[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Артемий Козлов", "author_type": "self", "tags": ["gravityrush2","\u043e\u0431\u0437\u043e\u0440\u044b"], "comments": 9, "likes": 49, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section": "default" }
3 473

Сквозь боль и радость: обзор Gravity Rush 2

Продолжение лучшей игры про свободное падение и хождение по отвесным стенам.

Поделиться

В избранное

В избранном

Gravity Rush — игра про полёт, причем очень специфическая: главная героиня, Кэт, больше падает, чем летает. Вы задаете направление, нажимаете кнопку, и девушка начинает неуклюже кувыркаться в воздухе, пока не впишется в стену, или вы сами её не остановите.

И летать (падать?) в Gravity Rush — невыносимое удовольствие даже на карманной PlayStation Vita, где она впервые и вышла. Вычурный воздушный город Хексевилль, напоминающий одновременно «Город потерянных детей» и раздавшийся вдесятеро «Ходячий замок Хаула» — лучший полигон для девушки, умеющей ходить по потолкам и падать налево, направо и вверх.

Первая Gravity Rush заканчивалась внезапно, многие линии остались незаконченными — ей нужно было продолжение. Хотя бы чтобы понять, откуда вообще взялась Кэт с её способностями.

Взлёт

Первое, в чем поднялась Gravity Rush 2 — это ощущение масштабов. Она вовсю пользуется мощностью домашней консоли, которой не было у первой части: тогда всё вытягивал великолепный арт-дирекшн, но из-за Vita во многом приходилось идти на компромиссы, включая размеры уровней и дальность прорисовки.

В Gravity Rush 2 больше цветов и намного больше пространства. Едва прибыв в большую центральную локацию, сразу видишь около десятка больших парящих островов, и обнаруживаешь, что долететь можно до каждого. Свысока они кажутся совсем маленькими, но стоит спуститься вниз, пройтись по одним улицам с горожанами, занимающимися своими нехитрыми делами, понимаешь, насколько всё огромное.

А потом оказывается что внизу, под облаками, есть ещё целый город такого же размера. И сверху тоже. А между ними — никаких подзагрузок, только облака и несколько сотен ярдов, которые нужно пролететь.

Передвижение устроено почти так же, как в ремастере первой Gravity Rush для PS4, но появились два альтернативных стиля — стиль Луны и стиль Юпитера, между которыми можно переключаться на лету. Первый делает Кэт очень лёгкой, чтобы прыгать выше самых высоких крыш. Второй утяжеляет её, и она со всей дури бухается на землю. Пользоваться ими или нет — дело вкуса: в первую очередь, несмотря на новые приёмы, стили больше влияют на ощущения от игры, чем на возможности.

Gravity Rush 2 не даёт поводов целенаправленно исследовать мир, кроме тех, которые придут вам в голову сами. Фотокамера, которую Кэт дарят в самом начале, намекает: нужно просто летать, смотреть вокруг и фотографировать. Можете выкладывать снимки в сеть, собирать условные «лайки» и получать за это символическую денежку. Можете фотографировать сундуки, с опять же, символическими вещами, чтобы другие игроки находили их по зацепкам с ваших фотографий. Но это важно только если вы решили зачистить игру на 100% или изо всех сил охотитесь за моэ-костюмами для Кэт.

Ещё по миру разбросаны кристаллы, которые тратятся на усиление способностей. Целенаправленно искать их незачем — и так везде полно. Но не меньше четверти времени я просто летал по городу и собирал эти кристаллы. Очень успокаивает — особенно после какой-нибудь особенно неаккуратной сюжетной миссии.

Падение

В миссиях — основных и побочных, где раскрываются второстепенные персонажи — перед вами ставят конкретные цели, и как раз тут больное место Gravity Rush 2. В них редко придумывают, что интересного можно сделать со способностями Кэт, а обычно, напротив, отбирают их и заставляют выкручиваться. Иногда получается хорошо. Чаще — нет.

Первая часть страдала тем же, но тут проблема ещё заметнее — раньше, к примеру, было гораздо меньше миссий про скрытность. Королеве гравитации часто приходится избегать врагов, не имея для того никаких средств — ни теней, ни гаджетов, ни особых движений. Просто бегаешь, неловко прячешься за углами и выжидаешь. Сделал лишний шаг, случайно взлетел, заметили — моментальное поражение.

У таких миссий есть полезная черта — они мотивируют спуститься на землю. Пройтись по местам, на которые иначе не стал бы обращать внимания. Без них я, возможно, не увидел бы ни коридоров трущоб где-то далеко внизу, ни тайных гротов под небесными особняками, где прячется от суеты избалованная богема. Но это далеко не всегда оправдывает пренебрежение действительно сильными механиками.

И, как если бы этого было мало, многие задания строятся на повторениях. Побил волну врагов? Побей ещё одну. И ещё одну. И ещё одну. Сражения стали чуть лучше: в первой части все они проходились одним и тем же ударом с воздуха, а теперь многие враги умеют уворачиваться. Против них пригодится знакомая способность Кэт швырять мусор телекинезом. Но если стычки не раздражают, в дело вступают таймеры и квоты. Собрал только 29 предметов из тридцати до истечения времени? Плохо, начинай заново.

В конце концов, прежде чем браться за очередное задание, приходится бороться с сомнениями. А надо ли мне оно? А того ли я хочу? Может, я тут просто так полетаю?

Выручает сюжет.

И снова взлёт

Кэт — восхитительная героиня. Девица с амнезией, улыбчивая, жизнерадостная и простая как пень. Её гиперактивность переносится на отношение ко всему, что тут есть.

Кэт как будто ничего не замечает. Вы можете пнуть ребенка с воздушным шариком, посмотреть, как шарик улетает за облака — и сделать красивое фото. Можете устроить погром на рынке. Или взлететь, случайно зацепить гравитационным полем человека, отправить его в пропасть — никто и слова не скажет. Скорее всего, бедняга разобьется насмерть, но какая разница, так ведь весело!

Мысли Кэт вечно куда-то спешат. В первой части она могла взяться за обычное почтовое поручение, а в итоге застрять в пространственно-временной аномалии и вернуться домой через год. Во второй — очень похоже.

Начало сюжетной миссии почти никогда не отражает, чем она закончится. Обычная работа на побегушках вдруг резко ставит боком проблему социального расслоения в мире и заставляет «выносить» целый отряд ополчения. Скрытное проникновение на военную базу заканчивается джаз-концертом, в котором Кэт — певица в красном платье, а вы выбираете за неё слова.

Только что ты занимался одним, а потом забыл, что делал, и переключился на что-то совершенно другое. Это синдром дефицита внимания — но в нём своё очарование.

В то же время Gravity Rush 2 метко проходится по вопросам, на которые не ответила первая часть. Она начинается с новых мест с новыми действующими лицами и, кажется, совсем уж мелкими проблемами. Под конец же подхватывается вообще всё, что успело накопиться за две игры, и по грандиозности происходящее улетает куда-то далеко в космос.

Путь выматывает. Насколько Gravity Rush 2 лёгкая и приятная во время свободных полетов, настолько же она утомляет в большинстве основных и побочных заданий. Но сюжет постоянно несет в неожиданные степи, причем несет его так красиво, что одно только это заставляет превозмогать.

Так и получается: Gravity Rush 2 — одна из тех игр, в которые может быть очень больно играть, но о которых невероятно радостно вспоминать.

#gravityrush2 #обзоры

Статьи по теме
Твиттер британского подразделения PlayStation «перевернулся» в рамках продвижения Gravity Rush 2
Если бы Dark Souls была free-to-play: обзор Let It Die
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться