[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-250597-0", "render_to": "inpage_VI-250597-0-549065259", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Яна Лясникова", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f"], "comments": 58, "likes": 38, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "gamedev", "id": "2611" }
Яна Лясникова
4 373
Gamedev

Игры для девочек: гендерные стереотипы воспитываются с детства

Расшифровка научного доклада сотрудника Московского центра исследования видеоигр Егора Соколова.

Поделиться

В избранное

В избранном

Редакция DTF посетила вторую часть семинара по философии видеоигр «Видеоигры и гендер», на котором Егор Соколов, сотрудник MGC и Философского факультета МГУ им. Ломоносова, рассказал на примере флеш-игр о том, как воспроизводится гендерное неравенство.

Егор Соколов, сотрудник MGC и Философского факультета МГУ им. Ломоносова

Барби под танком

В прошлый раз дискуссия коснулась того, что мужчины лучше играют в компьютерные игры. В том числе это подтверждалось рейтингами в некоторых играх (основным примером была Dota 2 — прим. ред.). На мой взгляд, здесь нет никакой проблемы, потому что такого рода тезисы давно известны: мужчины лучше делают это, женщины лучше делают то. Но! Если мы исходим из понятия, что гендерное неравенство воспроизводится в результате работы социальных институтов, то я хочу обратить внимание на формирование гендерных моделей в культурном продукте, предназначенном для тех, кто не способен отнестись к нему критически.

Я изучил семнадцать зарубежных сайтов с флеш-играми для детей и несколько десятков разных игр. Они очень простые и ориентированы на аудиторию в возрасте от 2 до 15 лет, а также их родителей.

Чёткое разделение на «Игры для мальчиков» и «Игры для девочек» встречается на восьми сайтах из семнадцати, еще на трёх из них есть только категория «Для девочек» или «Девочки», но нет категории «мальчики», то есть предполагается, что все остальные проекты — для мальчиков. И еще один сайт полностью для девочек. Он такой розовенький, мультяшный. Итого: в двенадцати из семнадцати сайтов обнаружено очень явное гендерное указание.

Существует и значительное визуальное различие. Представьте, вот левое вертикальное меню, где расположен перечень категорий. Все они выглядят, например, как синие кнопки с черным текстом. А игры для девочек — розовая, с белым текстом. Даже по плашкам заметно, что эта категория не такая же, как логические игры или, допустим, танки.

Причём нужно отметить, что игры для девочек — это гораздо более специфичная категория, чем все остальные игры. Посмотрим на их описания.

«Мы рады приветствовать тебя в категории «Игры для мальчиков». Здесь ты найдешь для себя развлечения на любой вкус. Хочешь сражаться с пришельцами и противостоять вражеским солдатам? «Стрелялки» ждут тебя. Любишь скорость и рев моторов? Ищи категорию «Машины и гонки». Любишь представлять себя на месте великих полководцев? Не пропусти «Стратегии».

Отличное занятие играть онлайн в игры. Девочки это так любят. Это самые миролюбивые и спокойные игры. Здесь никто не дерется и не обижает друг друга. К тому же девчачьи игры могут многому научить. Наши игры для девочек от 4 до 16 лет дадут тебе почувствовать себя знатоком моды, дизайнером, стилистом, кулинаром.

Описание категории «Игры для девочек»

Мальчикам предлагают исследовать руины древних замков, убивать зомби, летать на космическом корабле, в то время как девочки учатся готовить и ухаживать за собой — присутствует весь набор штампов. Лишь однажды мне встретилось не совсем типичное описание, выражающее сомнение в господствующей гендерной модели.

«Мы привыкли думать, что девочкам интересны только игры с куклами Винкс и Барби. Может быть, это и так, когда тебе три года. Но чем старше ты становишься, тем более экстремальные выбираешь развлечения. Многие девочки дают фору мальчикам, играя в гонки и опережая соперников на сложнейших треках. В «бродилках» девочки быстро реагируют на внезапные препятствия. Они безошибочно проходят развивающие игры, добираясь до самых сложных уровней», — это описание с сайта только для девочек.

Оно интересно тем, что появляется некое сомнение, хотя сама гендерная модель присутствует. То есть, игрок может чуть-чуть шагнуть в сторону, не нарушая при этом представления о том, что например насилие — это не женское дело.

Если вам уже больше пяти, окей — вы можете себе позволить играть в развивающие игры и гонки!

Хирург звёздного парня

Единственная игра, которую я встретил, где девочкам предлагалось поучаствовать в насилии, называлась «Бокс со звёздами». Она построена по модели игры Beat up Anita Sarkeesian: перед вами лицо Джастина Бибера и вы бьёте его боксёрскими перчатками, в конечном счёте у него отрываются уши, вылетают зубы и так далее. Очень кровавая игра! И она попала в категорию «Игры для девочек». Проще говоря, звёзды оказались настолько девчачьим увлечением, что даже обошли «запрет» на насилие.

В основном же игры для девочек более утилитарны. Они предполагают развитие неких профессиональных навыков, а также навыков наращивания телесного капитала и контроля над ним. Причём почти всегда это освоение модели поведения более старшего возраста.

Типичные названия игр для девочек — «Мой будущий ребёнок», «Мой будущий дом», «Мой звёздный парень», одежда, педикюр, вышивание... Один из немногих примеров, который несколько возвышает девочку над этой рутиной готовки, заботы и поддержания себя в красоте для своего будущего звёздного парня — это медицина и забота о животных. В игре «Хирург», допустим, девочка совершает какие-то простые операции. И всё же забота, уход, лечение – это набор типично женских функций, которые полагаются девочкам.

Только для девочек

Есть категория, которая абсолютно не представлена в играх для мальчиков, — тесты. Предполагается, что мальчику будет абсолютно неинтересно, потому что в процессе нет динамики. Мальчик не станет тратить время на подобное почти медитативное занятие, хотя я, например, пройдя эту игру узнал, что мне подходит платье в стиле кимоно (хохот в аудитории — прим. ред.).

Считается, что девочкам достаточно просто порешать какой-то тестик — и вот она уже классно поиграла!

В игре спрашивали: «Что ты предпочитаешь делать?» Варианты: посмотреть телевизор; посидеть в кафе с подружками; прогуляться по магазинам.

Или вот ещё потрясающий вопрос: «Что тебе больше всего нравится в себе?» Подумайте секунду над ним, сейчас я дам варианты ответов: рот; уши; нос; волосы; глаза (слушатели опять смеются — прим. ред.)

А вот ещё: «Как парень может завоевать твое сердце?» Ответы: подарить 100 красных роз; написать поэму; подарить шоколадный торт; купить бриллиантовое кольцо; вручить любимые духи.

Собственно говоря, вы выбираете, что позволит вам быть купленной.

Объективация женщины в играх представлена как норма. Девочка рассматривает фрагменты своего тела, оценивая себя как товар, который можно обменять на бриллиантовое кольцо

Бессмысленный хот-дог

Отличия есть и на уровне геймплея. Мальчикам обычно предлагают испытать себя на прочность, показать, чего они стоят на самом деле. В игре про танки был такой брифинг: «Это конвой с химическим оружием. Он идёт в нашу страну. Если враг его доставит, то всё пропало. Последняя надежда на тебя, сынок». И вы выезжаете на задание с пониманием, что отступать нельзя.

Я начал играть в танки, и на втором уровне меня уже убили. А я старался!

В играх для девочек геймплей не соревновательный. Всё, во что она играет, — это абсолютно медитативные игры, в которые невозможно проиграть. Даже там, где сюжет предполагает некоторые ставки. Например, хирургическая операция. Я пытался зарезать пациента, но вы не можете провести скальпелем не там, где игра это планирует. Вы не можете сыграть неправильно.

Ещё я играл за девочку, которая из любви к бейсболу устроилась продавать хот-доги на стадионе. Суть процесса: приходит клиент, и вы должны быстро собрать нужный хот-дог. Горчица или кетчуп, сосиска или сарделька, сильно поджарить или слабо... Я старался сделать самый ужасный хот-дог в мире. В ответ на это клиент немножко корчится, даёт меньше очков, но в действительности нет никаких негативных санкций. Вы всё равно что-то получаете, двигаетесь дальше и не проигрываете.

В «Студенческом поцелуе» вы играете сразу двумя персонажами — мальчиком и девочкой. По клику мышки герои начинают целоваться, например, в химической лаборатории. И кроме них в локации есть ещё люди, не одобряющие действия персонажей. Нужно набрать очки, целуясь незаметно для окружающих. Я попробовал разные тактики. Если «войти в засос и до свидания» — люди начнут на вас смотреть, но никакого скандала вы не дождётесь. Вас не отчислят, вы не попадете в деканат, никакого экшна не происходит. Что вам говорят? Ну попробуйте снова. Если выиграете, вас ждёт то же самое: ну давайте, на следующем уровне... Вот и всё. Никакого поражения или победы. Никакой драмы и испытания себя на прочность.

Провал в памяти

Мальчикам с точки зрения механики предлагаются более сложные и динамичные игры. Это заметно даже по тому, какое количество кнопок задействовано в управлении – вплоть до восьми кнопок. А в некоторых играх для девочек вообще достаточно неторопливо щелкать мышкой.

Интеллектуальные задачи так же оказываются мужской прерогативой. Например, на одном из сайтов шахматы и шашки попали в категорию «Игры для мальчиков».

Сложные интеллектуальные задачи, модели и цели, драматический сюжет, испытание себя на прочность в играх для мальчиков противостоит тому, что девочкам предлагается во-первых, медитативное узнавание собственной красоты, которую потом можно продать, во-вторых, представление о том, как нужно ухаживать за детьми, животными или ещё чем-нибудь.

Я вспоминаю в этой связи замечательный видеоролик, который называется: «Что значит драться как девчонка?» Некая девушка изображает процесс примерно так (Егор Соколов комично мотает расслабленными руками, полусогнутыми в локтях, — прим. ред.). В то время как маленькая девочка начинает мочить изо всех сил.

Что произошло между десятью годами и шестнадцатью? Что случилось между «драться по-настоящему» и... ну... «вести себя как полная дура»?

Какой вывод можно сделать из этого?

Мы часто сталкиваемся с объективацией и набором гендерных стереотипов в больших, серьезных, сложных играх. Но в то же время перед нами есть внушительный пласт игр, в которых женщина представлена как активный субъект; в которых у игрока есть возможность идентифицировать себя с героиней. Но маленьким детям, не способным к критическому мышлению, до сих пор предлагаются очень-очень жесткие гендерные модели.

Думаю, механика флеш-игр для маленьких детей весьма показательна. Конечно, не все дети проходят именно через это, но, полагаю, через нечто подобное. Таким образом гендерные различия формируются уже на старте, закладывая в мальчиков более конкурентное, более драматическое, более сложное отношение к миру, которое в последствии и оказывается основой воспроизводства гендерного неравенства.

#мнения

Статьи по теме
Институт современных медиа: 71% детей до 10 лет играет в мобильные игры
О чём говорят мужчины – разговор ведущих разработчиков детских приложений из СНГ
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться