[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Роман Новиков", "author_type": "self", "tags": ["halflife","steam"], "comments": 31, "likes": 42, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section": "default" }
8 675

«В конечном итоге, всем было наплевать»: что происходит с Half-Life 2: Deathmatch

Взлёт и падение киберспортивной версии популярного шутера.

Поделиться

В избранное

В избранном

Half-Life 2: Deathmatch вышла через две недели после выхода оригинальной игры и долгое время была лидером по количеству активных пользователей в Steam — в 2006 году, на пике популярности игры, их количество превышало 20 тысяч. Портал PC Gamer поговорил с двумя ветеранами соревновательной Half-Life 2 и узнал, что происходит на её серверах более, чем десять лет спустя.

Геймеры, скрывающиеся под никами TheRealQuAz и Maxtasy, пришли в Half-Life 2: Deathmatch в 2008 году и быстро вошли в число её лучших игроков. В то время проект привлёк внимание множества киберспортивных лиг, например американского филиала Electronic Sports League, проводившего любительский чемпионат в формате 1 на 1, победителем которого раз за разом становился игрок под ником Serino.

Во многом именно из-за отсутствия конкуренции, ESL так и не вывела турниры по игре на следующий уровень. Но TheRealQuaz уверен, что крупные киберспортивные лиги должны были дать HL2DM ещё один шанс.

Я так и не понял, почему игра прошла мимо больших лиг, ведь матчи профессионалов были очень зрелищными.

TheRealQuAz, ветеран Half-Life 2: Deathmatch

В итоге, большая часть турниров проводилась под эгидой сайта Clans United, являвшегося крупнейшей европейской платформой для любителей соревновательной Half-Life 2. На сайте существовала развитая система из пяти дивизионов, в рамках которых проходили игры в формате 1 на 1, 2 на 2 и 3 на 3.

TheRealQuAz отмечает, что, несмотря на высокий уровень игроков, отсутствие должного уровня организации часто приводило к конфликтам внутри фанатского сообщества.

В первом дивизионе были собраны лучшие из лучших. Но, несмотря на высокий уровень матчей в нём всегда была лишняя драма, обвинения в жульничестве и скандалы.

TheRealQuAz, ветеран Half-Life 2: Deathmatch

В сентябре 2010 года Valve серьёзно переработала Half-Life 2: Deathmatch, среди прочего убрав баги, которые часто использовались геймерами. Многие не захотели учиться игре во второй раз и к 2012 количество дивизионов сократилось до двух.

Как раз в это время TheRealQuAz решил создать команду для игры 3 на 3, пригласив в неё своих друзей Lancelot и Bangelo. Вместе они прошли чемпионат без единого поражения, но из-за сокращения количества дивизионов не перешли на уровень выше. Это не очень понравилось Bangelo, который решил покинуть состав.

TheRealQuAz, в свою очередь, взял на себя руководство одним из дивизионов. Игрок был поражён тем, насколько пассивным стало сообщество поклонников HL2DM и решил поделиться этим с бывшим партнёром по команде, дав права администратора Bangelo. Через некоторое время QuAz обнаружил, что тот удалил всю базу данных сайта, большая часть которой не имела резервной копии.

Остался только не доведённый до ума Зал Славы. Реакция сообщества была разной, кто-то был в ярости, кто-то считал, что время пришло. В конечном итоге, всем было наплевать. Так и закончилась история Clans United.

TheRealQuAz, ветеран Half-Life 2: Deathmatch

В 2013 году несколько членов фанатского сообщества попытались создать на базе Clans United новый сайт, названный Old School Community. Он функционирует и по сей день, но далёк от популярности своего предшественника.

Сейчас на серверах HL2DM можно обнаружить около 300 игроков, половина из которых играет в ролевой режим, просто получая игровую валюту за нахождение на сервере. Остальные изредка играют 1 на 1. Несмотря на то, что мастерство ветеранов игры впечатлило автора PC Gamer Джо Доннелли (Joe Donnelly), сами они не верят в возрождение интереса к проекту.

HL2DM — забытый ребёнок Valve. Думаю, новый проект во вселенной будет связан с VR, так что в него тяжело будет добавить полноценный Deathmatch, а в киберспорте у компании есть такие успешные игры как Dota 2 и CS:GO. Но всё же я надеюсь, что мы когда-нибудь увидим Half-Life 3: Deathmatch.

Maxtasy, ветеран Half-Life 2: Deathmatch

TheRealQuAz так же убеждён, что проект Half-Life 2: Deathmatch мёртв, и боится, что при разработке следующей части Half-Life разработчики будут трудиться в ином направлении. Впрочем, в душе геймера продолжает теплиться надежда на появление новой версии его любимой игры, и он утверждает, что готов помочь Valve в её создании.

Я надеюсь, что рано или поздно они создадут шутер с похожей механикой, но более развитым соревновательным элементом. Очень хотелось бы принять участие в его разработке.

TheRealQuAz, ветеран Half-Life 2: Deathmatch

Доннели, в свою очередь, отмечает, что, несмотря на то, что история заката Half-Life 2: Deathmatch довольно печальна, подобный финал выглядит довольно логичным — проект является заложником тенденций современного киберспорта, а также своего бренда, в котором может так и не выйти ни одной новой игры.

Глядя на всё это, журналист заявил, что видит некий символизм в том, что самой популярной картой в HL2DM является тюрьма.

#halflife #steam

Статьи по теме
Сотрудник Valve анонимно рассказал, почему Half-Life 3 так и не вышла
В номинации «Игра, которая заслуживает сиквел» пользователи выбрали Half-Life 2: Episode Two
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться