[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-229719-0", "render_to": "inpage_VI-229719-0-952491735", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Артемий Козлов", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0442\u043e\u0433\u04382016"], "comments": 16, "likes": 32, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
9 096

Онлайновые ролевые игры 2016 года: куда привела эволюция

Эти миры никогда не будут прежними.

Поделиться

В избранное

В избранном

Сегодня под аббревиатурой «MMO» (massively multiplayer online), понимается не совсем то, что понималось при его возникновении. Раньше MMORPG считались ролевые игры с общим открытым миром, в котором могут одновременно существовать тысячи игроков. Сейчас так могут назвать любую онлайновую сессионку с прокачкой и чатом.

World of Warcraft: Legion

Это нормально. Это эволюция. Незачем бороться за чистоту терминологии, когда даже World of Warcraft переобустроили, чтобы в неё было удобно играть короткими ежедневными сессиями. Например, там давно не нужно часами кричать в городской чат, чтобы собрать рейд из сорока человек — есть автоматический подбор команды. Ходить до подземелий тоже почти не приходится, туда переносят моментально из любой точки. А гарнизоны и классовые замки, где тикают таймеры до следующей интересной награды, делают так, чтобы каждый день был повод вернуться.

Почему так? Старые игроки стали старше и у них появилось полно забот помимо игры. У новых — слишком много интересного вокруг, приходится отправлять их в действие сразу, чтобы завлечь, а потом удерживать хорошо ощутимыми целями на каждый следующий день

На Западе сессионки победили, и это легко доказать цифрами. Знаете, сколько создали традиционных онлайновых миров не из Азии в этом году? Один — The Division, причем и та организована скорее как одиночная игра, в которую вам на лету «подсеивают» других игроков. Зато соревновательных и кооперативных игр с внесессионной прокачкой и метагеймом было сколько угодно. Их мы вспомним в отдельной номинации.

The Elder Scrolls Online

Но MMO старого типа живут. В Южной Корее и Китае продолжают по привычным лекалам делать игры вроде Bless и Revelation — обе в этом году вышли в России.

А если вам интересны миры двух-трехлетней давности, сейчас может быть самое время вернуться к тем, что дожили до 2017 года. Например, The Elder Scrolls Online, Guild Wars 2 и Final Fantasy XIV крепко стоят на ногах и уже вряд ли куда-то денутся в ближайшее время. Если ищете именно осовремененную MMO-классику, в этих играх сейчас хорошо.

К World of Warcraft вышло очередной дополнение — Legion. Про него говорят, что оно высосало из игры всё весёлое. А ещё говорят, что это лучшее дополнение в истории. Разные игроки как всегда о Legion имеют диаметрально противоположные мнения. И как всегда, World of Warcraft — та MMORPG, в которую вы можете пойти играть хоть сейчас и не ошибётесь. Будете играть месяц-два, получите море удовольствия, а потом отпишетесь до следующего дополнения.

Ниша «игр, в которые ходят как на работу» на самом деле тоже никуда не делась. Некоторые разработчики копают глубоко в истоки. Авторы Dark Age of Camelot делают Camelot Unchained. Созданием Crowfall руководят продюсеры Shadowbane и Ultima Online. Заканчивается тестирование Albion, очень похожей на, опять же, Ultima Online.

В EVE в этом году была самая большая война в истории игры, когда внутриигровые корпорации разрушили кораблей на сотни тысяч долларов и перестроили геополитику с нуля. Ещё разработчики разрешили играть без подписки, но с ограничениями. Старые воротилы ищут, как можно воспользоваться легионами «бесплатников», чтобы заработать или отвоевать у других корпораций сектор другой — атмосфера в EVE, как обычно, своя.

EVE Online

Но у EVE, как бы разработчики ни старались упростить знакомство с игрой, есть одна большая проблема. Накал глобальной политики, сражений с риском потерять что-то ценное — всё это действительно волнует. Но многим попросту не хочется тратить от двух часов в день, чтобы поддерживать своего персонажа в тонусе.

Поэтому даже в песочницах виден сдвиг в сторону сессионности. Ark, DayZ, Rust, H1Z1, The Culling, Life is Feudal и прочие дают похожие чувства, но в них можно играть просто так — понемногу и безо всяких социальных обязательств.

Это очень занимательная тенденция. Интересно увидеть, во что она выльется в следующем году, когда большая часть этих игр выйдет из Early Access. Ну или за дело возьмется большая студия. Как Ubisoft.

Мнение эксперта

Илья Марьясов, руководитель отдела аналитики департамента оперирования игр Mail.Ru Group

Индустрия MMO находится перед очередным этапом своего развития и изменения, что обуславливается изменением игровой культуры — стриминг и киберспорт трансформирует игровое сообщество куда сильнее экспериментов в области игрового дизайна. Происходит постепенная миграция аудитории на мобильную платформу, как на основной entertainment screen.

Из-за этого мы могли наблюдать весьма неожиданные приобретения: Tencent — Supercell, Activision Blizzard — King. И если говорить о Tencent как о лидерах рынка и посмотреть на озвученную ими стратегию, то можно увидеть, что они впервые решили фокусироваться не столько на играх, сколько на создании потребительской экосистемы вокруг них, совершенствуя свои сервисы в области стримов, ивентов и разнообразной продюсерской деятельности. В целом, можно говорить о том, что новая игровая субкультура завершает свое оформление.

Если посмотреть на новинки рынка онлайн-игр 2016-года, то основным событием для MMORPG я бы назвал развитие франшизы World of Warcraft. Выход аддона и фильма благоприятно сказались на аудитории проекта, и оба эти события были приняты достаточно позитивно.

В то же время, если посмотреть на онлайн-игры в более широком контексте, то нельзя не отметить успешный запуск Overwatch, продолжающиеся состязания между LoL и Dota2 в размере призовых фондов, запуск Battlefield 1. Если выбирать из этих событий, то мои симпатии снова оказались бы на стороне Blizzard — ведь им удалось потеснить League of Legends в корейских топах, пусть и на некоторое время.

Онлайновая ролевая игра года — The Division

The Division

Про The Division часто встречаются отзывы такого плана: «Вот все в ней хорошо. Графика от бога, пусть даже хуже трейлеров с Е3. Нью-Йорк классный и почти как настоящий. Стрелять — интересно. Но, блин, зачем из этого сделали онлайновый шутер про лут и гринд?»

В этой вселенной могла бы получиться хоть Splinter Cell в открытом мире, хоть The Last of Us про восточное побережье. Всюду рассказ истории через окружение: все эти плакаты, агитки, надписи грязью по стене, кучи мусора ручной работы. В The Division очень хорошо нарисован город после катастрофы. Более того, если ты знаешь реальный Нью-Йорк, то автоматически сможешь ориентироваться и здесь.

Да, жаль, что из этой игры не сделали какую-то другую — но это разговоры о том, чего никто не обещал. Из The Division вышел очень хороший шутер про лут и гринд, которому просто повезло на одни из лучших декораций в видеоиграх.

Но когда мы говорим об онлайновых играх, первого впечатления мало. Все упирается в долговечность, и тут The Division внезапно проходит проверку.

Ubisoft в этом году молодцы хотя бы потому, что вывели две свои онлайновые игры из затяжного падения в рост. Первая – Rainbow Six: Siege. Её избавили от стартовых проблем, дополнили очень уместным контентом, и теперь продлили поддержку на второй год.

The Division – вторая.

Она долго к этому шла. Летом было похоже, будто игру забросили, но в октябре вышел патч 1.4, и The Division приняла свою суть. Она — Diablo с укрытиями, поэтому в ней должно быть много классных трофеев. Много, а не как раньше, когда для минимального апгрейда приходилось гриндить неделями. Навыки перебалансировали, чтобы было интереснее пробовать разные сборки. Противники стали меньше жить, но больнее бить.

«Выстрелили» эксперименты. В режиме Survival из дополнения весь прогресс ужали до напряженной двухчасовой сессии, и получилась едва ли не лучшая версия «голодных игр» в пику The Culling и ее друзьям.

К ощущениям от первого опыта в PvP-области Dark Zone, где любой может как поддержать тебя, так и убить на месте, добавился новый баланс, с которым умереть намного проще. Не успел добежать до костра — замерз. Пробежался по открытому двору — заметили, застрелили. Хорошо выдержанный, напряженный режим, единственная проблема которого — он существует отдельно от основной игры. Может быть, временно.

Одно не изменилось: это всё ещё игра про лут и гринд. Но это то, что The Division делает, и делает очень качественно. Среди новых онлайновых миров в этом году ей не было равных.

Другие номинации, а также розыгрыш Xbox One S — на странице нашего большого спецпроекта «Итоги 2016».

#итоги2016

Статьи по теме
Лучший сюжет 2016 года: искусство рассказывать истории
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться