Жизнь
Ilya Scherbakov

«Рестлер, клоун, комик». Уильям Ригал и его трудная дорога к славе

История одного из самых недооцененных рестлеров, прошедшем путь от провинциального самоучки до звезды WCW и WWE. История, после которой вы скажете: «Как же скучно я живу…».

«Я не такой старый, как вы думаете, просто я давно занимаюсь рестлингом», представляется публике Стивен/Уильям Ригал, урожденный Даррен Кеннет Мэтьюз. Человек, одинаково любящий рестлинг и английский юмор, отчего считающий себя не просто рестлером, а актером на ринге.

Даррен родился 10 мая 1968 года в маленькой деревне Кодсолл Вуд в центре Англии в Стаффордшире. Дыра дырой. «Одноэтажная Англия», словно в сериале This Country. Событий почти не происходит. Все сидят дома и смотрят ящик. Сидел у ящика и молодой Даррен. Разве что он смотрел рестлинг. Смотрел каждую субботу в 16:00 на канале ITV World of 'Sport.

Подборка британского рестлинга с ITV

Даррену Мэтьюзу было на кого ориентироваться по жизни. Его отец – строитель, настоящая соль британской земли. Его он мало когда видел НЕ в строительной робе. «Он самый добрый человек. В наши дни ему не нужно работать, но он все еще работает. Он все еще встает рано утром и не останавливается весь день. Если бы он не работал, он бы не знал, что с собой делать. В последнее время у него проблемы с ногой и рукой, но его ничего не останавливает. Я видел, как он копал одной рукой». В своей карьере рестлера Даррен решил придерживаться тех же правил.

«Я стал борцом не потому, что хотел быть богатым и знаменитым. У нас и без того все было хорошо. Более того – когда я стал рестлером, то я стал бедняком. Все ожидали, что унаследую строительный бизнес отца, но я знал точно, что никогда не смогу работать на постоянной работе. Иногда я видел, как неуважительно некоторые заказчики относятся к отцу. Я собирался стать борцом, и это все, что мне нужно было сделать.

«Меня заинтриговала вся эта драма и театральщина. Меня не волновали все те люди, называвшие все это guilty pleasure для идиотов. Меня зацепило и не отпускало больше никогда».

Уильям Ригал (Даррен Мэтьюз)

Если кто-то думает, что в Британии рестлинг был периферийной развлекухой, то он заблуждается. Такого же развития, как в США, он не получил, но частью британской культуры безусловно стал. Мэтьюз рассказывает, что в 1960-х годах серия матчей между Миком МакМанусом и Джеки Пальо, проводившихся перед финалом Кубка Англии по футболу, привлекла больше зрителей, чем сам финал – 11 или 12 миллионов. Одна пятая населения. На рестлинг захаживали даже королева Елизавета, принц Филипп и Маргарет Тэтчер.

Пальо против МакМануса

В 60-80 года в Британии в основном рестлингом заправляли промоутеры Оррик Уильямс и Брайан Диксон. У Уильямса, говорит Даррен, кого только не было, например, Эдриан Стрит, выступавший в глэмовом женоподобном образе ещё тогда, когда никакого Голдаста не было даже в проекте.

Эдриан Стрит среди фанатов

Едва ли не с самых первых рестлинг-шоу, которые юный Даррен смотрел по телевизору, ему начали импонировать хилы – плохие парни на ринге. Именно хилом станет и он сам. Но сперва нужно было попасть в этот бизнес.

Где дверь в британский рестлинг?

Место, где она есть, в Британии тех лет вам назвали бы только по знакомству. Даррену в этом помог дядя, переговоривший о своем племяше за пивом с одним из инди-промоутеров Вулверхэмптона, который боролся сам, а также устраивал соревнования на провинциальных ярмарках. «Я встретил этого парня и начал вместе с ним монтировать ринг – традиционная первая работа для любого, кто только входит в этот бизнес». Затем Ригал познакомился с некоторыми действующими рестлерами и уговорил их давать ему уроки, когда предоставлялась возможность. «Когда я был моложе, я немного занимался дзюдо, получив опыта ровно столько, чтобы уметь правильно падать. Больше я ничего не знал, поэтому начал разбираться во всем сам, методом тыка»

Попутно Даррен начал качать железо – массу тоже нужно было набирать. Но масса массой, а один из основных элементов в рестлинге – это падения. Их Даррен начал отрабатывать сам, перед этим осмыслив на примере других борцов, за которыми наблюдал. Отрабатывал без тренера, в саду собственного дома. «Я сделал каркас из дерева два на два, положил сверху два листа фанеры восемь на четыре и поверх них одеяло, чтобы получился ринг, и падал на него, пытаясь делать это правильно».

Даррен Мэтьюз - первые шаги

У Мэтьюза способностей к спорту не было вообще. А это автоматически означало, что «рестлером экстра-класса» ему, самоучке, не быть. Например, когда он пытался летать в духе луча-либре, то смотрелось это так, как будто один грузчик скидывает другому пыльный мешок с цементом. Причем, промахивается, попадая не в руки. Так что преподносить себя надо было как то по особенному. Идея была найдена – Мэтьюз решил развлекать народ, для чего нужно было делать эффектные правдоподобные промо. Иными словами, ему надо было становиться профессиональным актером.

Для рестлинга это подходило, пусть и в те времена рестлеры соблюдали кейфеб и отстаивали легитимность своего вида спорта. Мэтьюз подчеркивает, что «результат в поединке рестлеров оговорен заранее. Но это не фейк, потому что все удары и прыжки, как бы ни рассчитывалась сила, настоящие. От них больно, поверьте. Когда мужик под 130 кило живого веса приземляется на вас с высоты, то это, поверьте, больно. И ему, и вам. Да, все говорят, что рестлеры падают тоже особым образом, снижая болевые ощущения до минимума. Это так. Но, во-первых, этому тоже нужно учиться, а во-вторых, когда в самом матче надо сделать много всяких вещей, когда нужно переключаться с одного на другое, что-нибудь обязательно останется вне вашего контроля. Так Поэтому всегда держать все под контролем, включая падения, вы точно не сможете».

Блэкпульская школа жизни

…Блэкпул – исконно курортное местечко в Англии. Культурных достопримечательностей в нем, правда, раз-два и обчелся, но «Золотая миля» окупает все сполна. Это территория между северным и южным пирсами, где с 19 века строились аттракционы. А они, в свою очередь, притягивали к себе многочисленные бары и барчики, игровые заведения, в общем, все, что этому сопутствует.

Самый большой парк аттракционов в Блэкпуле – так называемый Pleasure Beach на территории «Мили». Посреди американских горок и водных аттракционов там притаился и шатер с ярмарочным рестлингом. Там, как и на «французской борьбе» в дореволюционной России, рестлеры бросали вызов всем, кто желал с ними посоревноваться. И вот как-то вечером вызов принял молодой пятнадцатилетний парнишка Даррен Мэтьюз.

В первом матче противником Даррена стал Полковник Броуди – британская ксерокопия Сержанта Слотера с усищами Железного Шейха.

Служивый так выстегал зеленого пацана-самоучку, что его первый матч мог быть и последним. Но не стал, потому что в следующие выходные Даррен вернулся на «Золотую Милю» вновь. И снова был жестко бит. Так повторилось несколько раз. Через несколько недель несгибаемый юнец заработал авторитет и был принят в стаю, возглавляемую промоутером Бобби Бэроном.

Матчи, в ходе которых претендент из толпы принимал вызов рестлера, состояли из трех раундов по 3 минуты каждый. Претенденты получали по 10 фунтов стерлингов за каждый раунд, в котором они продержались на ногах. А если простояли все три или же и вовсе победили (рестлеру достаточно было не встать на счет «10»), то награда составляла 100 фунтов стерлингов.

Раунды? Какие ещё раунды?

Дело в том, что рестлинг в Британии пытались скрестить с правилами бокса. Это был так называемый свод правил адмирала-лорда Маунтевана. Появились они не просто так. Консервативные англичане поначалу не приняли рестлинг, заклеймив его «фальшивкой». В итоге барон Эдвард Эванс Маунтеван решил немного приземлить рестлинг на британскую почву, внеся в него новые трактовки. Они касались приемов, способов получения победы, а также и хода матчей, которые состояли из нескольких раундов, содержали публичные предупреждения судей за нарушения правил и заканчивались нокаутами и нокдаунами. В общем, как в боксе.

Поиск желающих зайти на ринг происходил так. Ринг-анонсер брал микрофон, и, словно зазывала из бара Titty Twister, орал: «Мы ищем бойцов. Всех, кто умеет драться. Нам нужны боксеры, борцы, дзюдоисты, каратисты и всякие извращенцы, Лейн Фэйрклаф, одним словом, все, кто умеет драться!».

Борцы, которые принимали вызов, обычно носили маски. Во-первых, это придавало им угрожающей таинственности, а значит, пугало претендента. Во-вторых, если на шоу возникали неприятности с приездом полиции, то никто не знал, как выглядит рестлер. Мало ли что может случиться. Маску носил и молодой Даррен Мэтьюз, в доказательство чему в интернете есть соответствующий ролик.

То, что на нем именно он, сам Мэтьюз подтвердил в твиттере.

Закончив школу, Даррен поработал на отца и окончательно посвятил себя рестлингу, переехав в Блэкпул. Он выступал не только на «Пляже удовольствий», но и перед туристами. На этот счет у Бобби Бэрона тоже был договор с турагентствами, которым он предложил рестлеров в качестве своего рода массовиков-затейников.

«Бродячая» школа рестлинга была сурова. Некоторые «наставники» излишне усердствовали, особенно «дедовавший» на ринге и за его пределами Дейв Дюран, любивший сознательно причинять коллегам боль и не гнушавшийся вымоганием денег у некоторых борцов, включая Даррена. У которого их и без того не было. В межсезонье Даррен даже устроился на блэкпульский машиностроительный завод, но ушел в первый же день, не вынеся монотонной работы на конвейере.

Вскоре настал очередной сезон выступлений. Дейв Дюран, потребовавший у Даррена часть его зарплаты в обмен на работу на ринге вполсилы, начал усердствовать ещё сильнее. Все потому, что никаких денег Даррен ему давать не собирался. Расплатой за ежедневную жесть от оборзевшего старожила стала постоянная боль в пояснице и ногах, кровохарканье и боль в шее. Последнее ему ещё аукнется. Вот в таком виде.

Тело говорило «нет», но спас случай. Дюран ушел работать на неделю куда-то ещё, а на смену ему пришел приятель Даррена, позволивший ему на ринге выглядеть показать себя во всей красе. Казалось, что это увидит промоутер и поднимет, наконец-то, Мэтьюза по служебной лестнице, но тщетно – вернувшийся спустя неделю Дюран вновь начал вышибать дух из молодого.

Нужны были деньги и Мэтьюз устроился швейцаром с силовыми полномочиям в клуб Tangerine, солгав, что работал вышибалой раньше. Работать в клубе ему нравилось, благо, он поднакопил денег. А в 1986 году он встретился с одним из самых уважаемых людей в британском рестлинге – Максом Крэбтри, который предложил ему работать на него и «бросить, наконец-то, эти ярмарочно-балаганные представления».

Если учесть, что Макс предложил талантливому и настырному самоучке «целый настоящий спортзал», то Ригал чувствовал себя кем-то вроде рекрутом из бедной семьи, который, призвавшись в армию, наконец-то начал есть трижды в день.

Макс Крэбтри был первым уважаемым человеком в британском рестлинге, с которыми работал молодой Даррен Мэтьюз. Именно работая у Макса Крэбтри Мэтьюз стал тем, кем его узнают в WCW и WWF – Стивом Ригалом.

Мэтьюз перед подписанием контракта с WCW

Рождение Ригала. Пока ещё Стивена

Однажды Даррену попался на глаза журнал о рестлинге, в котором была статья про американского борца по имени Стив Ригал. Имя понравилось, оно отлично звучало. «Я никогда не мечтал, что когда-нибудь буду бороться в Америке, так что наткнуться на первого Стива Регала не было проблемой. Но когда я приехал в США, то Ригал уже закончил».

В 1986 году новоявленного Стива Ригала показали по телевидению – в матче против Марти Джонса.

А вскоре Ригал выступил в команде с Большим Папой – суперзвездой британского рестлинга, чьими персональными поклонницами были Маргарет Тэтчер и королева Елизавета. Борцом он был так себе, но обладал харизмой, что выражалось в командных боях с его участием; его напарника до полусмерти избивают, а потом выходит он и ушатывает двоих негодяев, осмелившихся так поступить с его напарником.

Большой Папочка

Вскоре Даррен, постепенно свыкавшийся со своим новым именем, перешел на работу к независимому промоутеру Брайану Диксону. С ним работали рестлеры, у которых многому можно было научиться: Дейв Тэйлор, Пит Робертс, Терри Радж, Джонни Саут и Рэй Стил. Но главное, чему научился новоявленный Лорд Ригал, это умению работать в длинных матчах, не давая при этом людям заскучать. Он рассказывает, что большинство матчей в Англии шло по 5-6 пятиминутных раундов. Чтобы заинтересовать людей, нужно было выучить много ходов.

«Рестлинг – это драма высокого полета, а в любой драме важна психология. И мы делали упор на рассказывание истории, являющейся важной частью хорошего поединка. Я научился рассказывать историю боя, выстраивая её до тех пор, пока на финише народ не сойдет с ума от восторга». По мнению Мэтьюза, хорошего рестлера видно по его взаимодействию с фанатами; все остальное – бонус. Таким, по его словам, был Эдди Герреро. Некоторые могут делать прямо противоположные вещи тем, которые должны, но если с публикой есть связь, то на это закрывают глаза».

Брайан Диксон всегда говорил Ригалу: «Ты должен показать больше». Он имел в виду, что нужно больше работать с толпой. И лучшим местом, где можно отточить навыки работы с толпой, стали вечера пантомимы и актерского мастерства на курортах Butlin's». Их посещение стало для Ригала прекрасной возможностью стать не просто рестлером, а настоящим «спортивным актером». «В настоящее время все сводится к развлечениям, и именно поэтому я хорошо это могу – ведь все эти годы я упорно тренировался».

Первые выезды. На карандаше у Винса МакМэна

К началу 90-х рестлинг в Великобритании постепенно исчезал с телеканалов. Это сильно ударило по доходу многих рестлеров, популярность которых поддерживалась во многом за счет телевидения. Посещаемость шоу падала, и многие рестлеры начали искать постоянную «обычную» работу. Но не Ригалу, к тому времени уже начавшего выступать за границей.

Сначала все началось с выезда в Париж в 1988 год. Там его удивил ринг посреди большого плавательного бассейна, поддерживаемого четырьмя квадратными поплавками в четыре фута, по одному на каждом углу, куда борцов доставляли на лодке. Один раз ринг поставили даже посреди бухты Сен-Тропе.

Потом Германия. Тамошний рестлинг отличался от британского. В Германии устраивались турниры, где все боролись со всеми с начислением очков (в финал выходили двое рестлеров с наибольшим их количеством), а, следовательно, приходилось работать каждый вечер перед одной и той же толпой. Дополнительный повод прокачать навыки внесения разнообразия в матчи. «Все знают, что «Битлз» именно в Германии научились своему делу, и здесь я делал то же самое». Следом – ЮАР и Бельгия, куда Ригала и ещё нескольких британцев позвал рестлер Франц Ван Бюйтен (отец того самого футболиста).

В 1991 году Ригал зависал в Блэкпуле, когда ему доставили…письмо от WWF. Его приглашали на просмотр в Альберт-Холл, где в октябре должно было состояться выездное шоу Федерации. Такой царский подарок ему устроил Терри Радж, многолетний партнер по рингу, у которого были подвязки в WWF. Однако с первого раза с компанией, где в итоге Ригал найдет свой дом, ничего не заладилось. Зато заладилось с главными конкурентами империи МакМэна.

В ожидании оффера WCW

До WCW Ригалу вновь пришлось попахать на родине на промоутера Брайана Диксона, который и пробил ему место в туре WCW по Европе. После него многие известные рестлеры принимавшие в нем участие высказались за подписание Ригала. Это были Скотт Холл (ранее Стив пересекался с ним в Германии, откуда Холл был родом), Арн Андерсон, с которым Стив подружился, Ларри Збышко и братья Штайнеры. Но для подписания нужен был разговор с боссами, который обещал Стиву провести Гризли Смит, отец Джейка «Змея» Робертса и один из тогдашних агентов WCW. С учетом того, что предложения от WWF Стив тоже ждал, он решил присоединиться к тому, кто первым скажет «да».

В ожидании оффера от WCW или WWF Ригал поехал на три недели в Индию. По его словам, в жутко бедную страну, в которой рестлинг по популярности уступает лишь крикету. Там его приняли, как короля. По всему Нью-Дели были его фото высотой в 4,5 метра, нарисованные вручную.

«Индия – страна возможностей», говорит Ригал. «Возле отеля была мастерская портного, где я заказал несколько брюк, аналогичных тем, что у меня были. Я попросил сшить 5 пар, портной назвал цену около 12 фунтов за 1 пару, что было смехотворно мало. Он упал на колени и начал целовать мои руки за такой царский заказ. В итоге, чтобы дать ему заработать, я заказал у него несколько рубашек и кожаных курток для себя и для жены».

После Индии Ригал снова съездил в Германию, где выступал на базах британского военного контингента. На одной базе один из солдат сказал нам: «Ребята, вы молодцы. У нас тут все выступают; комики, певцы, все, кто угодно. И ты продержался дольше всех. Обычно через десять минут мы их выдавливаем – пивными банками закидываем. Неважно, кто они. Но тебе удалось все сделать так, что в тебя ничего не прилетело».

Вскоре Ригал отправился в Египет, где чуть было не стал персонажем фильма «Полуночный экспресс» (да, я в курсе, что там речь о Турции, важен сам факт). Увидев в продаже стероиды по сказочно низким ценам, Ригал закупился ими от души. Однако в аэропорту его арестовали. Суть в том, что дешевизна лекарственных и других препаратов была обусловлена правительственными субсидиями, чтобы их могли покупать малоимущие. А если покупает иностранец, да ещё вывозит за рубеж, то он нарушает закон и ворует у египетского народа. И вот на досмотре в аэропорту, сумку с инсулином у идущего впереди пассажира вывернули наизнанку. То же сделали и с багажом Стива, который уже приготовился к отсидке в какой-нибудь жуткой местной тюрьме. Но в итоге дело было улажено за взятку.

…Время шло, а предложения от WCW все не было. Тогда как надо было поторапливаться. Кому был нужен рестлер, у которого к тому же начинались проблемы со спиной и которого мучали простреливающие боли в ногах? И в одной из очередных немецких поездок Стив пересекся с Рипом Роджерсом, американским рестлером, который посоветовал ему отправить письмо новому менеджеру WCW – Биллу Уотсу. Да ещё и посоветовал, как правильно написать. Результат был достигнут – вскоре Ригалу позвонили от Теда Тернера.

В январе 1993 года Стивен Ригал вылетел в США на подписание контракта с WCW.

Hello America! (читать главу под одноименную песню Def Leppard)

Когда я приземлился в Атланте, реальность была шоком. Не было ни ярких огней, ни желтых такси, ни явного гламура. И тротуаров тоже, что было странно. Я был удивлен, что в аэропорту меня не встретили представители WCW. Я бы узнал, что с точки зрения организации WCW в этом нет ничего необычного.

Первым, чем Ригал занялся в США, так это оттачиванием своих навыков на микрофоне. Студии и офис WCW находились в центре CNN в Атланте, и все они принадлежали Теду Тернеру. Там Ригал проводил все выходные, работая на камеру, как профессиональный актер. Он хотел быть лучшим, заходя со своих козырных карт – артистизма.

Билл Уоттс долго во главе WCW не продержался и его увольнение Ригала очень испугало. Уоттс ему понравился, ведь он олицетворял старую школу во всех смыслах слова. Кейфеб для Уоттса был всем. Борцам запрещалось вместе тусить, особенно фейсу и хилу – фанаты не должны видеть, что на самом деле они НЕ ненавидели друг друга на ринге.

Но, по мнению Ригала плохого в этом нет ничего. Не стоит делать вид, что рестлинг реален на 100%. Иначе вы будете держать людей за круглых идиотов. Но нужно сделать так, чтобы фанатам было как можно проще вырвать даже самые малейшие ростки недоверия. «Я думаю, это должно быть похоже на работу фокусника. Волшебники не говорят о том, как они выполняют свои трюки, и, на мой взгляд, борцы должны быть такими же». Этим Уоттс и понравился Стиву. Даже несмотря на то, что по блату проталкивал на ринг своего сына Эрика, ни черта в рестлинге не понимавшем.

Оле Андерсон, пришедший на смену Уоттсу, тоже в WCW долго не проработал, так как его ненавидел Эрик Бишофф. Ну а коли так, то Стив подумал, что скоро вышвырнут и его. Он не расстроился: 1 500 долларов в неделю разлетались на поддержание штанов. Думать о каких-то высоких заработках пока было рано, и даже на гастролях Ригал получал больше.

Ригал решил что-нибудь предпринять и поговорил с Биллом Данди, одним из агентов WCW, сказав ему, что хочет стать хилом и в этом качестве от него будет толк. Причем хилом «комедийным». «Английским» хилом, которого никогда ещё не было. Идея была принята. Вскоре Дасти Роудс, бывший тогда букером WCW, официально дал добро на появление Лорда Стивена Ригала.

Попав в WCW, первое, что начал делать Ригал, это учиться у всех, у кого можно. «Любой рестлер, кто искренне любит свое дело, смотрит матчи коллег, чтобы обучиться новому и узнать как можно больше. Правда, не все так делают. У некоторых молодых ребят только слава на уме. Но так было не всегда. У Билла Уоттса было правило, что до мейн-ивента никто не уезжает. Многие этого не понимали, а зря: чтобы рано или поздно самим стать участниками главного матча вечера, надо было посмотреть на то, как работают те, кто там находится сейчас. Да, и ещё – вы должны быть готовы к работе всегда. Находясь на шоу, вы можете попасть в мейн-ивент совершенно неожиданно. Вот почему всегда нужно держать нос по ветру».

«Мы работали в Джорджии, Алабаме, Флориде и Каролине перед людьми, которые выросли на реслинге из NWA и Florida Promotions. Это означало, что им понравился мой стиль борьбы. То, что делал я, было полной противоположностью борцам, выглядевшим, как герои мультфильмов».

Уильям Ригал (Даррен Мэтьюз)

В свое первое телевизионное появление в ранге рестлера WCW Ригал выступил с «аристократическим» промо и оно сработало. Сейчас ему на эти интервью смешно смотреть, но что делать, когда национальные стереотипы идеально доносят суть персонажа? Ригал говорит, что косил под британского комика Терри-Томаса.

Впрочем, у него в арсенале было полно комедийных приемов – Стив был во всеоружии, если дело касалось специфичного юмора и актерского мастерства, как части британской культуры.

Первым титулом Стива в WCW стал пояс телевизионного чемпиона. Пояс «смертельного поцелуя». Это означало, что его обладатель должен был много работать, выступать на каждом телешоу, защищая его. А то и драться трижды за вечер, если записывалось три программы. Но это было погружение в практику на все 120% - ведь вызов телечемпиону бросали все рестлеры, включая лучших, поработать с которыми англичанин счел за честь. Например, Рикки Стимбот. Ну а вскоре, в статусе «пробившегося парня», Ригал уже блистал на гастролях в Великобритании в качестве одной из звезд WCW.

Телевизионный чемпион

Дорожные похождения

В WCW, тем временем, Билла Уотса сменил Эрик Бишофф. Положение рестлеров стало улучшаться, в частности, Ригал с семьей получили грин-карты. Столь царским подарком новый босс замотивировал новичка, первый матч которого в его первом британском турне был против самого Рика Флэра, «бороться с которым то ещё испытание, но вместе с тем и большая честь».

Турне прошло удачно, если не считать двух моментов: того самого эксцесса с дракой Арна Андерсона и Сида Вишеса, устроившими сеанс фехтования ножом и ножницами, а также пьяных выходок Брайана Ноббса и Джерри Сагса. Nasty Boys постоянно ставили всех и вся на уши. Одной из их любимых выходок (то же самое отмечал и Эдди Герреро) было бегать голыми и орать, уподобившись обезьянам.

Ригал прозвал эти гастроли «адским автобусом».

Именно в этих поездках на автобусе начался по-настоящему серьезный роман Ригала с выпивкой. «Я никогда не пил по-настоящему. Пинта или две «Гиннесса» в год. По правде говоря, меня отучили от бухла мама и отчим, которые сильно поддавали – уж слишком я видел много последствий, когда проводил с ними время».

Первые дни в WCW. В центре - Стив Остин

Другой прикол приключился с Ригалом, когда он со Стивом Остином и Миком Фоли приехали во Флориду. Остановившись в отеле и выйдя на пляж, они увидели, что женщин на нем почти нет. Один парень обнял другого и несколько парней в розовых и желтых стрингах, смазывающих спины друг друга маслом. Ну, вы поняли. Но что самое интересное, «Стив и я выглядели так, как будто мы тоже из этих. Светловолосые, в аккуратных поло, в шортах». В общем, они попали в центр гей-квартала флоридского Форт-Лодердейла. Им пришлось гулять только втроем, причем Мик Фоли, брутальный бородач, на привлекательного мужчину не тянувший, всегда шел между Ригалом и Остином, чтобы никто не подумал, что они пара.

Вскоре Ригал поехал в Японию, в рамках партнерки между WCW и NJPW Антонио Иноки. Иноки очень хотел победить одну из американских звезд WCW – ей стал Ригал, посчитавший бой с таким человеком за честь. После этого WCW подписала контракт с NJPW на огромная сумма денег на обмен талантами. NJPW была самой большой и самой прибыльной борцовской компанией в мире. WCW получило солидного партнера, а Ригал – товарища, на которого всегда мог рассчитывать, если приезжал в Японию. И именно в Японии Стивен придумал один из своих коронных приемов – Regal Stretch.

Молодые аристократы Пол и Стив

В начале деятельности WCW в ней дебютировал Пол Левек – будущий Игрок. Ригалу он понравился: У него было настоящее желание преуспеть и любовь к этому делу. Мне нравятся все, у кого это есть. Сам Пол дорожил знакомством с Ригалом и активно учился у него. А вскоре Рик Флэр который в то время был главным букером WCW, решил, что Ригал и Левек станут командой. Благо, у Пола тоже был гиммик аристократа, а значит, вместе они должны смотреться великолепно.

«Мы дебютировали на субботнем вечернем телевидении. Перед выходом мы оба стояли перед зеркалом, любуясь своей новой шикарной одеждой. «Видели бы вы себя со стороны – такие дятлы, что капец просто!!!», - смеясь, сказал проходивший мимо Арн Андерсон».

Выступать вместе им понравилось. Вот только Пол очень быстро ушел в WWF, так как его не устраивали условия в WCW. Ригал не пошел вместе с ним – у него был гарантированный контракт с хорошими условиями, которым он дорожил. Главный букер Рик Флэр был в ужасе – у него были планы сделать Ригала и Левека чемпионами в командных боях. Теперь надо было искать замену. Как и в случае со своим гиммиком, Ригал нашел выход. Он попросил Флэра привлечь в команду Бобби Итона – он будет играть алабамского реднека, которого он, Ригал, превратит в британца «Графа Роберта из Итона». Вскоре к ним присоединился «эсквайр Дэвид Тэйлор». Так появилась группировка The Blue Bloods.

Рестлинг голубых кровей

Для того чтобы нарядить новоявленных аристократов соответствующим образом, Ригал и Итон отправились в Disney's Epcot Center в Орландо, где есть британская секция, в которой они приобрели нужные наряды. Что касается сегментов шоу, то народу показывали, как Ригал водил простолюдина Бобби к портному, на курсы ораторского мастерства и даже на маникюр. Наконец, Итона посвятили в рыцари. Наблюдая сие, Ригал плакал от умиления, что выглядело очень смешно.

Новоявленные лорды веселились не только на ринге. С Бобби и Стивом отсняли ряд эпизодов, которые поставили в начале шоу. С особым теплом Ригал вспоминает экскурсию двух напыщенных британцев по улицам Лос-Анджелеса. На месте, где Хью Грант был пойман во время орального секса с проституткой, Ригал высокопарно проклинал «этого грязного мерзкого бабника». Но это ещё что, ведь следующим объектом экскурсии был дом О'Джей Симпсона. Ригал и Бобби встали перед ним, после чего Ригал обрушился с проклятиями на всех, кто «проезжает мимо этого дома и пялится на него». В это время мимо дома и впрямь проезжали люди – проезжали и кричали двум рестлерам, чтобы они оставили эту семью в покое.

Путешествие в страну кайфа

…В 1995 году Ригал повредил колено во время матча с Крисом Бенуа в Японии. Повредил, что обидно, не в бою – поскользнулся на пролитой воде за рингом. Колено сильно распухло, и врач прописал ему обезболивающие. Это и стало началом долгого романа Стива с веществами.

Гидрокодон, который ему прописал врач из-за колена, стал вторым препаратом в арсенале Ригала. Первым был валиум, который Стив пил из-за бессонницы, с которой боролся годами. Вскоре, таблетки он начал принимать куда чаще, чем по расписанию – просто от нечего делать. Запивалось все это красным вином, которого Стив мог употребить совсем не в аристократических дозах – до 4 литров в день. Вопрос, когда у него начнут обостряться отношения с семьей, стал делом скорейшего времени.

Как говорит он сам, увеличившиеся дозы привели к тому, что «сколько бы я не принимал таблеток, мне казалось, что эффекта ноль». Он их не просто принимал, он жрал их во всех смыслах этого слова. Но вскоре вернулся на ринг. Колено до конца вылечено не было.

Ваш мозг говорит вам – тебе не обойтись без таблеток. Как только ты перестаешь слушать свой мозг и хочешь завязать, начинается ломка. С таблетками лучше работается на ринге. «Однако работу я не виню», говорил Ригал. «Я виню только себя за то, что делал. Ещё бы, ведь все дерьмо, когда закинешься, уходит. Все, что вы помните, - это пять минут, когда вам стало хорошо».

Вскоре у него развилась высокая терпимость к обезболивающим, эффект от которых Ригал перестал ощущать. Выход из положения он решил найти сам, смешав обезболивающие с сомой – миорелаксантом. Смесь вышла ядерной: «это было похоже на ракетное топливо. Я чувствовал, что могу покорить мир. В первый раз, когда я это сделал, это было лучшее, что я чувствовал за всю свою жизнь».

Ригал открыл Ящик Пандоры. «В течение двух недель я принимал по два обезболивающих и по две сомы за раз. Эффекта хватало на 20-30 минут». Но проходило ещё полчаса и Стив повторял дозу. Разве что на ринг под кайфом не выходил. Если выходил, то в этот день перед сном принимал ещё «два и два». Если не было под рукой валиума, то в ход шел ксанакс. Ригал ощутил себя настоящим алхимиком, смешивая и сочетая препараты в поисках «наркотического вышака». К середине 1995 года дело дошло до того, что он принимал по 30 обезболивающих и по 30 миорелаксантов в день.

Вскоре Ригал и препараты позвали в свою компанию третьего. Алкоголь. С пива Стив перешел на водку. Обосновал он это тем, что…скучал в Америке по своему милому провинциальному Блэкпулу. По футболу, регби, по национальной культуре, по старому доброму британскому юмору. В американский, который англичане называют «юмором в банановой кожуре» (мол, поскользнулся, упал и все ржут), он так и не врубился. А вскоре понял, что в образе Стива Ригала, который стал знаменит и которого стали узнавать на улицах и в барах, скучал по…Даррену Мэтьюзу. По себе старому. И когда из WCW ушел Стив Остин, с которым Ригал крепко сдружился, то Ригал совсем упал духом. Его психическое состояние стало беспокоить его жену. Ещё бы, ведь то он решал, что хочет что-нибудь поесть, и ставил еду в духовку, но не включал ее. В других случаях оставлял духовку включенной.

Он приналег на таблетки и выпивку с удвоенной силой.

Одного старого друга Стива заменили трое новых – Бобби Итон, Рик Флэр и Арн Андерсон. С ними Ригал понял, что «быть пьяницей и наркоманом не так уж и плохо». Алкотуры на четверых из города в город в свободное время стали обыденным явлением

В начале 1996 года на шоу Clash of the Champions Стив Ригал боролся против Криса Бенуа в «темном поединке»: для зрителей, но без телекамер. В итоге он повторно травмировал то же самое колено. Это был разрыв передней и задней крестообразной связок, после чего на лечение Ригала отправил лично Эрик Бишофф.

Свое возвращение Ригал отметил матчем с недавно появившимся в WCW земляком – ирландцем Фитом Финли. Матч закончился конфузом: Финли «по-настоящему» ударил Ригала по лицу. И это в то время, когда в WCW ещё была жесткая политика «никакой крови». Ну а после между ними состоялся довольно эпичный бой на парковке, после которого Фит в течение нескольких месяцев находил и выковыривал маленькие осколки стекла из-под кожи.

Вскоре Стив отправился в мировое турне, как телевизионный чемпион WCW. Это была его идея, так как букеры зашли в тупик в поиске подходящей для него сюжетной линии. Но это стало очередным предлогом для употребления наркотиков – в ту поездку он взял их с собой предостаточно. Пока что они не влияли негативно на работу.

Вернувшись домой, Ригала стала беспокоить его шея. А жуткая авария, в которую Стив попал вместе с Крисом и Нэнси Бенуа и в которой он чуть не погиб, боли в шее лишь усугубила. Но куда больше она отразилась на его психологических кондициях.

После аварии Ригал решил бросить наркотики, но его хватило на 8 недель. Затем попытался переломаться, отправившись к мануальному терапевту, в надежде, что тот избавит его от необходимости пить обезболивающие. При этом не тренировался и набирал вес. Он впал в настоящую депрессию: у него была жена и дети, любимая работа, но его ничего не радовало. Вскоре, правда, вкус к жизни вернулся, а вместе с ним вернулись обезболивающие и миорелаксанты.

На ринге Стив тащил на автопилоте. Вскоре ему прямым текстом было заявлено о необходимости сократить прием таблеток и мягко попеняли на потерю формы. А потом перевели в низ борцовского карда.

Трубач похоронного оркестра по его карьере уже начал «разогреваться». Остальные же музыканты пока не подъехали на место, так что время и шансы взять себя в руки у Ригала были. Ещё бы, ведь некоторых врачей, которые выписывали ему рецепты, начало нагибать ФБР – рецептов на наркотические средства становилось многовато. За малым количеством таблеток Стив решил заливать в себя все, что горит.

Аляска, сэр!!!

…В свой очередной визит в Японию Ригал не изменил своему меню из обезболивающих и алкоголя. Перед тем как сесть в самолет и прилететь в Детройт на очередное Nitro, он выпил пива и принял пару таблеток. Продолжил пить и в самолете. Ничто не предвещало беды, разве что приземлился Ригал не в Детройте, а в…Анкоридже, на Аляске, где сразу после прилета его оформили в камеру. Как он попал на край страны, Ригал не помнит до сих пор.

Ригал стал лихорадочно вспоминать, где он накосячил. Оказалось, что немного – всего-то обоссал салон и бортпроводницу, и то нечаянно. Вскоре после допроса его выпустили под залог. Уже в баре аэропорта, взяв пивка (вот уж воистину, горбатого только могила…), Ригал начал искать рейс в Денвер, чтобы долететь домой с пересадкой. На работу он мог не спешить, так как его отстранили без оплаты.

Ригал просидел дома семь недель. На горизонте маячил развод с женой и поиски «постоянной работы», которой он так боялся. «Я не думал, что жизнь может стать хуже. И ошибался».

Высмеивая Голдберга. Увольнение из WCW

Эрик Бишофф, судя по всему, решил расстаться с Ригалом. И поводом для этого стал его первый, после отстранения, матч. С Голдбергом, только начинавшем тогда свою победную серию. Матч должен был длиться 6 минут и прошел он отвратительно – Билл на ринге был дубьём. Случилось вот что…

«Я атаковал его, чтобы «делать матч». Я открывался ему, чтобы он контратаковал, а он не делал этого. Я начал говорить ему в открытую, чтобы он сделал то-то и то-то. Бесполезно», описывает Стив. После матча Голдберг в раздевалке произнес: «Мне очень жаль, - сказал он. «Я просто не знала, что мне делать». Затем вошел Эрик Бишофф и начал жестко разносить Голдберга. После он позвал Ригала для того же самого, на что Стив сказал: «Эрик, я же сам себя бить не могу. В чем я виноват? Как можно ожидать того, что человек, который никогда дольше полутора минут не работал, отработает целых шесть? Ну, естественно, что он не поймет, что ему надо».

Отставку отсрочила болезнь. Под Рождество 1997 года, находясь в Англии, он проснулся в жутком состоянии, с хлеставшей изо рта кровью. Оказалось, что он подхватил пневмонию. Ну а многочисленные обезболивающие так подорвали его иммунитет, что болезнь чуть не стала для него смертельной. Чуть отлежавшись, Стив решил найти своих старых английских друзей, которые могли бы снабдить его таблетками. Уж на родине ему ФБР бояться было нечего.

Первое, что он принял, это был гамма-гидрооксибутират. GHB. Самый жуткий, по его словам, наркотик. «Бобилдеры вам скажут про него иное, но будут неправы. Предполагается, что он увеличивает выработку гормона роста и сжигает жир. Все, что он делает, это облажает вас и разрушает вашу жизнь». Ригал убедился в этом на своей шкуре сразу же, устроив дома у свекрови в Блэкпуле жуткий скандал с угрозами проломить голову свекрови и тестю.

От родственников его увезли в больницу в состоянии зомби. Многое из того, что Стив делал в той поездке домой, он забыл. Потому что каждую свободную минуту он либо пил, либо принимал наркотики. Все знавшие его люди были в шоке от того, что перед ними – их старина Даррен.

Тем временем, его напарник по Blue Bloods Дейв Тэйлор ушел из WCW. Следующий на очереди был он сам. Нужно было искать новую работу. В WWF.

Переход в WWF

Из WWF Ригалу ответили хоть и расплывчатым, но все же согласием. Однако это ещё ничего не значило: Стив был растренированным и с горем пополам восстанавливался после пневмонии и очередного загула. Да ещё и контракт с WCW был составлен таким образом, что он не мог работать в течение четырех месяцев.

Но это все было полнейшими пустяками по сравнению с теми проблемами со здоровьем, которые Стив заработал. Ещё толком не отойдя от пневмонии, он подхватил вирусную инфекцию (так пишет он сам), отразившуюся на сердце, и вновь оказался в больнице. Как набирать форму для работы в WWF, контракт с которой Ригал подписал в 1998 году, было непонятно.

Подписание Стива было риском, на который Винс МакМэн все же пошел. На встрече перед Винсом сидел полудохлый бледный человек, кашляющий и еле ворочавший языком, да ещё и принявший перед несколько обезболивающих. Однако Винс решился, послушав, в том числе, Стива Остина и Джима Росса, высказавшихся в пользу Ригала.

7 мая обе стороны ударили по рукам, а 10 мая – свой день рождения – Ригал встретил кровавым кашлем. Кашель продирал сильно: выдав очередную кровавую струю, Стив окропил ею стену напротив. Праздник начался так себе, но Стив к этому уже привык. Привык к регулярным поездкам в больницу на процедуры. И к таблеткам, которые он щедро запивал спиртным. Вот и в этот раз, подписав контракт с WWF, он вновь разыскал очередного поставщика GHB и позволил себе ни в чем не отказывать. Но что интересно, Винс его не увольнял. «Он знал, что я хороший человек с серьезными проблемами. И он искренне хотел мне помочь». За терпение и помощь Ригал благодарен Винсу до сих пор.

Первый матч Ригала в WWF был на Raw с Дарреном Дроздовым – тем самым «Блевуном», как прозвал его Винс МакМэн в фильме Beyond the Mates, а также некогда третьим партнером «Дорожных Воинов».

Следующим был поединок с Тайгером Али Сингхом в Пенсильвании. По словам Стива, матч был ужасен. После этого его отослали в тренировочный лагерь WWF, чтобы он как можно скорее привел себя в форму. Вместе с ним там были Райно, а также Тест и Кристиан. Однако после повреждения лодыжки, во время лечения которой он налегал на морфий, все стало совсем плохо – Ригал слетел с катушек и стал жрать ренутриент. А во время кратких просветлений он стал записывать приходящие к нему идеи. На любую тему. В частности, о решении разного рода мировых проблем. Любых. Например, он «открыл» (он так думал) универсальное математическое уравнение, решающее любые человеческие беды и печали.

«Решив мировые проблемы, я выпил еще и потерял сознание. Проснувшись, я посмотрел на свое открытие. Это был полный п…дец. Страницы этого говенного потока сознания валялись по всей комнате. Все это было полным бредом конченого человека. Но когда я писал это, это имело для меня высокий смысл».

Уильям Ригал (Даррен Мэтьюз)

Так прошло два месяца. Когда с лодыжки сняли гипс, то Стиву позвонил Винс МакМэн и произнес спокойным голосом, готов ли тот к работе? Ригал, разумеется, не был вообще ни к чему готов. Но что он мог сказать ещё, кроме как «да»?

Вернувшемуся Ригалу придумали новый гиммик – брутального «настоящего мужика», на все руки мастера. Образ этот, придуманный Винсом Руссо, Стив ненавидел. Скажем так – сперва он облагородил на английский лад американца Бобби Итона, а теперь сам «обамериканился», став эдаким работягой от сохи, солью американской земли. В итоге новый образ заставил Ригала чувствовать себя жалким и нелепым, и, как следствие, искать успокоения в таблетках и выпивке.

Тот самый новый гиммик

Всё закончилось тем, что Стиву позвонил Брюс Причард, правая рука МакМэна, и сказал, пожалуй, самое страшное для всех, кто работает в коллективе. «Слушай, люди не хотят с тобой работать. Ты представляешь опасность для них и для себя. Тебе нужно пройти реабилитацию».

Стив отправился на лечение в заведение Anchor Hospital, специализирующееся на расстройствах поведения и лечения зависимостей людей разных возрастов. Ригал по-настоящему испугался. Он не хотел жить здесь в течение нескольких недель, да ещё следуя правилам – ведь правилам он не следовал с 16 лет, когда стал жить один. Но это было нужно – WWF нуждалась в нем, как понимал это он сам.

Сначала реабилитация не помогла. После двух недель у Ригала случился рецидив, после чего на работе ему строго-настрого посоветовали вернуться в реабилитационный центр. Он отказался, но вскоре вернулся туда вновь. Был январь 1999 года, а в апреле Винс МакМэн – после очередного рецидива – расторг с ним контракт.

Обратно в WCW

Стив понял, что на сей раз всё и впрямь зашло очень далеко. Нужно было приводить свою жизнь в порядок и начать стоило с поиска работы. О нем рассказали Эрику Бишоффу и он дал согласие на возвращение Ригала.

Пока контракт с WCW оставался неподписанным, Ригал тренировался в учебном центре WCW Power Plant, где, по его словам, молодые рестлеры серьезно давали ему по мозгам. Но это было нужно: «я позволял тренироваться молодежи и тренировался сам».

Ригал постепенно приходил в форму. А вот WCW наоборот, постепенно утрачивала её. В общем, Стив появился там не вовремя, аккурат во время чистки, устроенной Винсом Руссо. С Ригалом расстались в феврале 2000 года. Мотивировка – он не отрабатывал свою зарплату.

Надо было снова искать работу. В первую очередь, стоило вновь попытать счастья у МакМэна.

«Двуличный ублюдок» возвращается в WWF

В свой второй заход к МакМэну Ригал позвонил уже Полу Левеку, набравшему в компании определенный вес. Позвонив, сказал, что он уже давно чистый и с прошлым завязал. «Я сделаю все, что вы мне скажете. Просто дайте шанс. Право на шанс имеет каждый. А уж я то знаю, что я справлюсь».

7 марта 2000 года Стивен Ригал вновь был принят на работу в WWF, отправившись в Memphis Championship Wrestling – «территорию развития» WWF. Он дебютировал матчем с Крисом Бенуа на третьем ежегодном шоу памяти Брайана Пиллмана, с которым Ригал тоже дружил.

Стива подпускали к основе постепенно и даже пока не показывали по телевидению. Но как то раз МакМэн предложил Ригалу новый образ – чопорного англичанина, который будет читать американцам нотации о том, как стать более цивилизованными. И они будут ненавидеть его за это. Ненавидеть вдвойне, так как он чужак. Да, и ещё один маленький нюанс – зваться отныне он будет Уильямом Ригалом, так как Стивов в компании и так в избытке.

Своего рода знаком того, что Ригалу снова доверяют, стало его появление на двух «Рестлманиях»: WrestleManias X-Seven и X8. Оказаться на первом шоу он был рад ещё и потому, что там выступали Motorhead – одна из любимых групп Ригала. «Панк, мод ривайвл, ска, регги и соул - все это нравилось мне и до сих пор нравится. Но моя жизнь изменилась после того, как я впервые услышал Overkill. По-прежнему нет ничего, что заставляло бы шевелиться волосы на моем затылке, чем творчество Лемми Килмистера».

В WWF вернулся «настоящий двуличный, никудышный ублюдок, который сделает все, что я никогда бы не сделал в своей реальной жизни», рассказывает о своем экранном персонаже Ригал. «Он будет всхлипывать, унижаться, подлизываться к боссу, бить женщин, что угодно». Уильям блестяще вскочил на подножку поезда «Эра отношений» WWF, где мог в прямом смысле слова поцеловать в зад Винса МакМэна ради сохранения работы (Kiss My Ass Club) или же нарядиться танцовщицей из Лас-Вегаса на матч с Голдастом. Насчет переодеваний Ригал говорит, что «ногие парни относятся к себе слишком серьезно, но я воспринимаю это как комплимент, когда меня просят делать такие вещи». Этим он напоминает себе и всем, что он не просто борец, а ещё и актер. Этим он похож на знаменитого южноафриканского вратаря Брюса Гробелаара, который, пройдя войну, просто не мог воспринимать футбол серьезно. На настоящей войне Ригал не был, но и легкой его жизнь точно назвать нельзя.

Ну а одним из маниакальных желаний «двуличного ублюдка» Ригала всегда было «избиение Америки» на ринге. В очередной раз он сделал это, объединившись с канадцами Тестом, Кристианом и Лэнсом Штормом в команду Unamericans, а после составив со Штормом командный дуэт и дважды выиграв командное чемпионство.

Последний бой со здоровьем

Наркотики отпустили Уильяма. Но в тот момент, когда по экрану с хэппи-эндом должны были поползти финальные титры под счастливую музыку, его «драматический байопик» внезапно продолжился.

В конце 2002 года Ригал набрал хорошую форму и ни о чем, кроме проблем со сном, не беспокоился. Вскоре стоило бы побеспокоиться из-за учащенного пульса, но он не обращал внимания и на него. Ещё бы, ведь впереди было очередное платное шоу No Way Out, где Уильям и Шторм должны были драться против Кейна и Роба Ван Дама.

…В матче Кейн от души приложил Ригала об ринг. «Следующее, что я помню, я лежал на ринге и не обращал внимания на происходящее вокруг. Мне было хорошо, я бы умиротворен. Я даже подумал: «Хотел бы я так спать по ночам, с моей-то бессонницей…».

Ему то может было хорошо, вот только не судьям и персоналу, которые приводили Уильяма в чувство. Это было не столько из-за Кейна, сколько из-за того, что сердце Ригала слабело день ото дня. Да ещё и Кейн наградил Уильяма сотрясением мозга. Но по сравнению с тем фортелем, который выкинула нижняя часть тела Ригала, это было рабочей травмой. Нижняя часть его тела опухла до слоновьих размеров. «Мой живот и ноги были огромными. Я пришел домой во вторник и через два дня я весил 265 фунтов, что на двадцать фунтов больше обычного».

Сначала Уильям грешил на недавний вояж в Индию, где он мог подхватить какую-нибудь инфекцию. Но вскоре оказалось, что у него была хроническая сердечная недостаточность. Одна часть его сердца билась неправильно и не гоняла кровь по телу нужным образом. Ригал с ужасом понял, что он словно пакет с водой, готовый вот-вот лопнуть – весь его низ был налит кровью.

Надо было перезапускать сердце. Останавливать и заставлять биться вновь. Разумеется, что о рестлинге надо было забыть. Но он не купился на доводы врачей и решил не уступать судьбе, равняясь на отца, который до сих пор что-нибудь делает по дому, имея всего одну рабочую руку. Пока, однако, все зависело от докторов, и вскоре Уильям отправился на операционный стол. Отправился «на немножечко» умереть.

Ему остановили и перезапустили сердце. «Они сказали мне, что как только мое сердце восстановится, я проснусь. Следующее, что я помню, это я кричу, сидя в постели. Потом падаю и засыпаю. Когда я проснулся позже – я не уверен, сколько я спал – доктор сказал: «Теперь ты можешь идти домой ». Он сказал, что мое сердце вернулось в нормальный ритм».

Среди вероятных проблем с сердцем было злоупотребление наркотиками, о чем Уильяму сказали врачи. То сидя на койке, то вышагивая по больничному коридору, он понял, что время для «питья боржоми», как в той поговорке про почки, у него ещё пока есть. Это, что касается поддержания себя в форме. Если говорить про возвращение на ринг, то тут дело осложняли принимаемые им препараты для сердца. Среди них был один, разжижающий кровь, что автоматически означало, что ему нельзя не только сознательно «блейдиться» (резать лицо для имитации жесткого, вызывавшего кровь удара), но и просто быть осторожнее. Однако назад было решено не сдавать.

Следующий день после возвращения из больницы Уильям встретил в спортзале, на беговой дорожке. Надо было подыскивать подходящий режим тренировок. И он его нашел, решив сделать упор на тренинг с собственным весом. Его сэнсеем стал Мэтт Фьюри, тренировавшийся у Карла Готча – самого, пожалуй, знаменитого европейского рестлера. И большого фаната кардиотренировок. Именно акцент на кардио Фьюри доносил посредством своей системы до людей.

Ригал пересмотрел свои взгляды на работу врачей. Он говорит, что докторам проще нашпиговать вас лекарствами, а не выяснить, что на самом деле с вами не так. Проще говоря, если у вас из носа идет кровь, то в первую очередь поймите, почему она у вас оттуда хлещет, а не только лишь останавливайте её. Вскоре «заговор врачей» частично подтвердился: Уильяму не дали разрешения вновь выступать на ринге. Просто по соображениям безопасности его жизни. Однако все волшебным образом разрешилось…

Боб Кларк из WWE свел Ригала с кардиологом из Алабамы – доктором Моррисом. По словам Уильяма, он работал с рестлерами, а следовательно, лучше знал «специфику их организмов». Он обнадежил Ригала, сказав, что он может вернуться, но должен делать это постепенно. После 15 месяцев простоя для Уильяма эти слова были райской музыкой.

Возвращение Ригала на Raw состоялось 5 апреля 2003 года. Словно напоминая ему о том, что на ринге он всегда был не просто рестлером, а ещё и актером, Ригалу дали сюжетную линию с психически неполноценным «племянником Эрика Бишоффа – рестлером Юджином, с которым Уильям выступал в команде. Это был его старый знакомый – Ник Динсмор, которого сам Ригал характеризует очень хорошо. Не обошлось без ложки дегтя – от высокоморальных критиков им прилетела претензия, что они высмеивают душевнобольных.

Отметим фьюд Ригала и Юджина с группировкой WWE – Evolution. Причина – издевательства Игрока над Юджином, из-за чего Ригал, словно благородный странствующий английский рыцарь, встал за защиту «жалкого обездоленного парнишки».

Вскоре Ригал в очередной раз объединился с Крисом Бенуа против участников «Эволюции» Батисты и Рика Флэра на шоу Unforgiven. Ну а ещё одним значимым карьерным шагом стало завоевание командного чемпионства с Таджири, с которым у Ригала сложилась отличное взаимопонимание. Они выиграли титулы в матче с другими «иностранцами» – La Résistance.

«Моя уверенность в себе возвращалась на глазах», говорит Ригал. Ему начало казаться, будто этих 15 месяцев не было. Вернувшись на ринг в 2004 году, он закончит карьеру аж в декабре 2013 года матчем с Антонио Чезаро.

С момента своего возвращения Уильям переживал второе рождение на ринге и в жизни. Он словно наверстывал на высшем уровне (в WWE) то, что когда то упустил на нём ранее, по вине собственных глупостей и слабостей. На перечисление всех матчей и фьюдов Ригала после его камбэка понадобится отдельный рассказ. Его, разумеется, не будет. Это не специализированный сайт, а я рассказываю истории о людях, а не делаю статистические рапорты. Скажу одно – Ригал так и не завоевал главный титул WWE, чего заслуживал, пусть и не на очень долгий срок. Но зато в 2008 году выиграл очередной турнир «Король Ринга», в финале одолев СМ Панка. Тоже достижение. Причем, вполне себе британское по названию и церемонии награждения…

Были Интерконтинентальное чемпионство, пояса чемпиона Европы и чемпиона в «хардкорных» матчах без правил, а также неоднократное чемпионство в командных боях.

Командные матчи и определили дальнейшее будущее Уильяма в WWE. Юджин, британцы Пол Берчилл и Дейв Тэйлор (старый приятель!), японец Таджири, украинец Владимир Козлов и американец Скип Шеффилд – Ригал, боровшийся во всех крупных странах мира, словно соблюдал традицию быть человеком мира. Мира рестлинга, объединяющего всех, вне зависимости от национальностей. И как у любого путешественника, у него было, что рассказать, показать и посоветовать. На правах опытного ментора.

Делиться советами Уильям начал со Скипа Шеффилда, наставником которого (именно наставником в карьере, а не только тренером) он стал. «Кажется, у меня есть талант помогать и обучать людей, и это мне очень нравится. Я приложил руку к обучению многих людей, которые сегодня являются лучшими парнями. Многие люди просят у меня совета, и если они искренне этого хотят, я расскажу им все - точно так же, как другие поступали со мной, когда я только начинал».

Шеффилд и Ригал

Ригал выступал во всех подразделениях WWE: Raw, Smackdown, ECW, позже переименованном в NXT. Генеральным менеджером последнего Уильям вскоре и был назначен, став не просто свадебным генералом, а директором по развитию талантов WWE и главой глобального рекрутинга (помимо поста генерального менеджера NXT). Если кто не знает, то цель бренда NXT – поиск и подготовка новых талантов для основной компании.

Этим он занимается по сей день. Он счастлив, и желает того же всем. «Мне повезло», говорит он. И ещё он знает, что должен делать дальше: «Продолжать жить как можно лучше».

Карьерный путь Уильяма Ригала в рестлинге подытожил Марк Мэдден, комментатор WCW и спортивный обозреватель TribLive. Он говорит, что «Ригалом пренебрегали в течение всей его карьеры. Да, время от времени у него проявлялись серьезные личные проблемы, и я рад, что он с ними справился. Но я все равно не могу назвать столь опытного борца, как Ригал, опытного во всех аспектах индустрии рестлинга, которого так плохо использовали. Я не уверен, насколько лучше он мог бы быть. Но я знаю точно, что когда он выступал, он должен был быть в верхней части карда. Ну, или около него. Он подошел к элите довольно близко, но дальше не продвинулся».

«Уильям Ригал – возможно, самый большой пример недооценки способностей рестлера WWE».

{ "author_name": "Ilya Scherbakov", "author_type": "self", "tags": ["\u0440\u0435\u0441\u0442\u043b\u0438\u043d\u0433"], "comments": 19, "likes": 105, "favorites": 82, "is_advertisement": false, "subsite_label": "life", "id": 284637, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Sat, 12 Dec 2020 15:33:58 +0300", "is_special": false }
0
19 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
8

The Greatest British Asskicker!

Ответить
1 комментарий
3

Спасибо за статью, не знал что он такой легендарный )

Ответить
2

После матча Голдберг в раздевалке произнес: «Мне очень жаль, - сказал он. «Я просто не зналА, что мне делать».<—--—--—--—---

Спасибо, хоть лонгрид во время эпидемии Киберсрани можно почитать.
Все так же жду Штайнеров=)

Ответить
1

Это опечатка, не специально же)) upd: Что есть "киберсрань?")) 

Ответить
0

Он про то, все на главной засрали новостями про киберпанк2077 ))) как я его понимаю)

Ответить

Бешеный алмаз

2

Спасибо)

Ответить
1

Зарегался только ради того чтобы поставить автору плюс.

Учитывая то что реслинг в детстве был одним из любимых шоу, иногда интересно было узнать "а что было после", но как то информации не так много, или её нужно собирать по крупицам, в основном это инфа в стиле "умер в таком то возрасте, сердце, из-за обезбаливающих". А тут прям целый рассказ, при чём написанный прекрасным слогом. Шикарно!

WCW с Фоменко, до сих пор в памяти, как и коронные фразы которые до сих пор нет-нет да проскакивают в собственной речи. Чего стоит одно лишь "ой-ёй-ёюшки-ёё" =) Кстати, пересматривая матчи с Billy Kidman и Ray Mistereo понимаешь что нынешний реслинг уже не торт. Вот где была акробатическая феерия, вот где матчи были реальным ШОУ.

Ответить
3

Огромное спасибо вам за отзыв! Очень приятно! Да, вы совершенно правы - инфу надо собирать по крупицам! Но собрав, ещё и нужно подходящим образом подавать. Что я, собственно, и делаю. Напоминаю, что и остальные мои статьи к вашим услугам - это уже далеко не первая, и все они в подобном стиле. Будут ещё. На очереди - Кейн и братья Штайнеры. Про кого сподоблюсь написать первым - пока не в курсе, но то, что будут они, это уже точно. 

Ответить
1

Ох, я глядя его на стс всегда ненавидел, иногда смеялся, думаю, что за дебил) в детстве я и не понимал, что все так задумано было. Браво конечно ему, за то как всетаки смог преодолеть все свои проблемы. Я только или упустил или чего... с семьей он расстался и все?
Спасибо, за прекрасное чтиво!

Пы сы: поправь в тексте несколько опечаток (ошибок)

Ответить
1

Нет, все нормально - жена вытерпела его выкрутасы. Женат, дети уже большие, все норм

Ответить
0

Вот уж кому точно памятник поставить надо

Ответить
1

Пока не дочитал, но вот тут прям слезу пустил "зазывала из бара Titty Twister"

Ответить
0

Ну так то, как ринг анонсер это объявлял, реально же похоже))

Ответить
1

Шикарный рассказ, спасибо. Большое.

Ответить
1

Отличный материал, спасибо!

Ответить

Бешеный алмаз

0

 Уильям Ригал – возможно, самый большой пример недооценки способностей рестлера WWE

Для меня это Билли Кидман.

Ответить
1

Ну хз хз, техничных легковесов в мидкарде было пруд пруди....

Ответить
0

Что же он за сому делал,если ее рецепт до сих пор не известен.

Ответить

Комментарии

null