Почитать
fanzon
1276

Кровавая история Китая и фэнтези в стиле «Песни Льда и Пламени» объединяются в романе Ребекки Куанг

Как история Поднебесной вдохновила популярный фэнтезийный цикл

В закладки

Ребекка Куанг — новая звезда фэнтези. Когда ей было всего двадцать два года, увидела свет «Опиумная война», которая начинается как классическое подростковое фэнтези о девушке-сироте, но очень скоро превращается в суровую и драматичную историю, вдохновленную прошлым Китая.

Жизнь сироты Рин казалась предрешенной: она должна была выйти замуж по расчету, чтобы расплатиться с опекунами за так называемую заботу, после чего стать по сути собственностью супруга. Но она, движимая редким упорством и яростью, сумела попасть в элитную военную академию Синегарда. Отсюда начинается путь Рин как солдата, шамана и ледар сквозь политические распри и жестокие войны.

Второй роман Куанг, «Республика Дракон», оказался еще более зрелым и суровым — недаром в его основе лежит кровавая история китайской гражданской войны, а главная героиня во многом повторяет путь Мао Цзэдуна. В честь выхода на русском романа, мы подготовили перевод статьи, о том, как Куанг писала фэнтези, вдохновляясь прошлым Поднебесной.

Видеообращение писательницы к русскоязычным читателям

Представьте научно-фантастическую «Задачу трех тел» Лю Цысиня, смешанную с «Песнью Льда и Пламени», добавьте щепотку «Звездных войн» и будете недалеки от правды. Как говорит Куанг, «самое интересное в работе над второй и третьей книгами – это попытки разобраться в философских и идеологических различиях между протагонистами и одновременно сделать так, чтобы все это имело смысл в фэнтезийном сеттинге, основанном на эпохе династии Сун».

Это значительное достижение, и тем более потому, что Куанг, которая родилась в Гуанчжоу и выросла в Америке, написала этот эпический роман, потребовавший серьезной подготовки, во время учебы в Джорджтаунском университете в Вашингтоне. Свою диссертацию она планирует посвятить какому-нибудь аспекту военной истории Китая. Куанг соглашается, когда я говорю, что, кажется, женщин-военных историков немного. «Не знаю даже, почему. Не то чтобы война затрагивала только мужчин».

Мы разговариваем в обеденный перерыв Куанг на ее подработке в Колорадо. «Я преподаю дебаты в лагере», — рассказывает она. — «В этом году тема: Насильственная революция — это закономерный ответ на политическое давление». Тема кажется специально созданной для Куанг, учитывая, что «Опиумная война» в каком-то смысле прослеживает корни китайской коммунистической революции.

«Проблема в том, что насильственные революции не всегда приводят к власти мирные демократические правительства. Но это вопрос из двух частей, верно? Насильственная революция может быть оправдана, даже если государство, к которому она приведет, не будет демократическим». Это касается и Китая, добавляет она, «потому что там многое пошло не так после 1949-го».

Мысль об интеллектуальных сражениях Куанг в таких тепличных условиях наводит на параллели с центральным протагонистом «Опиумной войны», Фанг Рунин (Рин). Как и Куанг (которая, правда, выросла в Далласе, штат Техас), Рин — молодая китаянка, выросшая на юге своей родины и сталкивавшаяся со своей долей дискриминации. И если Куанг проложила путь наверх с помощью образования (дебатный лагерь, Джорджтаун, Кембридж), Рин помог Синегардская (читай «Пекинская») военная академия. Там, после сдачи строжайшего экзамена, Рин начинает осваивать боевые искусства, а также политическую и военную стратегию.

«Я гораздо лучше контролирую свой гнев», говорит Куанг по поводу такого сравнения. — «Рин часто оказывается на грани, демонстрируя мои худшие импульсы, но я куда более уравновешена. История Рин — о том, что происходит, когда ты стартуешь с самого дна общества; когда ты подвергалась дискриминации практически на каждом этапе жизни. Кто лучше продемонстрирует это, чем молодая женщина в старом Китае?».

В амбициозном претенденте на кресло предводителя страны читатель может узнать отголоски реального Мао Цзедуна. «На него смотрели свысока», — говорит о Мао Куанг. — «Он не очень хорошо говорил по-мандарински. Так и не научился как следует разговаривать на английском. Над ним смеялись в институте. Легко проследить, как это раскручивается в нечто ужасное».

Его жизнь, говорит Куанг, вдохновила одну из центральных проблем романа. «Интересно узнать, как и почему обычный человек, который искренне заботится о людях, обладает способностью любить, сострадать и желает поступать правильно, в итоге провоцирует Великий Голод или Культурную Революцию».

Похожее по сложности развитие персонажа демонстрирует и Рин, которая обходит стереотипы, характерные для образа героини фэнтези. Вместо любви симпатичного парня она жаждет уважения, восхищения и власти. «С самого начала она амбициозна и стремится власти. Она хочет вписать себя в историю на странице, на которую вообще не должна была попасть. Рин принимает решения, которые, как она думает, верны, чтобы спасти людей, которых она любит. Но все идет совсем не так», — говорит Куанг.

Есть в «Опиумной войне» и другие личные для писательницы аспекты. «Если бы я собиралась написать семейную автобиографию, потребовались бы долгие и болезненные часы разговоров с моими родными о вещах, о которых им не хотелось бы вспоминать. Я не собиралась заставлять их — и себя — проходить через такое».

Куанг намекает на детство отца в Лэйане, в провинции Хунань; ее мать выросла на острове Хайнань. «Мой прадед по матери сражался за Чана Кайши. Семья моего отца пережила мощную атаку японской армии, наводнившей Хунань».

В 2016 году Куанг посетила деревню своего отца во время фестиваля поминовения усопших Цинмин. «Мне показали отверстия от пуль японцев в глиняных кирпичах старого дома, где жили несколько поколений семьи», — вспоминает она. — «Им тяжело об этом говорить, так что я не услышала особенных деталей. Осталась лишь горячая ненависть к Японии в качестве побочного эффекта».

«Опиумная война» озвучивает эту изнурительную ярость в пронзительной и тревожной третьей части, где Рин прибывает в Голин-Ниис, «город трупов», зловещее напоминание о Нанкине. «Я прошла полный круг, когда писала «Опиумную войну». Начав изучать тему, я злилась все больше и больше. Я написала кульминацию вскоре после прочтения «Забытого холокоста» Ирис Чен (1991). Вся трилогия – это инстинктивная, эмоциональная реакция: чистая ярость и возмездие. Ее описывают как «фэнтези отмщения», и я думаю, это верно».

Куанг смогла выйти за рамки ярости. «Такой образ мышления — это как раз то, что роман критикует. Я думаю, должно прозвучать официальное извинение. Но также я думаю, что обвинение современной Японии в том, что она была милитаристской Японией в 1937-м году — ненужная провокация и разжигание ненависти».

Ее решение вынести вымышленный Нанкин на передний план частично связано с желанием ответить на ограниченные представления о войне на Западе. «Мы знаем о Нормандии, да? Но не знаем о битве за Шанхай. Мы забыли, что Китай участвовал в войне. Были великие трагедии и великие жертвы. Люди узнают о Нанкинской резне лишь в колледже, если узнают вообще».

Пусть она и явно любит художественную литературу (и даже планирует написать роман по мотивам времени, проведенного в Кембридже), Куанг настаивает, что академическая карьера для нее важнее. «Единственная причина, по которой у меня есть идеи для романов — это то, что я постоянно занимаюсь историческими исследованиями. Я не думаю, что можно наработать достаточный объем знаний, если ты планируешь просто сидеть в комнате и придумывать истории», — говорит она.

И на случай, если она неясно выразилась, Куанг добавляет заключение, достойное ее вымышленного прямолинейного альтер эго, Рин. «Поэтому большинство романов кажутся мне скучными и пустыми. Они хороши как развлечение, и нравятся людям. А мне — нет, потому что они не учат меня ничему новому. Если я хочу учиться чему-то через мое писательство, то придется жить непростую жизнь. И никогда не заниматься одной лишь литературой».

fanzon
+13 778
{ "author_name": "fanzon", "author_type": "self", "tags": ["\u0444\u044d\u043d\u0442\u0435\u0437\u0438","\u043b\u0438\u0442\u0435\u0440\u0430\u0442\u0443\u0440\u0430"], "comments": 29, "likes": 17, "favorites": 77, "is_advertisement": false, "subsite_label": "read", "id": 172125, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Thu, 16 Jul 2020 16:23:33 +0300", "is_special": false }
0
29 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...

Дополнительный фонарь

11

Тут на DTF советовали "Опиумная война"  Ребекки Куан. 

Прочитал. По началу было ничего, а потом оказалось полным калом.

Так что имхо этот автор не только написать внятный конфликт не может, так ещё и концовка смазанная как черкаш у моего деда в трусах

Ответить

Торговый американец

Дополнительный
10

Здоровья вашему деду.

Ответить

Дополнительный фонарь

Торговый
5

Спасибо. Но мой дед уже к сожалению всё. 
Правда успел меня научить рыбачить и делать много чего еще. Хороший был дед.

Ответить
2

Согласен. Сам я слежу за новинками и топами фентези и фантастики последних лет. Но первую книгу дропнул на середине. Ничего нового - есть уйма манги, манхвы и ранобе которые написаны куда круче и интереснее

Ответить
3

Читал первый том. Дежурный янг-эдалт про школу, плавно перетекающий в янг-эдалт про войнушку. Посредственность.

Ответить
1

Очень неплохо, кстати. 

Ответить
0

Китаянка Ребекка. Лол.

Ответить
2

Азиаты специально берут себе понятные для запада именна, чтоб не было хунь пунь лунов. Или Джеки, Джет и Брюс по твоему китайские?

Ответить
0

Так есть же какой-то писака пером Хунь Вынь Пынь. Про тела чего-то там.

Ответить

Правый инструмент

0

Там тянка гг?
Люблю когда гг девушка, но не люблю когда ее трахают -_-

Ответить

Торговый американец

Правый
0

А можешь список произведений где не трахают гг написать?

Ответить

Правый инструмент

Торговый
1

Все книги, что я читал, пытались поиметь героя(

Ответить

Торговый американец

Правый
0

К сожалению так же.

Ответить
0

Лишь бы не читателя.

Ответить
0

Гг - девушку или все равно?

Ответить

Торговый американец

Мимокрокодил
0

Любые. Как раз появились свободные деньги, собираюсь закупаться книгами.

Ответить
0

Азимов "Основание"
Желязны "Ночь в тоскливом октябре"

Ответить

Торговый

Мимокро…
0

Азимова почти полностью закончил, а Желязны не трогал. Спасибо за наводку.

Ответить
0

Если можно советовать книги, где героя(ем) трахают, могу еще предложить!

Ответить

Торговый

Мимокро…
0

А давайте, может что-нибудь интересное для себя подберу.

Ответить
0

Гибсон, Стерлинг "Машина различий"
Нун "Вирт"
Дик "Убик"
Маккефри "Полет дракона"

Ответить

Торговый

Мимокро…
0

Благодарю за список

Ответить
1

Не за что, старался покороче)

Ответить
0

убить пересмешника

Ответить
0

Те книги где гг сам пытается трахнуть кого то.

Ответить

Торговый американец

Judge
0

Такие книги мне меньше нравятся.

Ответить
0

«Лолита» Набокова тогда.
Можешь еще Достоевского (если пробелы есть). Там правда единственный, кого ебут - это читатель

Ответить
0

Юн Ха Ли, "Гамбит девятихвостого лиса"
Станислав Лем "Маска"(повесть-триллер на тему искусственного интеллекта. От его же лица. Некоторое время ИИ представлял из себя тян, так что технически подходит под критерий)
Терри Пратчетт "Вещие сестрички"
Терри Пратчетт "Творцы заклинаний"

Увы, в голову более ничего не приходит. 

Ответить
0

гг - девушка, да. тема отношений и симпатий поднималась, но секса не было, по крайней мере, в первой книге. впрочем, я мог что то и запамятовать - акценты в книге далеко не на романтической составляющей.
В целом, книжка нормальная, читается довольно быстро. Касательно местной системы магии было нечто очень похожее в меекханском цикле. У меня были претензии к персонажам, они не вполне ощущались живыми. Сюжет во второй половине начинает как то уж слишком скакать и начинает становиться похожим на комиксы или аниме, и это не похвала. Но, повторюсь, для дебюта весьма неплохо, главное, не ожидать чего-то невероятного.

Ответить

Комментарии

{ "jsPath": "/static/build/dtf.ru/specials/DeliveryCheats/js/all.min.js?v=05.02.2020", "cssPath": "/static/build/dtf.ru/specials/DeliveryCheats/styles/all.min.css?v=05.02.2020", "fontsPath": "https://fonts.googleapis.com/css?family=Roboto+Mono:400,700,700i&subset=cyrillic" }