[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Вадим Елистратов", "author_type": "self", "tags": ["\u0442\u043e\u0440","\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","\u043e\u0431\u0437\u043e\u0440\u044b"], "comments": 37, "likes": 65, "favorites": 6, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "11845" }
Вадим Елистратов
10 352

«Тор: Рагнарёк» — три фильма по цене одного

Как Marvel удалось соединить три концепции в одно цельное произведение.

Поделиться

В избранное

В избранном

Концепция первая: комедия Тайки Вайтити

Если вы вдруг решите морально подготовиться к «Рагнарёку», то, возможно, лучше не пересматривать первых двух «Торов», а включить «Реальных упырей». Именно благодаря этой низкобюджетной новозеландской картине Marvel и заметила подающего надежды новозеландского режиссёра.

«Реальные упыри» — превосходная демонстрация умения Вайтити находить юмор на стыке заранее придуманных шуток и импровизации

Свою комедию про вампиров он снял в жанре мокьюментари — да так, что зачастую было трудно определить, где актёры говорят по сценарию, а где просто дурачатся на площадке, вжившись в образ.

И если лет пять назад новозеландский режиссёр, взявшись за блокбастер по комиксам, просто бы растворился в студийном проекте, то теперь ситуация изменилась: Marvel поняла, что постановщикам надо давать больше свободы.

Весной критики удивлялись тому, насколько авторскими и личными получились «Стражи галактики 2», и третий «Тор» продолжает этот тренд.

«Рагнарёк» — это прежде всего комедия Вайтити, а уже потом фильм Marvel

Обычно студийные блокбастеры, где каждая шутка проходит проверку на тестовой аудитории, далеки от импровизации. Однако Вайтити каким-то немыслимым образом удалось протащить её в 180-миллионный фильм.

Многие шутки в картине явно были придуманы на площадке — с реквизитом. Например, когда Локи внезапно исчезает, а на его месте оказывается визитка, Тор несколько раз тыкает в неё зонтиком, проверяя, не превратил ли кто-то его сводного брата в кусочек картона.

И таких мелочей в фильме десятки, если не сотни. Юмор Вайтити трудно назвать остроумным или глубоким, но он действительно умеет делать смешно там, где другие бы даже не подумали. Его юмор ситуативен и потому будет понятен без адаптации в любой точке мира. Поэтому «Рагнарёк» совсем не страдает от дубляжа.

Импровизация идёт на пользу и актёрам. Кажется, только в финале трилогии Крис Хемсворт впервые по-настоящему заиграл. Ему смешно, ему страшно — он живой, он настоящий.

Концепция вторая: бадди-муви с Халком

На днях Марк Руффало рассказал, что отсутствие полноценных прав на персонажа мешает Marvel снять сольный фильм про Халка. Однако студия нашла выход из этой ситуации: историю героя разобрали на небольшие кусочки и встроили в другие картины.

Начало трилогии про зелёного монстра — это «Эра Альтрона», середина — «Тор: Рагнарёк», а финал — «Мстители 3» и «Мстители 4»

И когда Marvel обещала, что эта сюжетная арка для Халка будет цельной, она не преувеличивала. В «Рагнарёке» зрители встречают Беннера в состоянии кризиса, который он пережил после «Эры Альтрона», и именно Тор помогает ему из него выбраться.

Халк в фильме Вайтити — не гостевой персонаж, как тот же Доктор Стрендж, а полноценный главный герой. Поэтому из «Рагнарёка» получился не столько очередной «сольник», сколько эталонное «бадди-муви».

Что важно, фильм не только с уважением и вниманием к деталям продолжает историю, начатую в 2015 году, но и делает «Эру Альтрона» более осмысленной. Только ленивый не критиковал Джосса Уидона за затянутые диалоги Чёрной вдовы и Беннера на ферме, однако именно эта сцена становится базой для дальнейшего развития персонажа.

Наконец, Халк в «Рагнарёке» не стоит на месте и как супергерой. Зелёная версия Беннера теперь не просто машина ярости, которую герои и злодеи используют в своих целях, а полноценный «второй пассажир» в голове учёного.

Судя по всему, в будущем героя ждёт традиционный конфликт «Джекила и Хайда», потому что Халк и Беннер — теперь не просто разные формы одного и того же человека, а настоящее раздвоение личности. Известные зрителю правила больше не работают.

Концепция третья: финал трилогии о Торе

Годы идут, а Тор остаётся одним из самых сложных персонажей, за которых бралась Marvel. Кто-то считает таковыми Стражей галактики или Человека-муравья, но сын Одина всё равно заметно опережает их по очкам.

Что такое фильм о Торе? Скандинавская мифология, древние пророчества, хранители врат, радужные мосты — одним словом, балаган

Marvel уже успела подойти к Тору с двух очень разных сторон. Вместе с Кеннетом Браной франшизу попытались запустить с налётом театральности, которая должна была скрыть абсурдность происходящего. Получилось лишь отчасти, поэтому в сиквеле Marvel ударилась в комедию: если что-то уже и так смешно, почему бы не довести дело до конца?

В фильме Вайтити комедийный уклон сохраняется и развивается. Если в предыдущей части Тор комично вешал свой молот на гвоздик в прихожей, не понимая земных обычаев, то в «Рагнарёке» его «очеловечивание» завершается.

Теперь Тор понимает, насколько смешно он раньше выглядел, и сам шутит на эту тему

При этом «Рагнарёк» имеет для героя такое же значение, как «Гражданская война» для Капитана Америка и «Железный человек 3» для Тони Старка. В третьем фильме Тор наконец-то находит своё место в мире и признаётся самому себе и зрителям в том, зачем он вообще геройствует и продолжает свою борьбу, а также наконец-то находит общий язык с Локи.

После того, как Marvel в очередной раз с ног на голову переворачивает очередной комиксовый канон, «Рагнарёк» оставляет главного героя и его народ в очень интересной ситуации. Такой, что надпись «Тор вернётся в фильме „Мстители: Война бесконечности“ воспринимается не как пустая формальность, а как призыв к действию».

«Рагнарёк» вряд ли назовут лучшим фильмом по комиксам в этом году. Он хоть и эмоциональный, но не такой эмоциональный как вторые «Стражи галактики». Он хоть и хорош, но не решает проблем жанра и не показывает ничего принципиально нового.

По части экшена фильм Вайтити почти не выделяется. Битвы зрелищные, но не поражают воображение — всё это мы в той или иной форме уже видели. Разве что, «Рагнарёк» даёт первое представление о том, как Доктор Стрендж будет взаимодействовать с другими Мстителями.

Проблему злодеев Marvel картина тоже не решает, хотя ей это и не особо нужно. Кейт Бланшетт эффектно выглядит, и ей есть, что играть — этого вполне достаточно. Да и основная борьба в фильме разворачивается не между ней и Тором, и не между Локи и Тором, а между Тором и самим собой.

А ещё фильм Вайтити сильно зависит от вашего настроения: если будете смотреть его в полном зале хохочущих людей, эффект будет один, а если в одиночестве перед ноутбуком — совсем другой. Это комедия, в которой шутят по пять раз в минуту, и чем больше вокруг вас людей с разным чувством юмора, тем лучше. Кто-то захохочет на отсылке к «Реальным упырям», кому-то покажется забавными алкоголизм местной Валькирии, а кому-то хватит и сцены, где Тор не может разбить стекло.

Однако «Рагнарёк» — ещё одно подтверждение, что у Marvel даже спустя девять лет после «Железного человека» ещё остались козыри в рукаве. Судя по всему, новое направление для киновселенной задал именно Джеймс Ганн. Режиссёр «Стражей» показал Marvel, что у каждого из её фильмов может быть собственный характер и настроение, и это ничуть не повредит цельности вселенной.

«Рагнарёк» похож на «Стражей» своим лёгким тоном и ностальгическим флёром в титрах и музыке, но это совсем другое кино. Если Ганн в своей картине исследует проблемы отцов и детей, то Вайтити она волнует явно меньше.

Вайтити, как выходца из островного государства, больше интересует, что важнее — народ или место, в котором он живёт

В то же время «Рагнарёк» — это фильм Marvel, снятый фанатами фильмов Marvel. В каждой его сцене чувствуется рука людей, которые перед съёмками сели и хорошенько обдумали все эпизоды. И речь не о какой-то там формальной логике, нет.

Речь о том, что даже спустя шесть лет Тор, Халк и Локи отлично помнят, что с ними происходило ранее, и соответствующе реагируют на происходящее. На фоне того же Джека Воробья, который пройдя через руки десятков сценаристов к пятому фильму окончательно потерял своё лицо, это выглядит настоящим достижением.

На этом, судя по всему, и будет строиться ближайшее будущее франшизы. Если Marvel Studios раньше в основном полагалась на наследие Marvel Comics, то теперь полагается и на своё собственное. В студии наконец-то поняли, что ключ к успеху не в франшизах и брендах, а в талантливых людях, которые за всем этим стоят. Как жалко, что это понимание пришло только после того, как Marvel потеряла Эдгара Райта.

#тор #мнения #обзоры

Статьи по теме
«Тор обрёл величайшую из суперспособностей: чувство юмора»
Марк Руффало объяснил, как запустил прямую трансляцию премьерного показа третьего «Тора»
Режиссёр третьего «Тора» заявил о желании снять «Акиру» по манге, а не аниме
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться