корабль был спущен на воду в прощальное плавание ради своих же похорон, которые должны были пройти здесь, посреди забытых Богом мест, в этот жуткий шторм.

Оказавшись на верхней палубе, я был поражен этой разрушительной и внушавшей первобытный ужас силе. Небо раз за разом разрывало черные облака, выпуская на волю гигантские смертоносные ветки света способные вскипятить море, которое, в свою очередь, изо всех сил пыталось поглотить полумертвый кусок насквозь прогнившего дерева в бездонную пучину, обвивая его гигантскими языками своих соленых вод. Нет. В данный момент я боялся не смерти, но скорее того, что будет после, о чем, вероятно, меня так яростно и безудержно пытались предупредить силы природы.

Несмотря на сильную качку, перемещаться по кораблю было, на удивление, несложно, да и возвращаться в грязную каюту у меня не было никакого желания, поэтому я решил остаться здесь и приготовиться к худшему. Бежать от судьбы – бессмысленное занятие. Я был готов умереть… Подойдя к носовой части судна, чтобы в последний раз взглянуть на море, я зажмурил глаза, в надежде вспомнить хоть что-то значимое из своей жизни. Первым делом хотелось вызвать в воспоминаниях лицо матери, которое, судя по тому, что я даже не помнил какой у нее был цвет волос, испарилось из моей памяти уже, кажется, множество столетий назад...

Открыв глаза, обнаружив, что все утихло, я безутешно взглянул на морскую гладь, которая всем своим безмятежным видом, будто бы напоминала, что продолжительное листание едва ли уцелевших страниц моего прошлого ни к чему не привело. Пусть от шторма не осталось и следа, а корабль, кажется, вышел неожиданным победителем в этой неравной схватке, море по-прежнему отражало в своих черных водах всю ярость туч самых причудливых, но в то же время ужасающих форм, внушавших непередаваемый страх. Решив, однако, что страха недостаточно, они принялись обильно орошать меня черным дождем, родиной которого были, наверное, самые глубокие впадины этого забытого Богом места. Кажется, все говорило, нет, даже кричало о том, что Он никогда сюда больше не вернется.

Внезапно, я услышал противнейшее лязганье костей за моей спиной, после которого последовало разъедающее уши: «На самом деле… Его никогда здесь и не было!». Не знаю, что пробрало меня сильнее: неожиданное появление некоего создания в длинном оборванном балахоне, или же тот факт, что оно ответило на то, что даже не покинуло моих уст. Но факт был фактом: все мое тело онемело от ужаса. Какая жалость, что мой рассудок не постигла та же участь.

«Разве это не прекрасно? Не иронично? Именно то что у вас в голове, вся та сила… она и является самой слабой частью вас… самой хрупкой», – процарапал по моим ушам внезапно появившийся незнакомец.

Все страхи и тревоги проступили у меня на лице. Оно знало о чем я думаю. Мне оставалось лишь смотреть в черную дыру в его капюшоне, ожидая ответов на заполонившие мою голову безысходные мысли, которые, наверняка, показались бы здоровому человеку невнятным бредом психопата. Передо мной стояло высокое, худощавое создание, оно возможно могло прояснить, как я попал сюда и куда направляюсь, но страх перед тем, что меня ожидало сковывал так сильно, что я просто желал покончить со всем этим: утонуть в этом бескрайнем море.

«Многие так и поступают… даже в этот самый момент… я вижу… но вода теплая только вначале, а Город не так близко… особенно, если добираться до него… вплавь», – прошептало оно прерывисто, своим леденящим голосом, если это, конечно, можно было назвать шепотом... если это вообще можно было назвать голосом.

«Отделение души от плоти… процесс во всех смыслах непростой… вы забываете… забываете практически все… это путешествие… оно необходимо, чтобы вспомнить… и чем раньше, тем лучше», – продолжило оно.

Я наконец осознал, где нахожусь. Понял, что это за город и то, какая участь мне там уготовлена, но, как ни странно, страх больше не сковывал, или мне лишь хотелось так думать. Однако суд состоится в любом случае, необходимо было просто вспомнить…

Я вновь закрыл глаза, и я увидел, пусть это и были отрывки, но теперь я видел. Кусочки воспоминаний рано или поздно должны были собраться в картину… в поистине безобразную картину моего прошлого. Глаза мои открылись… Меня окружил густой туман, сквозь который, тем не менее, просачивался красный слепящий свет… Море кипело. Я уже совсем близко.

Весь мой путь, меня окружали лишь бесконечные черные воды, но теперь, чем ближе я подходил к Городу, тем обильнее они были усеяны тлеющими скалами, каждая из которых вспыхивала красным пламенем, будто бы чувствуя присутствие грешника, если корабль проходил слишком близко. Постепенно рассеявшийся туман открыл взору целый лабиринт из скал, который заканчивался у берега огромного пылающего города. Туман, вероятно, служил своего рода порталом, потому что иначе внезапное появление целой армады кораблей, я объяснить не мог. Они виртуозно лавировали между то и дело загорающимися, как фонари скалами, превращая городскую гавань в какое-то адское цирковое шоу. Чем ближе мы были к пункту назначения, тем сильнее был ужасный пронзительный гул, я никогда еще не слышал ничего более мерзкого, как будто тысяча истошных криков грешников смешались в один, способный, казалось, разъесть живого человека изнутри. С одной стороны хорошо, что мы были уже мертвы, но с другой, оставалось совсем немного до того момента, когда этот загробный хор пополнится новыми талантливыми участниками.

Горящий Город был воистину колоссальным, а ведь это можно сказали лишь про ту часть, которая была доступна глазу. Я ожидал чего угодно, но точно не этого. На высоте примерно 400 метров его обволакивали черные, не пропускающие свет, клубы дыма, скрывающие его высоту. Архитектура была поистине невероятной, и несмотря на всю общую безвкусность, если, конечно, ад можно описывать такими словами, безумный архитектор смог скрепить эти неподходящие друг к другу кусочки мозаики человеческой истории, весьма изящно. Огонь. Он связывал все эти нагроможденные постройки из самых разных эпох и континентов. Обугленные греческие пантеоны спокойно соседствовали с полуразрушенными средневековыми замками и готическими церквями, а поверх всего этого могли находиться совсем неприметные вечно тлеющие деревянные домики, которые, казалось, не имели принадлежности к какому-либо из стилей, послуживших вдохновением для этого грандиозного Города вечного суда.

Корабли подходили вплотную к городу, а гул был все более невыносимым. У берега я заметил обломки старых кораблей, и среди этой каши можно было различить уцелевшие куски испанских галер и даже мощные драккары викингов. Это бесконечное кладбище всем своим видом кричало, что вне зависимости от твоего вероисповедания, культуры, эпохи в которой тебе довелось появиться на свет, в конце твоего грешного жизненного пути ты окажешься именно здесь.

Не успев задать самому себе вопрос о том, какая сила превратила эти произведения корабельного искусства в кучу деревянных обломков, как тут же на этот вопрос из воды вырвались сотни 50 метровых ответов в виде гигантских черных щупалец диаметром примерно в 3 метра. Они крепко обхватывали все те судна, что были впереди меня, и с какой-то дикой, доселе невиданной мне силе начали швырять их к берегу как детские игрушки. Щепки летели во все стороны, и так пылающий Город вспыхнул еще сильнее, жадно приветствуя новую пищу…

«Пламя помогает вспомнить… неизбежный суд помогает вспомнить», – напомнил о своем присутствии перевозчик душ.

В этом не было необходимости, к этому моменту, я уже вспомнил большую часть своей жизни, а грехи сложно было пересчитать по пальцам. Закрыв глаза, я начал свою запоздалую исповедь. Я никогда не был верующим человеком, но мать всегда говорила: «Лучше поздно чем никогда, дорогой сын».

Ее лица я так и не вспомнил, однако на это у меня была еще целая вечность…

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Даниэль Аби-Фарражъ", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043d\u043a\u0443\u0440\u0441\u0440\u0430\u0441\u0441\u043a\u0430\u0437\u043e\u0432"], "comments": 1, "likes": 7, "favorites": 4, "is_advertisement": false, "subsite_label": "craft", "id": 55332, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Mon, 08 Jul 2019 15:43:17 +0300", "is_special": false }
(function(d, w) { var wrapper = d.getElementById('apost-tsr'), isMobile = w.matchMedia('(max-width: 400px)').matches, isArticle = wrapper.classList.contains('in-article'), gif = d.createElement('img'); gif.onload = function() { wrapper.classList.add('is-loaded'); }; gif.src = (isArticle) ? 'https://leonardo.osnova.io/b2b69d93-806a-d2f2-4697-577683765baa/' : (isMobile) ? 'https://leonardo.osnova.io/82f3c702-be47-2c95-ed12-15741ca2f2e9/' : 'https://leonardo.osnova.io/5121d3f7-d8f5-4cf1-7b61-a184c726c32f/'; }(document, window));
0
{ "id": 55332, "author_id": 15571, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/55332\/get","add":"\/comments\/55332\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/55332"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 87848, "last_count_and_date": null }
1 комментарий
Популярные
По порядку
0

Пройдя примерно 4.4 км))

Ответить

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovz", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-1134314964", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=clmf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudo", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "chvjx", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "chfbl", "p2": "gnwc" } } } ]