[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "clmf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-229719-0", "render_to": "inpage_VI-229719-0-952491735", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxeub&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ] { "gtm": "GTM-NDH47H" }
{ "author_name": "Сергей Сабуров", "author_type": "self", "tags": ["\u043e\u0431\u0437\u043e\u0440\u044b"], "comments": 2, "likes": 26, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
6 764

Карточный домик рушится: обзор Realpolitik

Насколько Realpolitik имеет отношение к реальной политике.

Поделиться

В избранное

В избранном

Реальная политика (нем. Realpolitik) — вид  политического курса, при котором идеологические, моральные и правовые соображения отступают на второй план перед практическими задачами — выиграть выборы, удержать власть, добиться превосходства во внешней политике. «Цель оправдывает средства» — вот его девиз.

В классических глобальных стратегиях типа Civilization политики как таковой почти нет. В относительно свежей серии Democracy есть политика, но нет игры, какой мы привыкли её видеть. А есть лишь довольно тяжелый в освоении тренажер государственного служащего. Большинство прочих глобальных стратегий с точки зрения реализма расположились где-то на отрезке между этими двумя полюсами.

Очередную попытку нащупать золотую середину предприняла польская студия Jujubee. Разработчики обещают игроку широкий набор инструментов, чтобы он мог почувствовать себя настоящим мировым лидером. С игровой заставки на нас смотрит мужчина в дорогом пиджаке с усталым циничным взглядом, похожий на Фрэнка Андервуда из сериала «Карточный домик», и как будто говорит нам: «сынок, здесь всё по-взрослому».

«Взрослая» политика

На рубеже 20-х годов XXI века Организация Объединенных Наций как международный институт полностью изжила себя. Присоединение Россией Крыма и восточных областей Украины, продолжающаяся экспансия ИГИЛ и нескончаемые войны во всех концах света показали, что вера в мирное сотрудничество и взаимное уважение национальных интересов навсегда ушли в прошлое.

В попытках сохранить реальную политическую значимость ООН, Генеральная ассамблея и должность Генерального секретаря были упразднены. В реформированный Совет безопасности вошли 12 наиболее экономически развитых государств, которые отныне открыто вершили мировую политику лишь в собственных интересах. Их нескончаемые интриги, создание и разрушение коалиций и временных союзов определили судьбу человечества на долгие десятилетия вперед.

Историческая справка
Голосование в местном ООН. Демократические Россия и Нигерия препятствуют козням тоталитарных США и Франции

Важное новшество, которое предлагает Realpolitik — это плавающая система государственного устройства, которых в игре всего три — демократия, авторитаризм и тоталитаризм. Демократы наиболее устойчивы к экономическим трудностям. Тоталитарные режимы могут вести неограниченные войны и мухлевать с результатами выборов, однако им довольно сложно завести друзей. Авторитарные государства же представляют собой нечто среднее, оставляя игроку гибкие возможности для действий на мировой арене.

В большинстве других стратегий игрок может в любой момент сам определить форму госустройства своей страны, получив за это определенные бонусы — те, которые нужны ему в данный момент игры. Но здесь форма правления определяется вашими практическими действиями. Поэтому если то и дело бряцать оружием, вести торговые войны и притеснять собственных граждан, то местный Freedom House запишет вас в диктаторы, а в ООН погрозят пальчиком и введут санкции.

Раз в четыре года выборы показывают, насколько ваше государство приблизилось или отдалилось от демократии. Их можно подтасовать. Но население воспримет такой шаг без восторга

Кажется, что вот она — обещанная realpolitik. Лавируйте между обычным для игрока-стратега желанием подчинить всё и вся и необходимостью сохранять респектабельную репутацию. Но едва-едва игрок входит во вкус, как оказывается, что лавировать, собственно, почти нечем.

Экономика в игре построена по упрощенной модели. Игрок жонглирует тремя типами ресурсов: деньги, полезные ископаемые и условные «очки действий» (action points). Экономические манипуляции проходят по схеме: потратили немножко денег, увеличили прирост ископаемых. Затем потратили чуть больше ископаемых — увеличили ещё прирост денег. И так по кругу. Очки действий необходимы и для того, и для другого. А также для так называемых проектов.

В провинции построены все пять возможных «домиков». На этом роль регионов в игре полностью исчерпана

Проекты — клон «национальных фокусов» из Hearts of Iron 4 (Paradox Interactive). Некие модификаторы, активировав которые, игрок получит бонус к тому или иному параметру или как-то изменит расстановку сил на глобальной карте. Ещё один реверанс в сторону «Парадоксов» — регулярное появление случайных событий, которые двигают вперёд сюжет (он здесь есть), задают тон отношений между странами и влияют на экономику. Само по себе это заимствование удачных находок из других игр не плохо. Но, к сожалению, манипулирование этими двумя механизмами — «проектами» и «ивентами» — составляет 90% геймплея.

К началу 40-х годов XXI века политическая карта мира серьезно изменилась. Союзное государство России и Белоруссии, задуманное ещё полстолетия назад, стало реальностью. Российская Федерация заявила права на обширные территории в Арктике и основала несколько поселений за пределами Земли. Огромные финансовые вливания помогли преодолеть разногласия с Украиной, образовав вместе с ней, Молдовой и Казахстаном единый военно-политический блок. Злые языки говорили, что Россия просто купила себе союзников. И это было недалеко от истины.

В ответ на российскую экспансию страны Балтии объединились в одно государство для зашиты от возможной военной агрессии. В союзе с Польшей и Германией этот альянс стал главной антироссийской силой на европейском континенте. Аналогичным стало объединение в федерацию стран скандинавского полуострова.

За пределами Европы в этот период кипят постоянные войны. 

Исламское государство полностью подчинило себе территории Ирака. Иран захватил большую часть Афганистана. Индия и Китай, США и Канада, Бразилия и Аргентина — для этих и многих других государств война, часто с применением ядерного оружия, стала постоянной частью действительности. Впрочем, после реформирования ООН, агентство МАГАТЭ признало, что вред окружающей природе от ядерных ракет наносится совсем несущественный и их можно применять в войнах почти без ограничений.

Историческая справка

Евразийский Союз и прогерманский блок. 50 лет в состоянии «заклятой дружбы»

С первых лет и до конца партии не отпускает ощущение, что это не вы играете в игру, а игра сама показывает вам картину «реальной политики» в XXI веке — такой, какой её видят разработчики из Jujubee.

Экспансия ислама, объединение России и Белоруссии, выход человечества в космос, нехватка полезных ископаемых и даже простой воды — эти и многие другие события проходят перед вашими глазами как картинки в старом диафильме. Вы видите их, понимаете, что они имеют какое-то отношения к миру игры, но не взаимодействуете с ними. Игра играет в себя сама. А вы в это время повторяете однотипный набор действий — копите ресурсы, чтобы было чем активировать проекты и ивенты, которые должны принести ещё больше ресурсов, которые, откроют новые ивенты, которые потребуют новых ресурсов. И так далее.

Вы можете объявить войну соседу и аннексировать его, можете, наоборот, попытаться стать его другом. Но всегда есть риск, что где-то внутри игры прописан скрипт, который в указанный момент скажет: «Так, ребята, хорошего понемножку. Теперь ты и ты — злейшие враги/лучшие друзья». И лишь правильно выбранный 30 лет игрового времени назад проект может дать вам призрачный шанс переспорить этот deus ex machina.

Одно из множества игровых событий. Не надейтесь, что вложив кучу денег, вы сможете подружиться с Польшей. Через год она снова будет вас ненавидеть. Но жалеть о потраченном тоже не стоит. Размер госбюджета таков, что позволил бы купить Польшу целиком, если бы разработчики дали игроку такую возможность

Конечно, возможно, и есть в этом какая-то «великая сермяжная правда». В реальности государственные деятели даже самого высокого уровня отнюдь не так лихо отплясывают чечётку на сцене внутренней и внешней политики, как это привыкли делать любители компьютерных стратегий. Есть непреодолимые обстоятельства — огромные миллионные массы людей со своими интересами, целями и мечтами, управлять которыми совсем не просто.

Какую цель преследовали разработчики? Показать, что как бы ни кичились политики, их власть над мировыми событиями весьма и весьма ограничена? Если так, то Realpolitik — игра поистине уникальная. Это не цветастые солдатики и домики Civilization, и не сухие статистические сводки Democracy. Нечто третье.

Даже военные действия не спасают игру. «Накопи побольше денег, построй побольше улучшенных солдатиков и задави врага мясом» — рецепт, работавший со времен Dune 2, сохранился в неприкосновенности

Фрэнк Андервуд с главной заставки говорит нам: «что ж, сынок, делай вид, что правишь миром, если так такого хочешь. Но вот это, это и это я оставлю себе. И ничего ты мне не сделаешь».

У Jujubee, безусловно, получился интересный эксперимент. Своего рода Heavy Rain от жанра глобальных стратегий, где игроку нужно лишь время от времени нажимать кнопки и следить за разворачивающимся сюжетом. Но для игроков, привыкших к более широкому разнообразию  игровых инструментов и механизмов, игра покажется слишком бедной на возможности.

К концу XXI века Российская Федерация была несомненным мировым лидером. Первая страна по уровню ВВП, а также уровню финансовых резервов. Первая по территории, включающей, в том числе субъекты федерации на большинстве планет Солнечной системы. Вторая по численности армия, лишь немного уступающая китайской, и четвертое по численности население, составляющее почти полтора миллиарда человек.

Марс наш!

Однако далеко не все сложности были решены. Огромный наплыв военных беженцев с Ближнего Востока, иммигранты и плохая демография привели к тому, что из традиционно христианской страны Россия стала мультикультурным и мультирелигиозным государством, что не добавило режиму стабильности.

Могучий Евразийский Союз, существование которого грело сердца многих русских патриотов, не принёс настоящего потепления в отношениях между Россией и её соседями. Политическая лояльность национальных элит покупалась ежегодными дотациями. Все эти безвозмездные кредиты, займы и добровольные пожертвования, необходимые для сохранения большого геополитического союза, подогревали недовольство простых граждан. Но таких было меньшинство. Ведь, несмотря на то, что в течение всего века российская власть была далека от подлинной демократии, по-настоящему радикальных оппозиционеров в стране не было.

Низкие налоги, доходы от продажи полезных ископаемых и стабильный мир обеспечили государству устойчивость в то непростое время, пока во всех остальных регионах мира шли войны и гремели взрывы ядерных бомб.

«Смог ли кто-нибудь сделать больше?» — говорил пятый президент страны во время своей второй иннаугурационной речи в 2080 году. — «Нет, не смог бы. А что до имеющихся проблем, то уверяю вас, мы их по мере возможности решаем. Вы пока лучше посмотрите на цифры статистики».

Историческая справка
Ну что же, посмотрим

#обзоры

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Узнавайте первым важные новости

Подписаться