[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Евгений Баранов", "author_type": "self", "tags": ["\u043e\u0431\u0437\u043e\u0440\u044b","\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","wolfenstein"], "comments": 76, "likes": 89, "favorites": 17, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "12002" }
Евгений Баранов
5 241

Бесславные ублюдки — обзор Wolfenstein II: The New Colossus

Смерть в прямом эфире.

Поделиться

В избранное

В избранном

Альтернативная история — моё большое увлечение, я фанат сослагательных наклонений. Именно поэтому Wolfenstein: The New Order особо мне полюбился. Мы и раньше убивали нацистов тысячами, но только теперь нас поместили в подобающий сеттинг — мир, где идеология зла победила. В этом было главное достижение Wolfenstein: The New Order. Это вольная игровая адаптация «Человека в высоком замке», Филип Дик был бы доволен.

The New Colossus от этой идеи отступает, превращая рассказ об альтернативной истории в кровавый театр абсурда имени Тарантино.

Тяжёлое настоящее

С самого старта мы прощаемся с логикой этого мира и переходим на «логику трэша». Блазковица с кишками наружу спасают из замка генерала Черепа и кладут в кому на пять месяцев — будто бы ему не хватило двенадцати лет. Только в прошлый раз герой почти сразу вернулся в строй, а теперь настроение игры изменилось на извращённо-мрачное, обречённое.

Первые минуты игры мы проводим на инвалидном кресле, всё равно стреляя с двух рук и проводя бесшумные убийства. Вскоре Блазковица берёт в плен генерал Энгель. Сцену хочется сравнить с аналогичной в The New Order, но здесь всё по-другому. Череп отличался хладнокровным любопытством учёного, который не ценит жизнь: фрау Энгель же — настоящая садистка, которая получает почти эротическое удовольствие от жестокости.

Боже мой, да она кидает отрубленную голову в промежность своей жирной дочери. Выпустите меня из этой игры!

Отец Би-Джея изображён максимально отталкивающим. Паршивый коммерсант, домашний боксёр, расист. Но именно он вложит в голову сына ценности, которые позволят тому выжить

Конечно же, Блазковиц спасается от этой больной валькирии и ставит перед собой простую цель: поднять американский народ на революцию. Совсем недавно Homefront с грохотом провалил сюжетно похожую задачу, а вот The New Colossus с ней справляется, пусть и с помощью гротеска, нездоровой иронии и фантастической выживаемости главного героя. Тут в принципе куда больше сюжета, чем в первой игре — как заставок, так и сцен на движке, разговоров и подслушанных бесед.

Революционное чтиво

Неожиданность сюжетных поворотов в The New Colossus — одно из главных преимуществ игры. Правило лишь одно: если героям необходимо что-то предпринять, то они выберут самый рискованный и неадекватный способ решения проблемы.

Почему бы не протащить атомную бомбу в командный центр врага? Протаранить город подводной лодкой? Отбросить её обратно в море ядерным взрывом? Wolfenstein ни в одном сюжетно важном моменте не способен удержаться и не скатить повествование в полный грайндхауз.

В окно уже стреляют враги, музыкант играет на флейте, а Блазковиц с Хортоном яростно спорят о капитализме. Да, это коммунист, одетый в сутану

Трансформацию претерпели и герои. Блазковиц уже не тот: если в The New Order он лишь иногда переживал об ужасах войны, то теперь скорбит постоянно, мучается флэшбеками, в том числе об отце-ублюдке, который задолго до немецкой оккупации был готов к этому режиму. По правде говоря, если игру разрубить где-то посередине и отбросить вторую половину, то получился бы артхаус.

А вот окружает Би-Джея уже какой-то ситком. Беременная девушка Аня, которой огромный живот не мешает крошить нацистов. Темнокожая оторва с причёской афро, сборник всех стереотипов, без передыху изрыгающая речи, которые в некоторых кругах назвали бы «левацкими». Вайат — сослуживец Блазковица, плотно сидящий на ЛСД и бесповоротно тронутый. Старый еврейский часовщик Сет Рот, чья речь наполовину состоит из идиша. Вокруг нет ни одного персонажа, который не был бы носителем вывернутого стереотипа или ещё какой долгоиграющей шутки.

Оказывается, Макс Хасс — отличный игрок в шахматы и талантливый радиомеханик

На этом фоне даже самые драматичные эпизоды воспринимаются как сон, где всё смешалось и спуталось. Но Wolfenstein всё равно вновь и вновь пытается говорить о важных вопросах, чья актуальность не зависит от победы в войне капиталистов, коммунистов или нацистов. Вот Вайат и темнокожий блюзмен Пэрис обсуждают музыку и талант, а вот спустя секунду Вайата тошнит от избытка ЛСД в крови. Резкий контраст высокого и низкого, драматического и смехотворного.

При этом The New Colossus немного потерял в плане красок, альтернативная реальность здесь не такая яркая. Почти всю её прелесть уместили в городке Розуэлл, где довоенный американский мир изуродован нацизмом. Да и тут мы побегаем пару минут и вернёмся в безликие туннели. Даже база на Венере (вот уж где должно разгуляться воображение!) представлена в основном километрами коридоров. А Нью-Йорк, уничтоженный атомным взрывом, слишком похож на Fallout 3. Дизайн локаций всё равно на порядок выше большинства шутеров, но конкретно для Wolfenstein результат мог выглядеть гораздо впечатляющее.

Последний из могикан

Wolfenstein: The New Colossus — это по-прежнему свирепый линейный боевик с примитивным и необязательным стелсом. В отличие от DOOM, который задаёт боевой ритм, Wolfenstein лишён этой дикости, но требует от игрока большей динамичности — уж очень быстро капитан Блазковиц умирает от ранений.

Заметное влияние на это оказали обстоятельства, в которых оказался главный герой. Первую половину игры он ходит в экзоскелете, потому что без него еле движется. Всё это время можно таскать до 200 единиц брони, а вот максимальное здоровье урезано до 50 очков — все аптечки, поглощённые сверх этой нормы, дают лишь временный прилив сил. The New Colossus подавляет рефлекс сразу хватать аптечку — бонус быстро рассасывается и пропадает впустую.

Поездить на огнедышащем панцерхунде дают всего несколько минут

Положение меняется во второй половине игры, когда здоровье и броня возвращаются к традиционному значению, а Блазковиц получает одну из трёх способностей. Их влияние на геймплей не так уж велико, в первую очередь они нужны для проникновения во всякие укромные уголки. На выбор — либо протезы ног, поднимающие Би-Джея на пару метров вверх, либо наплечники, чтобы таранить перегородки, либо, самое отвратительное — сжимающий корсет, с которым Блазковиц способен пролезать в такие щели, куда и кошка не поместится. В бою толк есть разве что от тарана, а две остальные аугментации полезны для стелса.

Хотя между событиями The New Order и The New Colossus не прошло и года, арсенал тут преобразился. Если вкратце — ещё меньше привычного огнестрела и ещё больше нацистских вундерваффе с названиями, которые хочется выкрикивать, а не говорить. Дизелькрафтверк! Стреляет баллонами с бензином. Лазергевер! Лучевая пушка фантастической мощи. Убергевер! Открывает чёрные дыры! Самые зверские стволы можно носить лишь в руках, и долго такие не потаскаешь — так Machinegames попытались отбалансировать игру.

Пассивная прокачка осталась, но на неё, как и раньше, редко обращаешь внимание

Функции оружия зачастую дублируются, полностью или частично. Благодаря этому можно конструировать комбинации «под себя». В левую берём шокхаммер (дробовик), чтобы срезать тех, кто подошёл близко, в правую — знакомый нам лазеркрафтверк, чтобы разбираться с самыми сильными врагами. Или боевой пистолет для борьбы с толпами, а штурмгевер — для одиночных целей.

Удачный выбор оружия временами даже важнее вашего персонального навыка игры. Хотя есть и изъян — с двух рук нельзя вести прицельный огонь. А консольная помощь с прицеливанием, столь необходимая для геймпада, не работает при стрельбе от бедра. Если вы ходите с двумя стволами, то требования к точности возрастают. Это почти не касается ПК-версии — там нужды в автоприцеле нет.

От системы чекпоинтов в The New Colossus отказались в пользу обычных сохранений. Некоторые перестрелки настолько жестоки, что мне приходилось сохраняться по несколько раз. Если бы я начинал эти бои заново каждый раз, когда меня убивали, то сошёл бы с ума задолго до конца игры. Пускай остаётся риск сохраниться за полсекунды до внезапной неминуемой смерти — возможность самому выбирать время и место сейва с лёгкостью окупает всё.

Как шутер The New Colossus получился даже более достойным, чем The New Order. Выросла «тактильность»: оружие аж выпрыгивает из рук от выстрелов, грохочет, во все стороны летят искры, огонь и кровища. И звучит всё солиднее, а то в предыдущей части автоматы щёлкали не очень внушительно. Теперь их меньше, зато новые игрушки с каждым нажатием спускового крючка устраивают маленький апокалипсис. Особенно убергевер.

Развилка истории

Раньше я был уверен, что звания игры года достойна Prey, но теперь эта уверенность пошатнулась. Да, в The New Colossus тоже есть определённые проблемы. Как и в игре от Arkane, здесь проблемы с развязкой, только наоборот: там, где Prey вываливает на тебя всё и сразу, Wolfenstein вдруг замолкает.

Здесь меньше атмосферы в сравнении с первой частью, зато в разы больше сюжета, который по-настоящему поражает. Я тот ещё зануда, меня очень трудно удивить.

А ещё тут не самая удачная локализация. «Жуткий Билли», террорист и убийца, вещает голосом умирающего лебедя. Как же так?

Несмотря на потраченные нервы (The New Colossus сама по себе непроста, а уж на PS4) я согласен простить игре многое. Даже сцену в зале суда, которую проходил вместе с другом пару часов, а потом... ладно, не будем спойлерить.

Готов простить и ту неоднозначность, которую многие приняли за попытку транслировать SJW-ценности через игру циничную и лишённую совести. Разглядеть тут нападки на Дональда Трампа и ультраправых можно только если вы чертовски обидчивы. Скажу больше: ближе к самому финалу звучит веский контраргумент в защиту всех тех белых, на которых вешают ярлыки.

База на Венере — это настолько вызывающе бредовая идея, что додуматься до неё могли только нацисты

А вот массу технических проблем на ПК увидели все — в отзывах в Steam игру смешивают с грязью за плохую оптимизацию. Но неужели стоит хоронить столь штучный продукт из-за парочки запоротых сохранений? Что за альтернативную реальность мы создадим тогда?

Пока я играл в Wolfenstein II: The New Colossus меня преследовала одна мысль: это одиночная игра. В ней есть завязка, кульминация и финал. Законченный, пусть и бредовый, сюжет. Никакого бесконечного сервиса и лутбоксов, никаких вышек и открытого мира. Даже сетевой части нет.

И вот игра закончилась. На самом деле, после титров можно ещё погулять по субмарине повстанцев и поубивать уцелевших оберкоммандо, и тут заметен тоненький «шов» — в этом месте могли быть какие угодно модели монетизации. Что если из-за отказа от беспроигрышной модели продаж Wolfenstein соберёт слабую кассу и будет объявлен провалом? Вдруг я только что прошёл последний сингловый ААА-шутер в истории?

Капитан Блазковиц, ты один против всего Третьего Рейха, как и Wolfenstein — против рынка. Но мы всё равно с тобой, сколько бы трудностей ни ждало нас впереди.

#обзоры #мнения #wolfenstein

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться