[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Артём Слободчиков", "author_type": "self", "tags": ["\u0440\u0430\u0437\u0431\u043e\u0440","fortnite","battlegrounds"], "comments": 65, "likes": 39, "favorites": 6, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "10794" }
Артём Слободчиков
6 716

Bluehole против Epic Games: юридический разбор конфликта

Расстановка всех точек над i в споре, который идёт уже неделю.

Поделиться

В избранное

В избранном

Недавно в игровой индустрии разгорелся скандал: после новостей о том, что в Fortnite появится режим «Королевская битва», студия Bluehole — создатель Playerunknown’s Battlegrounds — заподозрила Epic Games в плагиате. Впоследствии представители Bluehole объяснили, что дело в конфликте интересов: Battlegrounds работает на Unreal Engine 4 от Epic Games, которая за счёт контроля над движком потенциально сможет мешать конкуренту.

Кроме того, режим Fortnite в плане механик очень напоминает Battlegrounds, а Epic Games активно использует название PUBG в продвижении своей игры. Пока Bluehole ждёт ответа от Epic, юрист Мона Ибрагим (Mona Ibrahim) из Interactive Entertainment Law Group разобралась в законодательной подоплёке вопроса. Мы выбрали из материала главное.

Bluehole вряд ли пойдёт в суд

Как бы Fortnite: «Королевская битва» ни была похожа на Battlegrounds, студия Bluehole вряд ли решится на иск. Её и Epic Games связывают длительные отношения и лицензия на Unreal Engine 4 — судиться с лицензиаром в таких условиях было бы опрометчиво, даже если спор связан не с движком.

Если лицензионный договор будет расторгнут, Bluehole придётся отозвать все релизы в которых используется UE4 — так гласит соглашение с конечным пользователем движка (EULA). Однако технически Epic может в одностороннем порядке отозвать лицензию только в случае нарушения соглашения, а Bluehole пока не давала поводов для этого.

Также стоит учитывать то, что у Epic много денег и есть мощный рычаг влияния в виде лицензии и движка. Bluehole сильно рискует даже намекая на судебное разбирательство в своём пресс-релизе, который опубликовали многие профильные издания.

Как в этом случае работает авторское право

Есть вполне чёткие критерии того, является ли игра полным клоном, и можно ли считать это нарушением авторских прав. Например, жанры и игровые механики законом не защищаются — они считаются слишком общими вещами и подпадают под действие патентов, а не авторского права.

Авторское право существует для защиты конкретной работы и прав её создателя. При этом оно не запрещает остальным делать нечто своё, основываясь на тех же идеях или концепциях, если они не заимствуют защищённые авторским правом элементы.

​Законодательство должно поддерживать баланс между интересами автора и желаниями других людей.

Мона Ибрагим, юрист в Interactive Entertainment Law Group

Также авторское право не распространяется на изобретения, «железо», технологии, алгоритмы (за исключением самого кода), методы работы, игровые правила и механики — это всё сфера патентного права. Получается, что видеоигра как сложное технологическое произведение состоит из множества элементов, которые закон защищает по-разному.

Система выстроена именно так, чтобы не допустить появления монополий. При ином законодательстве id Software вполне могла бы стать эксклюзивным владельцем прав на жанр шутера от первого лица, и никто больше не смог бы делать такие игры без её разрешения.

Fortnite: «Королевская битва» — клон или нет?

Чтобы чью-либо работу признали нарушением авторских прав, нужны две вещи. Во-первых, у её создателей должен быть доступ к оригиналу. Если они в принципе не могли ничего заимствовать, с точки зрения закона их игра будет абсолютно оригинальным продуктом.

Во-вторых, в ней должно содержаться значительное количество элементов оригинала, защищённых авторским правом. То есть если Bluehole пойдёт в суд, её представителям придётся доказать, что некие элементы Battlegrouds защищены авторским правом, и что Epic использовали эти элементы в «Королевской битве».

Epic Games работает в индустрии очень давно. За нарушение закона их можно будет привлечь, только если они взяли конкретные защищённые авторским правом элементы Battlegrounds (арты, звук, код) и использовали их в Fortnite. Чего они, скорее всего, не делали.​

Мона Ибрагим, юрист в Interactive Entertainment Law Group

Угрозы Bluehole, скорее всего, ничем не подкреплены. И Epic это прекрасно известно, потому что юристы компании тщательно проверяют все свои игры на предмет нарушения авторского права — так делают вообще все студии и издательства в индустрии. Если бы режим Battle Royale выглядел сомнительно в юридическом плане, его бы никто не выпустил.

Что ещё может сделать Bluehole

Теоретически, корейская студия может подать на Epic в суд за неправомерное использование товарных марок и названий, либо за недобросовестную конкуренцию. Правда, согласно EULA Unreal Engine 4, у Epic есть весьма широкие права на использование торговых марок Bluehole. Например, название и логотип Battlegrounds могут появляться в рекламных материалах UE4 вроде «На этом движке построен PUBG». И это в том случае, если компании связывает только EULA, что маловероятно.

Кроме того, неправомерным использование товарных марок считается только если в результате потребитель не может отличить один продукт от другого. А в маркетинговых материалах Epic фигурирует слово «вдохновлялись» — противозаконным этот случай был бы, только если бы Epic выдавала «Королевскую битву» за проект, напрямую связанный с Battlegrounds или Bluehole.

В самом начале ролика креативный директор Epic упоминает PUBG

Что будет дальше

Скорее всего, после публичных обвинений вопрос быстро решится во время тихих переговоров за закрытыми дверями. Возможно, для достижения компромисса Epic придётся изменить пару элементов «Королевской битвы», которые совсем очевидно копируют Battlegrounds.

​Bluehole сейчас испытывает на себе, как работает авторское право на свободном рынке, если ты выпустил чрезвычайно успешный продукт. Возникает конкуренция, другие компании начинают бороться за свою релевантность во внезапно появившемся жанре. Для потребителей это хорошо, но Bluehole беспокоится за свой первый хит, что тоже можно понять.

Мона Ибрагим, юрист в Interactive Entertainment Law Group

#разбор #fortnite #battlegrounds

Статьи по теме
Авторы PUBG: «Мы не утверждаем, что владеем правами на целый жанр»
В Fortnite появится режим «королевской битвы» на 100 игроков
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться